Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Агент «Гелендваген»

Что символизирует и что скрывает автопробег выпускников Академии ФСБ

«Газета.Ru» 04.07.2016, 20:57

В СМИ и соцсетях активно обсуждают вечеринку выпускников Академии ФСБ, прокатившихся по Москве на 30 гелендвагенах. Так совпало, что на фоне дискуссии об этом нетривиальном автопробеге стало известно о намерении Михаила Прохорова, одного из последних «допутинских» олигархов, продать все российские активы. Эти события, казалось бы не связанные между собой, могут обозначать контуры нашего будущего.

Два этих сюжета могут свидетельствовать о завершающемся круге смены элит. На место выпускников московских «престижных вузов», сделавших миллионные состояния в лихие 90-е, приходят другие фигуры и выпускники других учебных заведений.

Русское слово «siloviki» не случайно вошло в иностранные языки без перевода, как в эпоху покорения космоса слово «sputnik» или «pеrestroika» в эпоху Михаила Горбачева.

Это слово действительно во многом характеризует эпоху в жизни России и трудно поддается переводу. Потому что речь идет не просто о влиянии силовых структур, весомом в любом государстве, не исключая демократических. Речь идет скорее о хозяевах страны. Хотя сами они видят это иначе: как ответственный подход, возможность не дать поколебать силу страны, контроль за финансовыми потоками и сомнительными структурами-фигурами.

Российские силовые структуры хотят гарантий сохранения и приумножения своей власти в будущем. В широком, включая экономический, смысле этого слова. Причем независимо от разных выборных кампаний и вариантов развития страны.

Автопробег по Москве на 30 гелендвагенах — вовсе не госизмена, как полагает генерал-майор ФСБ из тех самых 90-х Александр Михайлов.

Это выглядит как заявка на то, чтобы быть главными на этом празднике жизни, определять ее рамки, правила и контролировать их.

Никакие иные законы (ни ПДД, ни просто человеческие приличия) таким людям не писаны. Они для других — для слабых, подчиняющихся, для тех, кем надо руководить, за которыми надо послеживать, которых надо направлять и вразумлять.

Показательно и молчание ГИБДД, несмотря на то, что будущие siloviki чувствовали себя на дороге уверенно, сигналили, занимали все полосы, фактически парализуя движение остальных машин. Разве только в воздух не палили…

Это был важный и предельно наглядный жест: «Расступитесь по-хорошему».

Старшее поколение ведет себя иначе, но и там чувствуется определенное оживление. Источники в силовых структурах говорят, что очередная волна активизации происходит под выборы 2018 года.

Идут важные структурные и кадровые перестановки в силовых ведомствах. Путин окончательно утвердил закон о Национальной гвардии, которая при нынешнем состоянии «силовых корпораций» — противовес не столько МВД, сколько именно ФСБ. Возможно, имеет под собой основания предположение, высказывавшееся некоторыми наблюдателями, что Нацгвардия — это прежде всего «личная армия» президента, новый баланс для Лубянки, а не инструмент для подавления уличных бунтов.

Поэтому, по некоторым сведениям, при наборе людей в Нацгвардию проверяется, нет ли у них родственников в ФСБ — чтобы не было утечек информации и «конфликта интересов». Классическое для позднего СССР противостояние МВД и КГБ, кажется, возрождается на новом уровне. И под новую задачу: все-таки в СССР при всем влиянии карательных органов доминирующая роль партийного руководства сомнению не подлежала.

Недавно тихо был уволен руководитель управления начальника управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ (контрразведка в кредитно-финансовой сфере) — редчайший случай смены для подобной структуры, которая происходит раз в 20 лет.

Особая работа идет по регионам. Поскольку именно оттуда, как предупреждают эксперты, могут вырасти спонтанные народные протесты или как минимум случаи нелояльности губернаторов.

Нужно дисциплинировать губернаторский корпус (чему могут способствовать несколько громких показательных процессов против губернаторов-взяточников). Обеспечить контроль над экономическими связями и финансовыми потоками на региональном уровне. А также особо пристально следить за интернет-пространством как основной средой распространения «крамольной» информации. Причем для силовиков это не столько борьба с каким-нибудь «майданом», сколько обеспечение спокойствия и благости в социальном пространстве, доступном сегодня миллионам. Именно из интернета теперь часто выскакивают новости, становящиеся федеральной повесткой.

Впрочем, другая версия может быть также верной, и она выглядит не так угрожающе. Такие дела ведутся годами, особенно по видным фигурам регионов, политического поля и т.д. И только когда появляются убойные доказательства — машина приходит в действие.

А может, доля правды есть в обеих версиях: и доказательства наконец появились, и выборы впереди — весомый аргумент, чтобы действовать активнее. Дескать, старшее поколение силовиков мечтает обеспечить себе спокойную жизнь, а своим детям — безбедную службу и стабильный бизнес. И вообще спокойную страну без потрясений. В общем, версий достаточно, посмотрим в будущем, какая окажется ближе к истине…

Важную роль, как все говорят, в новой волне активизации силовиков играет Совет безопасности, возглавляемый бывший директором ФСБ Николаем Патрушевым.

Именно Совбез, по сути, формирует стратегию нынешней внешней и внутренней политики страны: по крайней мере, идеи, высказываемые в документах, в последние годы стали активно воплощаться в жизнь.

Некоторые утверждают, что и скандальные «антитеррористические» законы Яровой-Озерова, готовились именно в Совбезе, якобы даже ряд кремлевских чиновников были от новаций не в восторге, но сделать ничего не могли.

Простым россиянам во всем этом круговороте версий остается лишь гадать, что происходит в той части российской политики, от которой на самом деле зависит наше с вами ближайшее, а может, и более отдаленное будущее.

Потому что проблема в том, что люди в погонах обычно не относят себя к реформаторам. Традиционно это, в общем, не их задача, скорее наоборот. Но в условиях баланса других институтов и драйверов роста они органично выполняют свои функции. Когда же их влияние резко возрастает, возникает вопрос: кто будет обеспечивать движение страны вперед?

Возможно, они и понимают, что мир вокруг меняется, но это, кажется, не столько вдохновляет их, сколько пугает.

В этой логике им надо скорее укрепить страну изнутри, пресечь все потенциальные угрозы — внешние и внутренние. Печальный имидж России как страны, куда не идут инвестиции, откуда убегают умы и деньги — не повод менять Россию. Наоборот. Пусть она станет неприступной крепостью, а они ее охранителями. Иностранные машины и прочие потребительские блага оттуда всегда можно заимствовать. Но порядок жизни пусть будет у нас свой.