Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Рядовые или граждане

Можно ли строить мирную жизнь по армейским принципам

Валерий Матыцин/ТАСС
Престиж Российской армии, как выяснили социологи накануне 23 февраля, сегодня очень высок. Возникает даже новый культ армии. Однако и степень милитаризации повседневной жизни в стране достигла рекордных отметок с начала века — от нашей политической и бытовой риторики до способов диалога власти с обществом. Даже в повседневной мирной жизни все более отчетливо торжествует армейский принцип: «Приказы не обсуждаются».

Армия теперь официально «наше все». На нее государство не жалеет ресурсов, даже когда они ощутимо истощены кризисом. Россия тратит на свою армию около 5% годового ВВП — из стран с относительно большими армиями выше доля военных расходов только у Саудовской Аравии.

Россия неуклонно наращивала свои военные траты все 2000-е годы, не исключая кризис 2008–2009 годов. В 2011 году принята госпрограмма перевооружения Российской армии на 10 лет стоимостью свыше 20 триллионов рублей. Только в нынешнем году эти расходы впервые могут быть незначительно сокращены.

Имидж армии радикально улучшился. Вместо Анатолия Сердюкова, чье имя народная молва связывала с коррупцией (хотя именно при нем были проведены важные реформы), ее возглавляет импозантный и любимый народом генерал Сергей Шойгу — второй по популярности политик в стране и самый популярный министр.

По данным опроса Левада-центра, 58% жителей России предпочли бы, чтобы их родственник прошел службу в армии в случае призыва. «Отмазать» своего сына от армии готовы лишь 27% россиян. 10 лет назад эти показатели были диаметрально противоположными: 34 и 53% соответственно.

42% россиян уверены, что каждый настоящий мужчина должен пройти через армию. 40% — что это долг, который нужно отдать государству, пусть даже это не отвечает интересам самого военнообязанного. «Бессмысленным и опасным занятием, которого нужно всеми способами избежать» армейскую службу называют лишь 15% опрошенных.

Такой перемене в настроениях россиян немало способствовали «вежливый Крым» и остающаяся для общества эффектной картинкой в телевизоре война в Сирии. Даже истории с «заблудившимися десантниками в Донбассе» не смогли навредить имиджу нашей армии. Для большинства россиян это герои.

Именно с помощью демонстрации военной мощи Россия пытается взять ментальный реванш за историческое поражение СССР. С экономикой, наукой, медициной, дорогами у нас не очень хорошо —

зато армия вторая в мире, по словам самого Барака Обамы. А мы-то вообще уверены, что первая.

Военная символика стала трендом эпохи.

В России процветает патриотизм цвета хаки, который монетизируется всеми возможными способами, доходя уже до самых маленьких россиян. Вот, например, АО «Военторг», принадлежащее Минобороны, в декабре 2015 года подписало контракт на поставку 13,5 тыс. плюшевых медведей с военно-патриотической символикой. Детям будут дарить мишку-десантника, мишку-танкиста, мишку-летчика, а также мишку-дзюдоиста (прозрачный намек на главного дзюдоиста России) и мишку-хоккеиста (сборную России теперь опять, как когда-то сборную СССР, состоявшую преимущественно из игроков ЦСКА, называют «красной машиной»).

Служба в армии становится для многих молодых ребят, особенно из провинции и особенно в разгар кризиса, самой доступной возможностью реализовать себя. У контрактников теперь и зарплаты неплохие — опять же на фоне кризиса, что, собственно, и влечет туда многих ребят, особенно из провинции. К тому же платят без задержек, чего не скажешь о многих предприятиях на «гражданке».

В этом новом культе армии нет ничего предосудительного. Плоха та страна, в которой не уважают собственную армию. А разве плохо, что истории про дедовщину, тотальное пьянство и моральное разложение офицеров вроде бы остались в прошлом? Вокруг нашей армии сейчас снова победоносный ореол. Солдаты и офицеры опять чувствуют себя защитниками Отечества, а не жертвами рыночных реформ, брошенными государством на произвол судьбы.

Однако когда армейские принципы распространяются на мирную жизнь, это уже менее приятно для настоящего и будущего страны.

Помнится, лет десять назад, в разгар дискуссий о дедовщине и прочем армейском беспределе генералы Минобороны, как мантру, повторяли слова: «Армия — зеркало общества». Мол, мы не виноваты, это общество такое. А теперь мы видим, как пирамида перевернулась:

общество все больше становится похоже на армию.

Но армия — это ведь не только «вежливые люди». Не только храбрые и честные офицеры. Не только патриотизм и порядок. Это еще и бездумное подчинение.

Больше всего в милитаризации российского общества пугает торжество армейского принципа «приказы не обсуждаются».

И еще в России стало совершенно немодно, а порой и просто опасно для жизни бороться за мир, публично выступать против войны. Мода на армию у нас ходит об руку с модой на войну. И модой на полное подчинение всех. Как будто и мирная жизнь состоит из приказов, которые «не обсуждаются, а исполняются».

Вообще-то война даже для армии не норма, а для любого гражданского человека — тем более. Но сейчас Россия ментально живет на военном положении. Как будто мы не граждане, а рядовые. А власти теперь как верховный главнокомандующий, чьи приказы не обсуждаются.

В отличие от СССР, где тоже долго был культ армии, которая героически вместе с народом победила фашизм, мы теперь не занимаемся антивоенной пропагандой даже на словах.

В армии шутят: если начальник скажет утопиться, нужно сначала утопиться, а потом обжаловать приказ.

Но когда примерно такой же стиль общения власти с народом распространяется на сугубо мирные проблемы — шутить как-то не очень хочется. У нас теперь «шаг вправо, шаг влево» — побег. Не жизнь, а линия фронта. Не политические противники — а враги, «пятая колонна».

Главное — не раскачивать лодку своими мнениями. Вот, например, вице-премьер Дмитрий Козак на правительственном часе в Госдуме, отвечая на вопрос депутатов из фракции «Справедливой России», призвал депутатов не «раскачивать лодку» выступлениями за отмену взносов на капремонт, а помогать гражданам «понимать эту историю». И владельцам снесенных зданий теперь уже можно обжаловать в судах свою судьбу примерно с тем же эффектом, как утонувшему солдату из армейской шутки.

Только приказы, которые являются единственно возможным способом в армии, не дают такого же эффекта в бизнесе, в науке, в творчестве. Вообще-то именно мирным трудом создается то, что потом защищают военные.

Пока российские граждане (часто вполне заслуженно) восторгаются отечественным оружием и «вежливыми зелеными человечками», все общество незаметно превращается в армию, а жизнь — в войну с не очень понятным противником.

Многим очень понравилось не задумываясь подчиняться любым приказам и делить людей на «своих и врагов». Но жизнь не армия. Как минимум не только армия. Потому все чаще кажется, что главный наш противник на этой войне — мы сами.