Блогер полпроцента

Большинство интернет-пользователей аполитично и не симпатизирует никаким партиям и политикам

Денис Волков 28.03.2011, 10:12
Thinkstock/Fotobank.ru

Известность в современной России по-прежнему гарантирует только телевидение. И даже авторам скандальных разоблачений в сети не удается завоевать всенародной популярности.

Влияние интернета на россиян сильно преувеличено. Хотя интернетом когда-либо пользовались около 40% россиян, регулярно посещает сеть не более 30%. Более полутора-двух часов в день проводят «мировой паутине» не больше 5–6% населения. Исследования показывают (см. «Интернет и политическая ангажированность в России»), что на мировоззрение человека оказывает влияние не пользование интернетом как таковым, а доверие и регулярное обращение к профессиональным интернет-изданиям и аналитическим сайтам. Те, кто заходит в сеть, ищут там прежде всего развлечений и общения, а не серьезную информацию. Большинство пользователей вообще аполитичны и не симпатизируют никаким партиям, движениям или политикам.

Людей, которые используют интернет для того, чтобы разобраться в происходящем, немного — не более 6% на всю страну.

Сравнительно чаще к этому прибегают люди в возрасте от 25 до 39 лет (10%), москвичи (12%), с высшим образованием (13%), благополучные (могут покупать относительно дорогие вещи – 16%).

Именно эти группы являются целевой аудиторией, к примеру, известного российского блогера, борца с коррупцией, победителя виртуальных выборов мэра Москвы Алексея Навального. Здесь он хоть сколько-нибудь известен и может рассчитывать на поддержку своих идей. Среди молодежи (25–39 лет) к его мнению готовы прислушаться 1% респондентов, в благополучных слоях населения 2%, в Москве 4%. Но насколько тот же Навальный популярен за пределами интернета и блогосферы?

В мартовском исследовании Левада-центра в открытом вопросе (без подсказок) респондентам предлагалось самостоятельно назвать «пять-шесть политиков, которым они больше всего доверяют». В этом своеобразном рейтинге Навальный занял 31-е место из нескольких десятков названных имен, получив «голоса» 0,5% россиян. Учитывая, что погрешность исследования составляет 3,2%, его фигуру по популярности можно сравнить с Юрием Лужковым (0,7%), Борисом Немцовым или Ириной Хакамадой (по 2%). Первые строчки заняли Путин (39%) и Медведев (34%) вместе с другими «официальными» политиками.

Другой открытый вопрос того же исследования позволяет составить представление о популярности Навального как блогера. К его «мнению по общественно-политическим вопросам» готовы прислушаться 0,4% населения. Здесь его обгоняют те же Медведев с 2%, Путин с 1,6% (хотя он вроде бы не ведет блога) и Артемий Лебедев (0,5%). Заметим, что

в России читают блоги не более трети интернет-пользователей (что составляет около 7–8% населения страны).

Гораздо лучше известен Алексей Навальный тем, кто сталкивался с ним не как виртуальным, а как с реальным персонажем. Так, в Кирове, где в 2009 году Навальный занимал пост советника губернатора Никиты Белых, согласно прошлогоднему октябрьскому исследованию Левада-центра, 17% опрошенных в возрасте 16–29 лет ответили, что слышали о таком политике. При этом 11% относились к нему положительно, а 6% отрицательно.

Данные социологических опросов не должны удивлять. Известность в современной России гарантирует только телевидение, которое смотрит ежедневно более 80% населения. Именно таким образом узнают о последних новостях около 94%, подавляющее большинство – из передач трех государственных каналов.

По интернету следят за последними событиями не больше 11% населения.

Вполне закономерно, что наиболее авторитетными политиками являются первые лица государства. Среди неполитических фигур лучше всего известны и заслуживают доверия патриарх Кирилл (который к тому же обладает символическим ресурсом церкви – 11%), Владимир Познер (6%), Владимир Соловьев, Андрей Малахов и Никита Михалков (по 4%).

Феномен Навального как одного из самых известных героев политического рунета обнажает две вещи. Во-первых, то, что влияние интернета на россиян по сравнению с традиционными СМИ по-прежнему ничтожно. Во-вторых, самоупоение, в котором политически ангажированная виртуальная аудитория не желает замечать и понимать реального положения вещей. Чрезмерное же упрощение действительности снижает возможности влияния новых политиков «из интернета».

Автор – социолог Левада-центра