Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Постом и челобитной

Заставить репрессивный механизм пойти на реальную гуманизацию – означает его оскорбить

«Газета.Ru» 18.05.2010, 16:10
Reuters

Ходорковский показал, что прописанная Медведевым гуманизация отторгается устоявшейся репрессивной системой. Невозможно требовать быстрой, эффективной работы от органов, годами выполнявших правоохранительные функции только в качестве хобби.

Голодовка, объявленная Михаилом Ходорковским, безусловно, является сильным политическим ходом. В письме председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву он пообещал «смириться», если «президент согласится, что внесенные им, принятые Федеральным собранием РФ и подписанные им законы могут не исполняться судейскими и иными чиновниками по их собственному усмотрению». Такого согласия Медведев, разумеется, дать не может. Но и его прямое вмешательство в дело также невозможно. Единственный выход, по-видимому, – это если Верховный суд вынесет определение, которое заставит Хамовнический суд отказать прокуратуре в продлении ареста Ходорковского.

С обыденной точки зрения такое развитие событий не будет иметь немедленного практического значения для осужденного, поскольку тот все равно продолжит отбывать свой срок. И вряд ли отмена постановления суда об аресте была бы способна реально помешать прокуратуре в ее попытке добиться повторного осуждения Ходорковского, если бы прокуратура умела работать вне царящей в России системы досудебного преследования. Собственно, попытка демонтажа этой системы и была предпринята Медведевым, когда он вносил поправки в Уголовно-процессуальный кодекс. А теперь Ходорковский наглядно показывает, что попытка эта пока что успеха не имеет.

Если же постановление об аресте будет отменено благодаря действиям Ходорковского, это очевидным образом прибавит ему общественной поддержки. При этом прокуратура, да и существующие суды будут сильнейшим образом дискредитированы.

Политический выбор, который должен сделать Медведев, очень неприятен: заставить репрессивный механизм пойти на реальную гуманизацию – означает его оскорбить. Причем оскорбить ради прав того человека, который является безусловным врагом действующей власти и, более того, ее конкретных представителей.

Они – и премьер Путин среди них хоть и первый, но далеко не единственный – должны быть крайне обеспокоены возможностью такого развития событий, потому что рост влияния Ходорковского прямо угрожает их благополучию. Слишком многое тут строится на успешности кампании по изображению из фигурантов процесса ЮКОСа чикатил и чикагских гангстеров – а она в целом была успешной. Но заявлениями такого рода, как сделал теперь Ходорковский, она может быть обрушена.

Характерно, что, в отличие от Евгения Чичваркина, да и многих других, экс-глава ЮКОСа адресовал свое обращение не самому Медведеву, а председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву. В общем-то,

Ходорковский демонстративно пошел вразрез с традицией бить челом царю, которая имеет в России глубокие корни, несмотря на провозглашаемый принцип разделения властей.

И суть его обращения – как раз поставить вопрос: либо прекратите провозглашать неисполняемые на деле принципы, либо покажите на деле, что с сегодняшнего дня начали им следовать. Собственно говоря, первый вариант неприемлем с точки зрения репутации руководителей за рубежом, а второй – с точки зрения целостности и управляемости сложившегося режима.

Частный вроде бы случай Ходорковского может ведь оказать разрушительное действие на российские правоохранительную и судебную системы. Как требовать быстрой, эффективной работы от органов, годами выполнявших правоохранительные функции только в качестве хобби? Как заставлять судей следовать и букве, и духу закона, когда они видят смысл своей деятельности совершенно иначе? У них нет таких навыков. Они не умеют решать таким образом поставленные задачи. А это означает, что вместо коррумпированной, неэффективной, но имеющейся в наличии репрессивной системы не будет вообще никакой.

Эта страшилка – собственно и есть главный инструмент шантажа, который используется против всех, пытающихся кардинальным образом что-то поменять в России. Происходящее сейчас вокруг Хамовнического суда покажет, сохраняет ли он свою действенность, несмотря ни на какие громкие декларации на самом верху политической пирамиды.