Бульвар не выдержал двоих

Анонс фильма «Человек с бульвара Капуцинок» режиссера Аллы Суриковой

film.ru
Выходит «Человек с бульвара Капуцинок» Аллы Суриковой — невыразительный сиквел народной комедии о воспитании нравов с помощью искусства.

Когда вышла «Ирония судьбы. Продолжение», все только и делали, что соревновались в остроумии, угадывая, какие хиты советского кино ожидает скорая сиквелизация. То есть, в переводе на русский, с каких популярных сюжетов можно собрать капусты за неимением оригинальных идей. Версии выдвигались самые смелые, и некоторые из них оказались трагическим образом недалеки от реальности. Вскоре появилось «Возвращение мушкетеров»; затем поползли пугающие вести, что компания «Леополис» снимает сиквел «Служебного романа».

И вот, пожалуйста, новый удар: в прокате «Человек с бульвара Капуцинок».

Ситуация с сиквелом «Человека с бульвара Капуцинов» (народной комедии о том, как синефил мистер Ферст решил изменить с помощью кинематографа мир и воспитать в драчливых ковбоях чувство прекрасного) кажется на первый взгляд небезнадежной. Во-первых, в авторах картины числятся все те же режиссер Алла Сурикова и сценарист Эдуард Акопов. Во-вторых, кастинг фильма не упрекнуть в недостатке остроумия: на главные роли взяты дочери Андрея Миронова и Михаила Боярского — актеров, которые сыграли в оригинальной картине. Уж не говоря о том, что едва ли не в каждом эпизоде здесь сидит какая-нибудь звезда — от Алексея Панина до Николая Фоменко. Словом, вполне мог бы получиться капустник, соответствующий по размаху старому «Человеку с бульвара Капуцинов».

Да и финт с модернизацией сюжета придуман простой и потешный: идея о воспитании нравов искусством осталась прежняя, а действие с Дикого Запада перенесено в современную Россию.

А уж в то, что ее обитатели не уступают в буйности приснопамятным ковбоям, поверить несложно: действительность перед глазами.

Отчаянно коверкающая слова иностранным акцентом правнучка Джонни Ферста Мария (Миронова) прибывает в российскую провинцию (фильм снимался в Муроме) прямиком из Техаса. Первая сцена повторяет начало «Человека с бульваров Капуцинов»: на автобус, в котором едет Маша, нападает кучка грабителей, а затем сюжет берет крутой поворот. Госпожа Ферст приехала, чтобы снять в России великий фильм в память о советском кинематографе, который она нежно любит и уважает. Девушка привезла с собой $5 миллионов, и на них сразу находятся охотники: жаждущий оприходовать бюджет бандит (Булдаков) выдает себя за продюсера, а местных братков приводит в качестве сценаристов, режиссеров и актеров.

А теперь собственно о фильме:

«Человек с бульвара Капуцинок», к несчастью, выглядит именно так, как должен выглядеть продукт творчества героев картины.

То есть людей, которые камеру видят в первый раз, а сценариев не то что никогда не писали, а вообще русским языком владеют неважно. Получилось почти два часа разваливающейся на куски бессвязной истории и длинных несмешных диалогов. Горе-сценарист неправильно ставит ударение в слове «писать» (таков общий уровень острот), патриотизм бьет ключом («Гарвард — отстой. Лондон — дерьмо. Я Родину люблю»), шутки повторяются по два-три раза, чтоб наверняка. В общем, от старого фильма здесь разве что нарочито комедийные драки (так в современном отечественном кино бандитские разборки и вправду никто не снимал), да кратенькие выходы Боярского с Ярмольником.

Сурикова говорит, что не стоит сравнивать фильмы: мол, смотрите непредвзято — и тогда получите удовольствие. Но как не сравнивать, когда перед нами очередная демонстрация феномена нынешнего российского кинематографа, который силится и пыжится, но никак не может дотянуться до уровня советского кино? Режиссеры не те? Да те же, Сурикова например. Сценаристы? Вот вам Апопов. Актеры?

Да, в фильме не хватает экспресии Караченцова и грустной улыбки Миронова, но в целом звезд в картине так много, что рябит в глазах.

Что же не так?

Возможно, ответ был дан в конце «Человека с бульвара Капуцинов»: виноват делец мистер Секонд, развративший зрителей низкопробным трэшем, ужасами, насилием, боевиками и эротикой, — и кино навсегда утратило ту детскую непосредственность, что прорывалась в советских комедиях. Разница очевидна едва ли не с первых кадров: в оригинальном фильме апогеем развязности была обнаженная нога в чулке — «Капуцинки» стартуют с голых грудей и задниц. Видимо, пора завязывать с ожиданиями: такого кино, как раньше, уже не будет. Поэтому действительно лучше не сравнивать, а просто пересматривать старые фильмы и в сотый раз смаковать. «Сэр, это был мой бифштекс».