Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Вот мы опять живем в России

Фестиваль анимационного кино в Суздале

suzdalfest.ru
Завершилось одно из самых веселых кинематографических мероприятий — Открытый фестиваль анимационного кино в Суздале: в программе преобладали лубок и сказки, но в победители вышли экранизации Чехова и Саши Черного, а также лесное трио альтернативщиков.

Что такое фестиваль мультфильмов в Суздале? Для мультипликаторов — вроде ежегодного разбора полетов: смотр работ, возможность оценить общий мультипликационный контекст, потолковать о проблемах индустрии в целом и своих фильмов в частности. Ну и, конечно, это тусовка и совместные пьянствования, которые, как показывает общемировая практика, с точки зрения образовательного процесса порой оказываются не менее эффективны, нежели собственно серьезное специализированное обучение. Для зрителя непосвященного, коим, честно говоря, и является автор, открытый фестиваль — шанс взглянуть в лицо современной анимации, которую, за исключением полнометражных фильмов (а их в конкурсной программе этого года не было вовсе), если не варишься в мультипликационной жизни, увидеть не так-то просто.

Конечно, в Суздаль привозят далеко не все из того, что снимается, но в программу XIV фестиваля попало более 100 с лишним мультфильмов, причем все картины участвовали в конкурсной программе, а от информационной в этот раз отказались, так что, очевидно, попытка составить усредненный портрет современной мультипликации не лишена некоторых оснований.

Так вот, ежели судить по нынешней программе, то, во-первых, фильмы в большинстве своем делаются детские,

хотя говорят, что это особенность конкурса этого года — сплошь веселые комедийные истории, адаптации классики и сказки.

Даже те фильмы, что, скорее, относятся к разряду взрослых, как подтверждало присутствие на показах большого количества маленьких детей, совершенно спокойно можно показывать и двухлетнему ребенку.

Сразу оговоримся, были и исключения. Например, мультфильмы из серии «Реанимация». В проект входит не только анимация, но и комиксы, и даже музыка, и это попытка создания социальной антирекламы, направленной против наркотиков и алкоголя, на языке молодежной культуры. Причем не спешите подозревать «Реанимацию» в распиле денег Госнаркоконтроля: последний к проекту не имеет ровно никакого отношения, к тому же фильмы серии взялся показывать лишь на 2x2, а с протаскиванием сюжетов через Госкино бывают проблемы. И это не удивительно, ведь для госканалов «Реанимация» чересчур чернушна и скандальна. Взять, например, «Момент истины» Максима Полякова — сопровождаемую рэпом историю школьника, нюхающего клей. Или «Путешествия маленького принца» комиксиста и основателя фестиваля «КомМиссия» Хихуса: герой сказки Сент-Экзюпери путешествует по планетам алкоголика, героинщика и кокаиниста. Или мультфильм «Финал» автора проекта Светланы Ельчаниновой, сделанный в технике процарапывания пленки иглой, — сюрреалистическое мультвоплощение ломки из повести Николая Йовлева «Художник Шприц».

Это настолько жутко, что спокойно сносившие все показы дети не выдержали — уже на первой минуте фильма в зале раздался истошный плач.

Но вернемся от частного к общему: ведь все-таки большинство представленных на фестивале мультфильмов — сказки и околосказочные истории. И здесь мы подходим ко второму штриху портрета отечественной анимации: снимается невероятно много, как выразился Константин Бронзит, «очень русского кино», то есть лубка, экранизаций народных сказок, легенд и поверий. Самым комичным следствием тренда явилось присутствие на фестивале сразу двух мультфильмов по сказу о святых Петре и Февронии. Но надобно отметить, что изложению даже религиозных сюжетов сопутствует ирония, а потому фильмы не скатываются до уровня уроков нравственного воспитания и бытие Василия Блаженного или святого Георгия («Егорий храбрый») просто-напросто превращается в приключенческую историю. Этот ироничный стиль, как, собственно, и моду на подобные сюжеты, задал проект «Гора самоцветов» Александра Татарского.

Мультфильмов из этой серии на фестивале было так много, что слышать в десятый раз «Мы живем в России...» (а именно так начинается каждый мультфильм — с этих слов и пластилиновой заставки, в которой рассказываются факты о русских городах и истории) становилось все труднее и труднее.

Может быть, именно из-за обилия лубочной тематики жюри решило пойти наперекор — русские сказки остались без призов, а Гран-при хоть и был отдан мультфильму серии «Гора самоцветов», но не народной сказке, а «Солдатской песне» по Саше Черному. Награду за режиссуру получил Александр Демин, снявший «Очумелова», чеховскую историю о полицейском, вынужденном судить дело об укусе собаки: отношение стража к животному меняется, когда он слышит, что пес принадлежит генералу. Но дело тут, конечно, не в сюжете: картина выполнена в любопытной манере — герои живут и двигаются на отдельных листочках бумаги, которые, свою очередь, вертятся, поворачиваются и исчезают.

Приз за лучшую драматургию достался серии «Смешариков» «Право на одиночество»,

в которой шарообразная живность разыгрывает сценку о том, что желание остаться один на один со своими мыслями улетучивается, как только получаешь требуемое. Кстати, сценарии и в более общем смысле то, что называется мессиджем, — отдельная тема для разговора. На «круглом столе» проблему охарактеризовали как «отсутствие автора», а затем переформулировали в более понятное «сказать «как» сейчас важнее, чем сказать «что». Короче говоря, на фестивале ощущался острый дефицит самостоятельных историй с осмысленным высказыванием (хотя и они были, и даже среди студенческих и дебютных фильмов — «В масштабе», «Дерево детства»), утонувших в месиве из уже не раз помянутых сказок, а также приключений и гэгов.

Вопрос, конечно, не в сказках и гэгах, а исключительно в почти полном отсутствии альтернативы — ведь сказать, что фарсовый мультик без серьезных идей по определению плох, было бы по меньшей мере безумием.

К примеру, больше всего призов к всеобщей неистовой радости получил комедийный мини-сериал Алексея Алексеева, состоящий из трех мультфильмов едва ли не по минуте каждый — «Бревно», «Луна» и «KJFG # 5», — это крохотные дико смешные сценки о музыкальных потугах волка, медведя и зайца и взаимоотношениях лесного трио с охотником и собакой. Алексееву выдали премию имени Татарского, приз за анимационный сериал, награду за лучшее звуковое решение и первое место профессионального рейтинга (он составляется по результатам опроса участников и зрителей фестиваля). Кажется, никого, кроме Алексеева, не встречали с таким ажиотажем, а вручение наград сопровождалось не только народным ликованием, но и зрительскими подвываниями в стиле волка из алексеевкого мультфильма.

Ну и последнее: о грустном.

Если сам фестиваль, по большому счету, выглядел так, будто кризис пока не дошел до анимации (разве что гостей фестиваля было существенно меньше, да многие с голодной печалью вспоминали, как в счастливые времена участников кормили завтраками), то на самом деле это не совсем правда или, если точнее, совсем неправда. Даже коммерчески благополучная студия «Пилот» вынуждена простаивать, закрывать направления и собирается сдавать помещения в аренду, производство «Горы самоцветов» остановлено. На пресс-конференции, состоявшейся в последний день фестиваля, шутили, что, поскольку в следующем году новых мультфильмов из-за кризиса ждать, судя по всему, не приходится, придется устроить ретрофестиваль старых картин. На что Юрий Норштейн резонно ответил: «Боюсь, что и оплачивать его будут ретроденьгами».