Поручик Ржевский не выпал

Выходит «Чернильное сердце»

ИТАР-ТАСС
Выходит «Чернильное сердце» с Бренданом Фрейзером — европейское фэнтези об ответственном отношении к чтению.

Что ни фильм — экранизация бестселлера. Последних в нынешние времена так много, что создается ощущение, будто человечество в едином порыве забросило дела и направило все жизненные ресурсы на перелистывание страниц. Роман «Чернильное сердце», ставший основой фильма Яна Софтли («Хакеры», «Планета Ка-Пэкс»), не исключение — он тоже бестселлер, впрочем, для разнообразия не англоязычный, его автор — немка Корнелия Функе. Наш любимый киноманский ресурс imdb.com радостно сообщает пикантные подробности: в процессе создания книги писательница фантазировала о Брендане Фрейзере. В хорошем смысле — по нему она писала главного героя.

И когда дошло до фильма, настояла, чтобы персонажа играл Фрейзер, хотя продюсеры надеялись затащить в картину кого-нибудь посолидней.

Сама же книжка, разросшаяся до трилогии, судя по всему, является расширением пословицы про слово, которое вовсе не птичка, а также сублимацией некоего затаенного страха перед библиофилами и сакральным процессом чтения. Дело в том, что семейство больших любителей печатных изданий Мэгги и Мо (Фрейзер) облагает генетическим даром материализовывать литературную действительность и героев книг, стоит им произнести прочитанное вслух. Происходит это не без некоторых пространственных нюансов: как известно, «если данный гриф возник здесь, в Соловце, значит, какой-то гриф (не обязательно данный) исчез на Кавказе или где они там водятся». Так что для равновесия вместо возникшего персонажа в его мир отправляется кто-то другой — тот, кто подвернулся поблизости. Если пытаться вычленить из этой истории какую-то мораль (должна же быть в сказке мораль?!), то «Чернильное сердце», видимо, учит ответственней относиться к словам, а особенно к чтению — стоит хорошо подумать, прежде чем брать в руки книгу, иначе может получиться, как с Мо.

Теперь он мотается по свету в надежде отыскать экземпляр повести «Чернильное сердце», дабы вернуть из него обратно (такие трансформации тоже возможны) близкого человека, попавшего в сказку в результате неудачных литературных экзерсисов.

Поиски осложняются тем, что злодей из упомянутой книжкии, перенесенный со своей свитой в наше время, успешно свыкся с XXI веком и не хочет домой в фэнтези, а потому скупил все издания романа. На хате у бандита, кстати, полнейшая кунсткамера, ведь он оказался единственным, кто догадался использовать способности мегачтецов вроде Мо в исследовательских и обогатительских целях.

А потому у него много золота, в конюшне сидит единорог, а в клетке — минотавр.

Кунсткамера же фильма дополнена факиром (Пол Беттани) из той же книги, который адски скучает по оставшейся в «Чернильном сердце» жене, и склочной тетушкой (Хелен Миррен).

Фэнтези уже набили оскомину и, кажется, наконец-то вышли из моды (к тому же, несмотря на $60-миллионный бюджет, который фильм пока не окупил, «Чернильному сердцу» в плане зрелищности до каких-нибудь «Хроник Нарнии», как «Обитаемому острову» до «Матрицы»), но от картины приятно веет безумием. Вряд ли вы догадаетесь, кого по ходу дела вытаскивают из их уютных книжечек герои, а между тем с неба сыплются то Золушка, а то и вовсе Тотошка. Да и нельзя не порадоваться прекрасному сюжетному ходу, который выдумала Функе: очевидно, его хватило бы не только на трилогию, но и полноценное собрание разножанровых сочинений. Представьте бондоподобный блокбастер, в котором коммунисты гоняются за персонажем Фрейзера, чтобы заставить его продекламировать все труды Маркса, Энгельса и Ленина, или эротический фарс о том, как Мо нечаянно вычитал из книги поручика Ржевского. Но пьесы Гладкова у него, к вящему сожалению, не было.