Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тактика катка

Власти явно не планируют в ближайшие месяцы ослаблять давление на оппозицию

«Газета.Ru» 29.03.2013, 15:50
Долгожданное потепление не будет сопровождаться политической оттепелью Сергей Фадеичев/ИТАР-ТАСС
Долгожданное потепление не будет сопровождаться политической оттепелью

Судя по событиям последних зимних недель, наступающая наконец весна принесет новые высоты пропаганды и рост числа заключенных оппозиционеров. Инерция избранной властью тактики может привести только к усилению давления.

Климатическая весна, наступление которой нам прогнозируют уже вот-вот, вряд ли в этот раз совпадет с политической. Массовые проверки НКО, пополнение скамьи подсудимых по делу 6 мая 57-летней пенсионеркой Еленой Кохтаревой и прочие признаки свидетельствуют, что в ближайшие месяцы власти не отойдут от избранной «тактики катка» относительно несогласных.

В апреле нас, по всей видимости, ожидает суд над Алексеем Навальным, который, настаивая на том, что обвинения в хищении средств в его адрес высосаны из пальца, тем не менее, считает обвинительный приговор неизбежным. Такой приговор будь он связан с реальным сроком заключения или условным, укрепит репутацию Навального среди недовольных властью. Но организаторы процесса никакой озабоченности в связи с этим не выказывают. Аудитория оппозиционеров, попросту говоря, списана со счетов, все ставки сделаны на мобилизацию лояльного ядра — считается, что мнение «отщепенцев» не важно.

Длинный разбег, взятый специалистами по избавлению страны от «белоленточных», и не может завершиться никакой внезапной оттепелью, во время которой был бы допущен диалог, сброшено напряжение или, тем более, намечены уступки.

В противоположность тактике, предусматривающей возможность заигрывания с находящимися вне системы оппонентами, а по возможности, вступления во временные отношения с отдельными их группами, выбрана тактика консолидации. Это небезопасное решение: оно обладает внутренней логикой, в соответствии с которой на каждое нападение, на каждую нанесенную обиду должен быть дан превосходящий по силе ответ.

Между тем обид накапливается все больше. А превосходящий по силе ответ давать становится все сложнее: история с «Московским комсомольцем» показывает, что даже вполне вписанные в систему элитные группировки не готовы с ним смириться, а высшее начальство пока еще вынуждено терпеть фронду, хотя бы по отношению к функционерам второго ряда.

Растут и репутационные издержки. За время зимних и мартовских холодов их накопилось столько, что понадобились «мужественные поступки» депутатов, уходящих в отставку, и широко разрекламированные, пусть и бесплодные, уголовные дела, чтобы хотя бы сделать вид, что игра ведется честно. Тут беда заключается в том, что информация, даже и запущенная «отщепенцами», которых решено игнорировать, носит такой явный характер, что все равно просачивается в круги, которые власть считает своей канонической территорией. В конечном итоге справедливо или нет, но в ходе внешне уверенных действий власти по подавлению протеста и политической самодеятельности доверие к ее ключевым институтам — полиции, суду — только уменьшилось, а парламентские представители в возрастающей степени выглядят для граждан властью «жуликов и воров». Так что приходится все больший акцент переносить на дублирующую структуру — «Общероссийский народный фронт».

Однако можно с большой долей уверенности предполагать, что все эти угрозы сочтены незначительными. И не потому, что в рядах номенклатуры царит спокойствие и единство. Просто, во-первых, инерция избранного способа действий слишком велика, чтобы его менять, а во-вторых, по мере того, как дело заходит все дальше, растут и ставки.

А с ними и выделяемые на поддержание политической стабильности бюджеты.

Поэтому можно не сомневаться, что весной пропаганда достигнет невиданных высот, суды проявят политическую сознательность, а число заключенных оппозиционеров увеличится. Мелких неудач для того, чтобы свернуть с избранной дорожки, уже недостаточно, и дело должно дойти до крупного провала.