Плюшевый Ельцин

Фото: Музей ART4.RU
Памятник Ельцину, конкурс на проект которого объявил музей Art4.ru, может оказаться плюшевым, поролоновым или бисерным.

Комментарии

Фонд Ельцина выступает в качестве партнера конкурса и оказывает информационную поддержку и придает конкурсу более серьезный статус. Всей материальной частью конкурса начиная от отбора работ и заканчивая финансовой стороной полностью занимается музей.



Что касается публикации пресс-релиза конкурса на сайте Роскультуры, то это не более, чем результат работы пиар-директора. Никакой поддержки со стороны государства конкурс на данный момент не получил.



Мотя Петракова,пиар-директор музея ART4.RU

Музей актуального искусства Art4.ru объявил конкурс проектов памятника Б.Н. Ельцину. По заявлению авторов этой инициативы, коллектива музея и Фонда первого президента России, «победитель конкурса определится открытым народным голосованием посетителей выставки финалистов конкурса (в Музее ART4.RU) и интернет-голосованием на сайте музея», после чего памятник-победитель будет установлен где-то в историческом центре Москвы: либо на Лубянской площади, либо скромно — напротив музея в Хлыновском тупике.

Заявки на участие в конкурсе нужно присылать на адрес с сакраментальной аббревиатурой EBN — придуманным злокозненным Лигачевым написанием инициалов первого президента России.

К этому времени поступили уже десятки проектов от разных авторов, среди которых Гутов Дмитрий, Челушкин Кирилл, Каварга Дмитрий, Тавасиев Ростан, Цветков Дмитрий, Монро Влад, «Синие носы» (Шабуров Александр, Мизин Вячеслав), Бартенев Андрей, Хадес Лена, Врубель Дмитрий и Тимофеева Виктория, Календарев Юрий, Горунов Аладдин и даже от покойного Пригова Дмитрия. Возникает вопрос — они серьезно собираются установить памятник Ельцину или как? Это будет плюшевый Ельцин Ростана Товасиева или текстильный, вышитый бисером от Цветкова, или Мамышев-Монро увековечит себя в мраморе? Может, это просто очередной радикальный жест сообщества актуальных художников и галеристов, чем-то напоминающий проект Комара и Меламида, которые в свое время писали картины по итогам опроса населения? Тогда памятников должно быть два — самый неудачный, по мнению большинства опрошенных, и идеальный, по мнению тех же.

Или, может, актуальное искусство чувствует себя в каком-то смысле обязанным Ельцину, поскольку официально возникло и стало стремительно развиваться именно в годы правления первого президента, когда в стране бушевала приватизация, дополнившая в историческом лексиконе России печальный ряд иностранных слов на «ция». Именно тогда Кулик кусал Америку, Бренер гадил в европейских музеях, Гутов заливал грязью галереи, а Осмоловский на Красной площади выкладывал из человеческих тел извечный русский трехбуквенный категорический императив. Все, что было до этого, вошло в историю либо как советское официальное искусство, либо как неофициальное или нонконформизм.

При Ельцине нонконформизм рассыпался на отдельные имена и группы и исчез. Зато официальное искусство было как минимум де-факто, приватизировано, перестало быть советским и превратилось в современное, сохранив за собой статус официального.

Это означало, прежде всего, сохранение монополии на государственные заказы — установку памятников, реставрацию архитектурных объектов государственного значения, развитие музеев. Поэтому в Москве все музеи современного искусства, точнее, все филиалы и отделения единственного такого музея, носят имя Церетели, который по совместительству является президентом Академии художеств и автором крупнейших памятников, установленных в Москве за последние 15 лет.

Актуальное искусство, в отличие от семьи Церетели, получившей в законное наследство от Союза художников материальный базис, само завоевало себе идеологическую надстройку. Постепенно, начиная с выставок в туалетах, банях и сквотах, актуальное искусство продвинулось на центральные выставочные площадки и стало представлять государство на международном уровне. Правда, радикальный пыл большинства актуальных художников и галеристов заметно поутих, зато заметно прибавилось государственное финансирование.

В итоге все довольны — мэтры актуального искусства выставляются в музее современного искусства, главный современный художник ходит в гости к главному актуальному художнику, и за державу уже не обидно.

В последнее время актуальный лагерь стал нарушать установившийся статус-кво. Вначале возник частный музей актуального искусства, не галерея, не фонд, а именно музей — традиционно институция не «актуального» формата. Конкурс на лучший памятник Ельцину — возможно, не только обдуманная промо-акция, но и следующий шаг в этом наступлении, а музей Art4.ru и его владелец Игорь Маркин покушаются на святое — эксклюзивное право главного скульптора страны расставлять по всей Москве памятники. При этом Маркин использует не только свои финансовые возможности, но и идеологический авторитет актуального искусства, намереваясь «увековечить образ первого Президента России в скульптурной композиции, выполненной в современной стилистике и соответствующей облику крупнейшей европейской столицы».

Это уже удар ниже пояса. Интересно, каков будет ответ.