Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Арлекин будет первым

Анонс «Золотой маски»

27 марта официально стартует четырнадцатый фестиваль «Золотая маска», задуманный как ежегодный смотр отечественных достижений на театральном поприще.

Хотя по техническим причинам, а также в силу несгибаемости гастрольных графиков некоторые претенденты на получение национальной премии загодя «откатали» свои программы перед высоким жюри, в ближайшие три недели еще около сорока спектаклей-номинантов вместе со спецпроектами «Маски» будут определять настроение культурных обитателей столицы.

Праздник начнется еще накануне: 26 и 27 марта «Театро Пикколо ди Милано» презентует обновленную к шестидесятилетию театра и спектакля версию «Арлекина, слуги двух господ» Джорджо Стрелера, включенного в коллекцию номинантов «Маски» по категории «Легендарный спектакль XX века». Впервые показанный в Москве на «Театральной олимпиаде», «Арлекин» уже был назван «лучшим зарубежным спектаклем» года. Тогда, летом 2001-го, зрители, в количестве раза в три превышающем возможности Малого театра, игнорируя бегущую строку перевода, заворожено следили за мультипликационной выверенностью поз и движений. И ловили смысл малейшего жеста (ни одного лишнего!) и тончайшей интонации. А когда в финале гуттаперчевый подросток в домино, на протяжении трех часов выделывающий марионеточные кульбиты, мячиком от пинг-понга порхая от одной провокации к другой, снял черную маску, зал дружно всплеснул руками: «Ах!» — увидев лукавую физиономию молодца лет шестидесяти.

На самом деле тогда Арлекин разменял восьмой десяток, а сегодня знаменитый Феруччо Солери уже сорок пятый сезон «зажигает» на этом посту.

Не снижая градуса ажиотажа, сразу за шедевром «Театро Пикколо» «Золотая маска» запускает показ премьер Александринки. Как всегда, любопытство вызывает прошлогодняя премьера Андрея Могучего, обычно балансирующего между номинациями «Спектакль малой формы» и «Эксперимент». Гоголевские Иван Иванович с Иваном Никифоровичем, синтезированные режиссером Формального театра с гоголевской же литературной чертовщиной, вступают в соперничество со столичными номинантами-реалистами — душевно-психологическим театром Карбаускаса и Каменьковича («Рассказ о счастливой Москве» и «Самое важное»), а также с брутальным натурализмом «Человека-подушки» Кирилла Серебренникова и «Июля» Виктора Рыжакова. В номинации «Спектакль малой формы» сразу десять претендентов. Среди них обещающая недюжинные эмоциональные потрясения «Гроза» Магнитогорского театра в постановке Льва Эренбурга и «Сиротливый запад» столь востребованного сегодняшней российской сценой Макдонаха в постановке одного из любимейших в Москве гастролеров — по-домашнему интимного театра «У моста» из Перми.

Второй номинант от Александринки — «Живой труп» Валерия Фокина, нашедшего в Толстом немало от Достоевского (вследствие чего его бегущий от социальных стереотипов Федя Протасов оказывается героем петербургской газетной хроники происшествий).

В номинации «Спектакль большой формы» его очевидными конкурентами выступают «Жизнь и судьба» Льва Додина (в конце минувшего года уже показанный Москве) и «Король Лир» московского театра «Сатирикон» в постановке еще одного именитого, хотя и без чинов, петербуржца — Юрия Бутусова. В том же списке молодые и очень трудоспособные Константин Богомолов с послевоенной версией шекспировской «Много шума из ничего» (номинирован, кажется, в порядке поощрения бодрой фантазии) и Айрат Абушахманов с украшенным притчами «Полетом над гнездом кукушки» на башкирском языке.

Еще три александринские премьеры в конкурсе не участвуют.

Это «Двойник» Валерия Фокина — первая в истории театра постановка петербургской поэмы Достоевского, а также январская премьера — гоголевская «Женитьба» на коньках (Валерий Фокин не первый пал жертвой обаяния телепроекта «Звезды на льду»; задолго до него в Москве на коньки встали «Тартюф» и «Кавалеры»). И, конечно, «Чайка» — первая российская постановка знаменитого Кристиана Люпы (вниманию театральных гурманов: 10 апреля Центр Мейерхольда приглашает на творческую встречу с живым классиком польской режиссуры).

По части оперы тон задали опередившие события «Любовь поэта» — национальная татарская опера, замешанная на традициях русского и европейского симфонизма (в Москве ее так никто и не увидел), мариинские «Электра» и «Енуфа», а также два лишенных всякого фамильного сходства «Евгения Онегина». Первый — из Большого, во вневременной постановке Дмитрия Чернякова, обнаруживающей неканонический взгляд на взаимоотношения канонических персонажей, второй — из Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, в постановке Александра Тителя, посвятившего спектакль памяти режиссуры Станиславского. Осталось посмотреть «Бориса Годунова» в постановке Сокурова, интригующие премьеры Новосибирского театра оперы и балета, за работу в которых дважды номинирован неистовый реформатор Теодор Курентзис, и комический «Любовный напиток» Юрия Александрова в Новой опере.

Однако в контексте мирового процесса развития оперной постановки из одиннадцати номинантов очевидно выделяется работа французской команды во главе с режиссером Оливье Пи на сцене Театра Станиславского и Немировича-Данченко.

Символистский изыск «Пеллеас и Мелизанда» — продукт для оперных «денди», для исследователей жанра и для истории оперы, настолько это потустороннее виденье соответствует ребусу, созданному Метерлинком и Дебюсси. Настолько безупречен ансамбль семи номинантов — увы, не отечественные дирижер, режиссер, художник, солисты. Впервые после премьеры, состоявшейся в июне 2007-го — не исключено, что и в последний раз — французская команда будет играть спектакль в оригинальном составе.

Почти все балетные постановки не уложились в официальные рамки фестиваля. Позади премьеры Мариинки, Большого, Пермского и Новосибирского театров и Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко с двумя лидирующими направлениями — балет «археологический» и балет авторский. В рамки попала только «Чайка» Бориса Эйфмана, по той же логике, что и ее московская «тезка» в хореографии Джона Нормайера, сменившая литературную среду обитания на мир балетных.

Этим сходство конкуренток, собственно, и ограничивается — чеховский подтекст у столь несхожих философов от хореографии обозначен разными иероглифами.

Современный танец представлен традиционно Балетом Евгения Панфилова и «Провинциальными танцами» из Екатеринбурга. Наталья Каспарова со своей танцевальной компанией из Санкт-Петербурга (три года назад привозившая на «Маску» «Головоногу») покажет актуальную интерпретацию армянской этноклассики «Песни Комитаса». «Кармен. Этюды» — дипломная работа учеников Аллы Сигаловой в школе-студии МХАТ — столь преисполнена театральности, что вошла в репертуар драматического театра — МХТ. Бывший петербуржец, а ныне аахенец — «До-театр» столь редко бывает в России, что нынешний спектакль-номинант «Безнадежные игры» (Hopeless Games) был замечен отборочной комиссией лет восемь спустя после его триумфа на Эдинбургском фестивале. Впрочем, ностальгические притчи об остановившемся времени влиянию времени не подвержены, а такого рода ретросюр допускает самый причудливый микст техник и стилей.

Конкурс «Эксперимент» зачастую отпугивает зрительскую массу — и поделом ей!

В этом году среди номинантов два удивительно человеческих творения мастерской Дмитрия Крымова — «Демон. Вид сверху», предлагающий глазами ангела взглянуть на мир человечества, как на детскую игру, и «Optimus mundus», физически вовлекающий человека в лабиринт театрального кубика Рубика, как в детскую игру, как в лучший из миров. Арсений Эпельбаум, создавший эту «театральную шкатулку», — потомственный экспериментатор. В этой же номинации представлена работа его родителей Ильи Эпельбаума и Майи Краснопольской, сотворивших загадочный театр «Тень» и сумевших в спектакле «Все» уловить и зафиксировать «дотеатральную режиссуру» — первичные творческие импульсы подлинных режиссеров, начинающих реагировать на предлагаемый материал. Четвертый номинант — «Цифровой каталог героя» Инженерного театра АХЕ — для тех, кто знает код, знает толк в шарадах или просто любит созерцать.

Кроме вышеозначенного в программе «Маски» несколько кукольных спектаклей (в этой номинации москвичам нечего противопоставить театральной провинции), театральная ярмарка «PRO-Театр» (аналог зарубежных arts market или arts fair) и «еженощная» программа в клубе Gogol, предлагающая вкусить от того, что слушают нынче в Европе самые продвинутые: Prototypes, Rhesus, R. Wan (Java) (Франция) и Division of Laura Lee, Miss Li, Hoffmaestro&Chraa (Швеция). А также выступления Marimba Plus, Billy's Band, Simba Vibration (Россия).

15 апреля в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко в постановке веселого затейника, худрука «Геликон-оперы» Дмитрия Бертмана, состоится подведение итогов и раздача слонов. Увы, героя сезона, уже объявленного автором лучшего зарубежного спектакля — «Обратная сторона Луны», всеобщего любимца Робера Лепажа на церемонии мы не увидим. Зато в июле — августе 2009-го на Чеховском фестивале увидим его премьеру-2007 — спектакль «Липсинк» (Lipsynch), в котором мэтр исследует самовыражение и самоидентификацию человека через полифонию звучания его голосов — от крика младенца до оперного пения.