Нью-Васюки на месте Карфагена

Культура по четвергам

ИТАР-ТАСС
Культура по четвергам. Окончательное решение московского правительства о сносе здания ЦДХ стало хорошим поводом для гаданий – что же мы в итоге увидим на Крымском валу?

Отсутствие новостей может быть хорошей новостью, а может предвещать что угодно. Дефицит информации о градостроительных перспективах в районе Крымской набережной следует, пожалуй, отнести ко второй категории. Появившееся в середине августа распоряжение вице-мэра Владимира Ресина насчет создания рабочей группы по этому вопросу означает пока лишь одно: по-прежнему здесь уже не будет. Так что если чьему-то сердцу дороги параллелепипедные очертания нынешнего здания ЦДХ и Третьяковской галереи, сфотографируйте их себе на память. О прогулках по прилегающему скульптурному парку наверняка тоже придется забыть. Нет никаких сомнений в том, что весь кусок территории от Крымского моста до Голутвинских переулков претерпит радикальные изменения. Радоваться этому или огорчаться? Зависит от плана операции, о котором общественности мало что известно.

Остается только строить догадки и прогнозировать последствия возможных вариантов.

Вообще-то, облик этого района вызывает смешанные чувства. Здесь очень заметна неуклюжесть и неэффективность планировки. Мысль о реорганизации территории напрашивается сама собой. И давным-давно было понятно, что изменения неизбежны. Сами владельцы здания неоднократно инициировали проекты реконструкции – об этом месяц назад в интервью «Газете.Ru» говорил директор ЦДХ Василий Бычков. Однако «инициативы снизу» ни во что практическое так и не вылились. Напрашивается предположение, что эту территорию просто держали в неприкосновенности до лучших времен, когда можно будет влить сюда гигантские инвестиции.

Похоже, лучшие времена настали.

Еще совсем недавно интрига состояла в противоборстве двух концепций – сохранить ли здание ЦДХ и Третьяковской галереи, произведя некоторую модернизацию, или заменить его причудливым комплексом «Апельсин», спроектированным британцем Норманом Фостером. Пресса «отстрелялась» по поводу именно этих опций, а когда наступило информационное затишье, в ход пошла уже реальная «тяжелая артиллерия».

Оказалось, что события могут развиваться по третьему сценарию, равно отметающему оба предыдущих варианта.

Правда, официально это не подтверждено. Префект Центрального округа Сергей Байдаков заявил, что решение о сносе существующего здания пока не принято. А главный архитектор Москвы Александр Кузьмин высказался в том смысле, что заявка на проект фостеровского «Апельсина» ни в какие инстанции пока не подавалась. Мол, когда подадут, тогда и рассмотрим.

Так что формально обе возможности сохраняются. Но выглядят они крайне призрачными. Скорее всего, реализуется иной замысел – уже федерального, а не московского масштаба, поскольку рабочая комиссия по «комплексному освоению территории» создана велением первого зампреда правительства РФ Игоря Шувалова. При таком раскладе фирма «Интеко», пропагандирующая фостеровский проект, не выглядит привилегированным участником необъявленного тендера. К тому же на федеральном уровне легче договориться с Международной конфедерацией союзов художников (МКСХ), владеющей ЦДХ. А с Третьяковкой даже и договариваться особо не нужно, поскольку это музей федерального подчинения. Партия сказала «надо», комсомол ответил «есть». Во всяком случае и глава МКСХ Масут Фаткулин, и директор ГТГ Валентин Родионов включены в состав новоиспеченной комиссии, и ни о каких возражениях с их стороны слышно не было.

Видимо, повлиять на общую стратегию уже нельзя, но можно выторговать тактические уступки.

Здесь стоит вспомнить о культуре как таковой, а не об одних лишь градостроительных принципах. Разумеется, когда сносят и пересоздают архитектурные объекты вроде гостиницы «Москва» или «Военторга», страдает исторический облик столицы. Это особая тема: чем больше у нас говорят о гражданском обществе, тем меньше прислушиваются к мнению обычных граждан насчет того, в какой именно среде они хотели бы обитать. Но, в конце концов, «Москва» не перестает быть отелем, а «Военторг» — магазином. Гнусно, зато без утраты прежних функций.

В случае со строительством на Крымской набережной речь идет о потенциальном изменении не только формы, но и содержания.

ЦДХ является значимым центром культурного притяжения, а экспозиция ХХ–ХХI веков Третьяковской галереи – это еще и символ художественного достояния нации, извините за пафос. Допустим, выбранный проект застройки окажется вершиной зодческой мысли (хотя что-то мешает в это верить – особенно если не будет учрежден открытый конкурс с авторитетным жюри). Но допустим. Даже в таком случае ущерб для культуры может оказаться тяжелейшим.

Собственно, этот аргумент уже использовался в полемике по поводу возможного строительства «Апельсина», однако он не теряет актуальности и в изменившейся ситуации. Да, в решении о «комплексном освоении территории» упоминается необходимость переселения ЦДХ и Третьяковской галереи. Более того, из расплывчатых формулировок удается понять, что разместят их где-то поблизости – если не на том же самом месте, то буквально по соседству. Уже хорошо, что не в Южном Бутово. Остается вопрос: как, когда и на каких условиях.

Ответа пока нет.

Третьяковка, например, как девушка с гордым и независимым нравом, занимается сейчас тем, что выкатывает неизвестному будущему «жениху»-застройщику свои требования. Чтобы на новом месте жилось как минимум не хуже, чтобы созданы были подобающие условия для хранения и экспонирования, чтобы не пришлось соседствовать через картонную стенку с рестораном или дискотекой. Дошли до такой дерзости, что пожелали видеть себя в новом комплексе в качестве архитектурной доминанты. Скажете, глупости? Не хочу быть вольною царицей, хочу быть владычицей морскою... На самом деле подобный торг более чем уместен.

Поделите все возможные посулы на шестнадцать и обнаружите разбитое корыто.

Когда речь ведется о коммерческой застройке, учреждениям культуры не следует потуплять взоры и вздыхать о своей невинности. Иначе задвинут в такой тараканий угол, что прежние девичьи хоромы, вроде бы неудобные, покажутся потерянным раем. Остается лишь пожелать и Третьяковской галерее, и ЦДХ, чтобы они сумели выгрызть для себя максимум – который все равно едва ли окажется оптимумом.

К сожалению, уже на старте понятно, что приоритеты «комплексного освоения» не будут лежать в сфере культуры. Никакого музейного квартала по венскому образцу, о чем многим грезилось, здесь не появится. Иначе бы так сразу и сказали: займемся духоподъемным делом, победим все зарубежные аналоги количеством и качеством. Тогда бы тоже возникли споры и дискуссии, но в них преобладал бы творческий азарт вкупе с позитивным настроем: как сделать лучше и веселее. При нынешней постановке вопроса ничье воображение не воспламенятся. Скорее всего, будут опять-таки офисы и бутики, которых Москве столь остро не хватает. Пусть оптимисты попробуют опровергнуть эту гипотезу. Наши урбанистические перспективы, увы, стали слишком предсказуемыми.