Заграница помогла светодиодами

Выставка Дженни Хольцер

Велимир Мойст 23.04.2008, 11:25

Западные галеристы начали обживать Москву. Среди пионеров – немец Фолькер Диль, открывший на Смоленской набережной филиал своего берлинского заведения.

Интерес к российскому рынку среди интернациональных арт-дилеров можно смело назвать растущим, но пока мало кто отваживается работать здесь на постоянной основе. Имеются к этому и юридические, и психологические препоны. Попросту говоря, наша почва выглядит все еще довольно зыбкой, чтобы ступать на нее полной подошвой. Но осторожничать сверх меры тоже не хочется: перспективы заманчивы, а конкуренты не дремлют. Вот и пробуют западные галереи наращивать свое присутствие в Москве окольными путями – например, участвуя в Салоне изящных искусств в «Манеже» или действуя через российских посредников.

Одним из первых эту практику решил преодолеть Фолькер Диль, который на нашем рынке оперирует давным-давно и хорошо здесь освоился.

Уже много лет он состоит членом экспертного совета ярмарки «Арт Москва», да и по другим делам частенько сюда наведывается. Отныне поводов приезжать в Москву у него станет больше: новая галерея Diehl + Gallery One задумана как полноценный филиал, координирующий свою политику с Берлином. Разумеется, учтены будут и российские особенности. Скажем, следующим проектом называют выставку «Гласность / Перестройка», где фигурантами выступят производители соц-арта. Тренд, считавшийся одно время архаическим, обрел с недавних пор вторую жизнь, и немецкий галерист не намерен упускать этой возможности.

Однако премьерным все-таки стал показ искусства американского образца.

Художницу Дженни Хольцер можно отнести к ветеранам концептуального движения – еще в конце 70-х она прославилась своими акциями в Нью-Йорке. Тогда, правда, она не брала на вооружение технологических наворотов и действовала почти кустарно, расклеивая в публичных местах листовки со своими афоризмами. Трудно сказать, претендовал ли автор тезисов «Религия причиняет столько же проблем, сколько разрешает» или «Любой излишек аморален» на лавры Шопенгауэра, но дебютантку в итоге заметили. С этих «Трюизмов» началась карьера международного масштаба. Вскоре Дженни Хольцер одной из первых стала в художественных целях пользоваться «бегущей строкой» (на лексиконе современного искусства эта техника зовется LED – Light Emitting Diode). Начиная с 1982 года, когда ее опус демонстрировался на знаменитом электронном табло у Таймс-Сквер, покорены были десятки площадок – музейных, галерейных и просто принадлежащих городской среде.

Пульсирующие диоды почти полностью вытеснили из творчества слова на бумаге.

В Москве на персональной выставке Like Truth акцентирована именно эта сторона дела. Самый примечательный объект – светящийся всеми цветами радуги «Монумент», достигающий 5-метровой высоты и составленный из 22 диодных полос. Все те же «Трюизмы» тридцатилетней давности (вероятно, перешедшие уже в разряд вечных ценностей) обрушиваются на зрителя нескончаемым потоком. Для закрепления гипнотического эффекта на выставке присутствует и другая конструкция из «бегущих строк», где их количество достигает уже шести десятков. Прочесть кое-что удается, переварить – не очень. Расчет, похоже, на подсознательное восприятие. Глядишь, очнется посетитель выставки среди ночи, и перед взором у него вдруг понесутся фразы: You think I don't know what's going on... Protect me from what I want... The game is almost over... Хотя наука и не дает совета, что в такой ситуации полезнее для психики – запомнить плывущие тексты или продрать поскорее глаза.

Для некоторого душевного равновесия медийные инсталляции соседствуют с живописью.

Не то чтобы традиционной, но хотя бы неподвижной.

Цветные квадраты и прямоугольники внешне напоминают опыты супрематистов, однако появились они на свет благодаря совсем иным причинам. Так Дженни Хольцер обошлась с реальными документами, которые были когда-то тщательно вымараны цензорами. В результате артистических манипуляций прежние государственные секреты превратились в эдакие дизайнерские штучки. Прием вполне в русле концептуализма. Говорили, правда, что он давно уже умер, но чего только не говорят по разным поводам. Сама художница много лет назад разразилась таким неувядающим трюизмом: «Не слишком доверяй экспертам».