Газета.Ru в Telegram
Новые комментарии +

За «Шарли» ответишь

Как забота о чувствах верующих стала оправданием насилия

Версия убийства Бориса Немцова защитником ислама и «патриотом России» Зауром Дадаевым может оказаться понятной большинству населения и даже тактически выгодной властям. Но стратегически в обществе, где оскорбление чувств верующих стало инструментом манипуляции агрессией, которая и без того зашкаливает, этот прецедент способен спровоцировать волну плохо контролируемого насилия.

Спустя неделю после убийства Бориса Немцова следствие предъявило (а Басманный суд Москвы отправил под арест) возможных исполнителей преступления — пятерых уроженцев южных регионов. Еще один, Беслан Шаванов, по официальной версии, подорвал себя гранатой, когда его пытались задержать в Грозном.

Мало того, по версии следствия, один из исполнителей оказался одновременно и организатором, и заказчиком убийства. Мотивом к убийству политика якобы стали высказывания Немцова относительно ислама, пророка Мухаммеда и карикатур «Шарли Эбдо», которых набожный мусульманин Дадаев не вынес и решил отомстить. «Фактически Дадаев признался в организации этого преступления, — рассказал источник агентства «Росбалт» в правоохранительных органах. — Поэтому каких-то громких разоблачений или задержаний в рамках расследования ждать не стоит».

У этой версии есть очевидные удобства.

Во-первых, не надо искать высокопоставленных заказчиков, а можно быстро и просто закрыть дело, посчитав его полностью раскрытым. Если и на суде Дадаев возьмет организацию убийства Немцова на себя, а следователи не станут копать дальше, мы вновь получим ситуацию «признание — царица доказательств». Такое развитие событий, к сожалению, еще больше укрепит уверенность многих граждан страны в том, что по громким делам следствие копает ровно на ту глубину, на которую разрешили.

Во-вторых, версия убийства за оскорбленные чувства автоматически будет создавать дополнительный страх в обществе. Гражданам дается совет: «Следите за словами». Ведь настоящие патриоты, как выясняется, за оскорбление Бога, а также Путина или Кадырова (тем более что, по словам Суркова, их России и Чечне тоже Бог послал) могут и убить. Убивать, конечно, нехорошо, но надо думать, что говоришь и кого оскорбляешь.

Примерно к этому свелась реакция на арест Заура Дадаева самого главы Чечни: «…если суд подтвердит вину Дадаева, то, убив человека, он совершил тяжкое преступление. Но хочу снова отметить, что он не мог сделать и шага против России, ради которой многие годы рисковал собственной жизнью. Таким же храбрым воином был и Беслан Шаванов, погибший накануне при попытке задержания».

Конечно, в версию убийства Немцова за «исламофобию» вряд ли поверит условное оппозиционное меньшинство. Немцов ни по каким критериям, даже чисто личным (его дочь — убежденная мусульманка), не был исламофобом. Его комментарии о расстреле журнала Charlie Hebdo были максимально корректными: политик осуждал убийства, выступал за «прекращение религиозного террора» и борьбу за светское государство.

По одной из версий, которую опубликовал сегодня «Московский комсомолец», слежку за Немцовым подозреваемые в убийстве начали вести еще до трагедии в парижском журнале. Но большинству эти нестыковки легко объяснят: дескать, слова Немцова после расстрела карикатуристов лишь укрепили Дадаева в своем решении. Это не так важно. Важнее показать обществу, что государство способно быстро поймать убийц. А разные несогласные должны сами догадаться, стоит ли сегодня критиковать «власть от Бога».

Для массового же сознания версия убийства либерального политика за оскорбление чувств верующих подойдет и даже может вызвать сочувствие. По крайней мере, в соцсетях уже тиражируются комментарии в ключе «Немцов сам виноват».

В России массовая реакция на расстрел журналистов «Шарли Эбдо» за карикатуры на пророка Мухаммеда была именно такой: «убивать нехорошо, но они же сами виноваты».

В Грозном аккурат на Крещение прошел миллионный марш против оскорбления ислама, но без малейших намеков на упреки в адрес убийц «за ислам». Это шествие, явно диссонирующее с парижским маршем солидарности, показали по всем российским телеканалам. На «Антимайдане» в Москве накануне Прощеного воскресенья участники несли плакаты с лозунгом «Не забудем! Не простим!», что, в общем, далеко от тех же христианских ценностей. Но в Библии, как и в Коране, каждый может прочитать то, что хочет там увидеть.

Религия в стране вчерашних безбожников и по большей части дремучих в этой сфере людей (и «старое» православие, и «молодой» ислам тут примерно в одинаковом положении)

порой становится не средством спасения человеческой души, культа доброты, а напротив — индульгенцией на агрессию, на нетерпимость к другому мнению.

Тем более парадоксально, что крестовый поход против инакомыслия возглавили сегодня люди от имени церкви – той самой церкви, которая сама в XX веке пережила в России тяжелейшие репрессии.

Полным ходом идет немыслимый еще несколько лет назад судебный процесс вокруг постановки оперы Вагнера «Тангейзер» в Новосибирском театре оперы и балета. И хотя во вторник новосибирский суд оправдал режиссера, обвиняемого в умышленном публичном осквернении религиозной символики и атрибутики, доследственную проверку спектакля (с видами уже на уголовное, а не административное преследование) пока никто не отменял.

Сам факт возможного уголовного дела за художественный образ Христа в светской, по Конституции, стране, каковой остается Россия, — прямое последствие крайне одиозного закона о защите чувств верующих, которым права одной части населения противопоставили правам другой части населения светской, между прочим, страны.

В результате мы получаем ситуацию, когда убийства на религиозной почве могут стать чем-то вроде аналога бытовых убийств. Обыденностью криминальной хроники.

Никакой политики — просто кто-то оскорбился. Убийцы — они ведь такие обидчивые.

Это очень рискованно не только для потенциальных жертв подобного террора (у задержанных по делу Немцова, со слов следствия, нашли список людей, которых они собирались убить), но и для государства. Сама атмосфера в стране, помноженная на тот же закон о защите чувств верующих, провоцирует в обществе дополнительную агрессию, контролировать которую и направлять в выгодное для государства русло будет все сложнее.

Но у страны, в которой убивают за слова, а на словах если не оправдывают, то с пониманием относятся к подобным убийствам, не может быть цивилизованного будущего.

Новости и материалы
Бойцы группировки войск «Восток» за сутки уничтожили до 125 солдат ВСУ
Российские военные могут получить миллионы рублей за важный трофей из зоны СВО
ВС РФ заняли больше территорий, чем ВСУ при контрнаступлении
Синоптики назвали регионы РФ, где на выходных ожидаются заморозки
Зеленский заявил, что ограничения Запада дают преимущество России в конфликте
Бросившего гранату в мобилизованных сержанта признали виновным
В Петербурге продолжаются работы после взрыва в военной академии
Собравшиеся в центре Бишкека согласились разойтись
Профориентолог дала советы, как выбрать свою профессию
В Белом доме выразили беспокойство из-за развития отношений России и Китая
В Воронежской области объявили угрозу атаки БПЛА
Пересадка органов может изменить личность человека, узнали ученые
КНДР провела испытания новой тактической баллистической ракеты
США провели ядерное испытание на полигоне в Неваде
Спортдиректора «Спартака» похвалили за качественную работу
Ученые выяснили, что воспаление мозга необходимо для работы памяти
Смена министра обороны РФ стала самым обсуждаемым инфоповодом по итогам назначений Путина
Милиция Киргизии заявила о стабилизации ситуации в Бишкеке после стихийного митинга
Все новости