Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Трудно будет не дольше года»

Интервью с Эдуардом Ратниковым

беседовал Ярослав Забалуев 17.03.2009, 13:46
TCI

Президент промоутерской компании TCI Эдуард Ратников рассказал «Парку культуры» о подробностях предстоящего концерта героев нулевых Limp Bizkit, реконструкции Зеленого театра, планах на будущее и существовании промоутерского бизнеса в условиях кризиса.

Не так давно в прессе появились сообщения о воссоединении группы Limp Bizkit: два заклятых друга, одни из первых лиц рока начала нулевых вокалист Фред Дерст и гитарист Уэс Борланд в очередной раз помирились для активной концертной деятельности и записи альбома. Одним из первых пунктов в летнем туре группы заявлена Москва. Чтобы выяснить подробности одного из самых громких событий грядущего лета, корреспондент «Парка культуры» встретился с Эдуардом Ратниковым — президентом компании TCI, выступившей организаторами концерта.

— Поскольку ближайшим крупным концертом, организованным вашей компанией, будет выступление группы Limp Bizkit, хотелось спросить: почему именно эта группа? Как так вышло? До недавнего времени было ощущение, что группа перестала существовать…

— Ничего такого сверхъестественного я, наверное, рассказать не могу. Со мной абсолютно в рабочем порядке вышел на связь агент Limp Bizkit — мой старинный товарищ, с которым мы пропустили не одну кружечку пивка в Лондоне и не один раз. Кроме того, вместе с ним мы уже делали ряд проектов — Motorhead, Biohazard… Он позвонил мне и спросил, какое предложение мы можем сделать для группы. Все это было страшно неожиданно, он буквально через неделю летел в Лос-Анджелес, встречался с Фредом Дерстом насчет какого-то варианта европейских гастролей. Бизнес работает, конечно, прагматично и цинично — к сотрудничеству в таких случаях приглашается много промоутеров. Контракт, соответственно, заключается с тем, чье приглашение в смысле финансов и маркетинга наиболее привлекательно. Но, судя по всему, в этот раз нам повезло больше: времени было мало, агенту срочно надо было обсудить молниеносный план летнего тура группы. Напомню, что это было еще до официального заявления о воссоединении Limp Bizkit. Кроме нас, предложение никому сделано не было.

Я просчитал несколько вариантов: Ледовый дворец в Петербурге, в Москве — Ходынку, Зеленый театр или Олимпийский. Проработав все эти площадки, я понял, что проект возможен только в Зеленом театре. Олимпийский занят под соревнования по художественной гимнастике, на Ходынке к концертам относятся не очень позитивно. Мы единственные и, наверное, последние, кто там работал. Это площадка правительства Москвы, и там сложно работать с концертами. Руководство Ходынки не заинтересовано в использовании арены и ведет крайне негибкую политику. Встретившись в Зеленом театре с руководством, обсудив, какие шаги мы можем сделать по небольшой реконструкции и косметическому ремонту, мы решили, что на этой площадке работать стоит. Кроме того, Limp Bizkit тоже понравилась идея поработать в Парке Горького. Россия была утверждена в концертном графике группы чуть ли не первой. Это вдохновляет, мы постараемся удивить менеджмент красивой и слаженной работой.

— А о подробностях воссоединения группы у вас нет более подробной информации? Гитарист Уэс Борланд еще недавно говорил, что никогда не вернется в группу…

— Эта часть айсберга находится довольно глубоко. Мы лишь концертный цех этой огромной индустрии.

— В официальном заявлении группы шла речь о том, что грядущий тур пройдет в поддержку нового альбома, который будет уже записан к моменту гастролей. По этому поводу что-то известно?

— В принципе, финансовая гарантия группе довольно высока, и я с самого начала задал вопрос: А что это за продукт? Что это за товар? Вас не было столько лет. Как мы будем подавать вас аудитории? Новые фэны еще не появились, а старые уже выросли. Сейчас группа собирается разогреть, взбодрить себя перед записью альбома, который выйдет не в мае, а, скорее всего, осенью. После этого они собираются повторить тур в поддержку альбома с теми же промоутерами. Это то, о чем мы беседовали с менеджментом группы в момент заключения контракта.

— Расскажите немного о реконструкции Зеленого театра. Эта площадка в последние годы считается почти заброшенной…

— И незаслуженно. Я могу показать фотографии аналогичных площадок в других странах — это престижнейшие площадки, концерты на которых забиты на пару лет вперед. А у нас она почему-то простаивает, быть может, из-за того, что она находится не в тех руках. Пусть Стас (Намин — ПК) на меня не обижается. Такая площадка в таком месте города и так нерационально эксплуатируется… Это, конечно, грех. А вы только представьте, конец мая, жарким летним вечером вы приходите на концерт. Но нет ни душной бетонной коробки, ни акустических проблем, связанных с отскоком звука от бетона. Мы гарантируем прекрасный концерт и прекрасные впечатления.

Мы планируем вместе с администрацией площадки заняться косметическим ремонтом и благоустройством площадки: будет покрашен фасад сценической арки в темный цвет, вырублен лишний кустарник, убраны ненужные провода. Кстати, по слухам, уже несколько лет идет спор между мэром Лужковым и Стасом Наминым, у которого долгосрочный договор на эту площадку. Мы также собираемся организовать на концерте в Зеленом театре специальные зоны для кафе под зонтиками, достаточное количество туалетных кабин… Времени для всего этого у нас достаточно. Мэр уже несколько лет хочет забрать Зеленый театр, а Стас пытается его удержать. По плану правительства Москвы на месте Зеленого театра должен быть восстановлен парк Демидовского дворца, с фонтанами и аллеями. Но это отдельная тема для отдельного разговора.

— Вам не кажется, что площадка маловата для такого большого концерта? Давки не боитесь?

— Давки не боимся. Благодаря тем барьерам, которые мы там будем использовать для разграничения зон, люди не смогут попасть, допустим, из амфитеатра в партер. Площадка рассчитана на 15 тысяч человек, мы делаем там 10 тысяч мест, что комфортно позволит людям разместиться на своих местах и получать удовольствие от концерта. Хороший вид на сцену из любой точки Зеленого театра гарантирован.

— С этим понятно. Давайте теперь поговорим о кризисе. Как существует компания? Какие перспективы? Сколько будут стоить билеты на концерты?

— Конечно, кризис нас не обошел. Поскольку все наши отношения с международным бизнесом происходят в свободно конвертируемой валюте, то гонорары в рублях сильно подорожали — на 30–40%. При этом покупательная способность населения упала на те же 30–40%. Это, как вы понимаете, убивает бизнес наповал. Чтобы продолжать делать бизнес, нужно большое мастерство. Ты должен быть как хороший летчик, который ведет самолет в страшном шторме, и ты должен точно знать, что делать, чтобы этот самолет не разбился. То есть нужно знать, как делать проект жизнеспособным и за счет чего понижать риски и повышать привлекательность. Сразу же приходится отказываться от потенциально запланированной прибыли: она, даже будучи когда-то запланированной, сейчас тает примерно в три раза. Мы стараемся работать, потому что не работать нельзя.

— То есть теперь вы стараетесь устраивать концерты только заведомо успешных артистов?

— Постараюсь ответить подробнее. Риск был и раньше достаточно велик. В какой-нибудь торговле риск гораздо меньше. Но нефть стоила $150 за баррель, у людей были деньги. Сейчас деньги тоже есть, но они заморожены, люди боятся их тратить. Они сократили свои издержки на развлечения, магазины и прочее. Тем не менее люди, конечно, продолжают ходить на концерты, они не могут совсем перестать — это духовная пища, как-никак. Это касается, разумеется, активной части общества. Неактивные как сидели, так и сидят перед телевизором с дешевым пивком. Люди ходят на концерты при двух условиях. Первое, самое важное: артист должен быть очень востребованным. И второе: цена на билет должна быть более демократичной. Люди не покупают билеты ценой выше трех тысяч рублей, притом что еще год или два назад они могли стоить и 5, и 7, и 10 тысяч рублей и в общем покупались.

Мы сейчас планируем очень масштабный проект — тур «Монстры рока» с участием Scorpions, Alice Cooper, Rasmus и Kingdome Come в июне по восьми городам, в основном по стадионам. Средняя цена на билет в туре не будет превышать 1–2 тысячи рублей. Это очень трудный по логистике новаторский проект, но такую работу мы очень любим, она нас буквально возбуждает. Нам интересно вместе с нашими местными партнерами все это создать своими руками и посмотреть, как это будет. Тур Scorpions в прошлом году, который мы делали, был чуть ли не самым успешным, как организационно, так и финансово, за всю историю нашего рынка.

— Давайте теперь вернемся к грядущему концерту Limp Bizkit. Ценовая политика будет такой же демократичной?

— К сожалению, сделать билеты по тысяче рублей нам не позволяет экономика. Артисты, как известно, работают не бесплатно, и ценообразование на билет заложено именно в гонораре артиста. В данном случае ожидание менеджмента Limp Bizkit было довольно высоким. Я не могу сказать цену контракта группы сейчас, но в прошлых турах она составляла $400–500 тысяч. Сейчас эта цена меньше, но не слишком сильно. Остальные ценообразующие факторы — рекламная кампания, стоимость площадки, подрядчики, наем персонала, транспорт, безопасность… Очень большой рекламный бюджет. Так вот, все эти факторы привели нас к цене на билет от двух до трех тысяч рублей, также мы планируем маленький сегмент вип-билетов по 5 тысяч рублей. Для сравнения: в прошлом году средний билет на Iron Maiden или Slipknot стоил 4–5 тысяч рублей.

Это обычный бизнес. Правда, бывают случаи, когда я предлагаю тот вариант, который считаю нормальным и здоровым для местного климата, а кто-то другой, неожиданно возникший на нашем рынке, приходит и предлагает в три раза больше. В этом заключается опасность нашего бизнеса — прощай, здравый смысл, здравствуй, алчность.

— Если с конкурентами так сложно, то как тогда вам вообще удается существовать на рынке?

— У нас есть свое ноу-хау, которое заключается во внутреннем содержании меня и моих помощников. Мир до сих пор держался не на алчности, а только на здравом смысле и любви к своему делу.

— Вы по итогам года остались в плюсе?

— Да, мы остались в плюсе. Мы на рынке уже 14 лет, и за это время у нас отменилось всего два концерта — Rammstein в 2002 году по распоряжению Лужкова и The Cardigans в 2004 году после взрыва возле гостиницы «Националь».

— В заключение расскажите о концертных планах компании на ближайшее время. Что нас ждет этим кризисным летом?

— Всех планов я, наверное, раскрыть не могу, но о тех событиях, которые уже подтверждены или находятся в стадии подтверждения, скажу. Итак, это уже упомянутые «Монстры рока», обсуждается концерт Оззи Осборна в конце мая в Москве и Питере.

— Оззи в Олимпийском?

— Я бы хотел организовать его тоже в Зеленом театре, но предложения конкурентов могут оказаться выше. Буквально сегодня у меня был довольно негативный разговор с менеджментом Оззи, и велика вероятность, что Оззи получат конкуренты.

Подтверждены Bloodhound Gang в конце июня — Питер (Главклуб) и Москва (Зеленый театр), подтверждена Эрика Баду в начале июля — Питер (БКЗ «Октябрьский») и Москва (Зеленый театр), еще не подтверждены, но все идет к тому — Korn в начале июля, а также Faith No More на середину — конец августа.

— Тоже в Зеленом театре?

— Скорее всего, может быть, мы сделаем этот концерт во дворце спорта «Лужники». Но я знаю, что у них уже есть очень финансово привлекательное предложение от «Б1 Максимум», возможно, им и достанется контракт. Но за такие деньги — вэлкам.

— Тогда еще раз о ценах на билеты…

— Мы будем делать на все эти концерты билеты в ценовом диапазоне 1000–2000 рублей. Если посмотрите на нашу историю, то мы вообще никогда не отличались большой жадностью в смысле цены на билет. Мы старались сделать так, чтобы билеты были побыстрее проданы, а люди и артисты остались довольны.

Осенью мы планируем большой тур Prodigy в поддержку альбома «Invaders Must Die». Кроме того, мы обсуждаем с Rammstein осенью — зимой российские концерты с новым альбомом, который сейчас они уже заканчивают. Мы с их менеджментом уже давно планируем сделать связь между Западной Европой и Дальним Востоком… Потихонечку начинается работа по подготовке этих концертов.

Что касается более дальних планов, то на следующий год ведутся переговоры по летним концертам AC/DC (два концерта) и U2. Что касается последних, то они серьезно рассматривают Россию в своем гастрольном графике на 2010 год.

— Ну хорошо, у вас обширные планы. А вы не боитесь, что все они рухнут летом, когда, по оценкам аналитиков, кризис ударит сильнее всего?

— Во-первых, я не думаю, что все так страшно. Хотя наше правительство, конечно, могло бы с такими ценами на нефть уже давно накопить необходимые средства и потратить их с умом. А они сидят с 8 триллионами рублей и думают, как они будут тратить их на пенсии и на госзарплаты. Это, на мой взгляд, странно. Если бы они вложили часть этих средств в поднятие внутреннего производства и товарооборота, построение столь необходимых в стране дорог — это все оздоровило бы нашу экономику и благосостояние граждан, о котором они так пекутся… Все эти прогнозы на лето меня удивляют. Все не так ужасно. И наше общество, и мировое сообщество будет выбираться из кризиса. Я не верю в какой-то колоссальный обвал, будет трудно, но не дольше года.