Безошибочная история

Невозможно представить себе признающего ошибки собственного президентства Владимира Путина или Дмитрия Медведева

ИТАР-ТАСС
Реабилитация расстрелянных большевиками членов семьи последнего русского императора только подтверждает общее правило: каждая российская власть считает себя безгрешной. Даже ошибки и преступления далеких предшественников признает с большим трудом.

Президиум Верховного суда РФ после многолетних мытарств (сбор доказательств для процесса Императорский дом начал еще в 1995 году) наконец принял, казалось бы, совершенно очевидное, никоим образом не подрывающее и даже не касающееся основ нынешней государственности решение – реабилитировать царскую семью.

«Президиум Верховного суда Российской Федерации постановил признать необоснованными репрессии и реабилитировать Романова Николая Александровича, Романову Александру Федоровну, Романову Ольгу Николаевну, Романову Татьяну Николаевну, Романову Марию Николаевну, Романову Анастасию Николаевну и Романова Алексея Николаевича», — торжественно сказал судья. Таким образом,

суд удовлетворил надзорную жалобу адвоката великой княгини Марии Владимировны Германа Лукьянова и отменил определение судебной коллегии Верховного суда от 8 ноября 2007 года, в котором Николай Второй и члены его семьи были признаны не подлежащими реабилитации.

Расстрел царской семьи в ночь на 17 июля 1918 года произошел по решению органа государственной власти в Уральской области. «Тогда, при диктатуре пролетариата, согласно лозунгу, вся власть должна была перейти к Советам. Таким образом, была передана как законодательная, так и исполнительная и судебная власти в полном объеме», — сказал адвокат Лукьянов. На довод Генпрокуратуры о том, что Совет, принявший решение о расстреле, не обладал судебными функциями, Лукьянов ответил: «Даже если Совет и не был наделен судебной властью, то точно был наделен административной. А, согласно законодательству, репрессии – это меры принуждения со стороны государства, со стороны властей, которые наделяются административными полномочиями… Мы добивались того, чтобы образ России ассоциировался с образом правового государства, чтобы Россия продемонстрировала, что она осуждает свое кровавое прошлое и встала на новый путь развития».

Увы, эти последние слова адвоката Лукьянова вызывают большие сомнения.

Унаследованное с царских времен отношение к властителю, как к божеству, не способному ошибаться по определению, сохранялось на протяжении всей советской эпохи и перешло в постсоветскую Россию.

Казалось бы, что мешает сегодняшним правителям России признать тот же голодомор преступлением против всех народов СССР и публично осудить преступления советской власти, в том числе режимов Ленина и Сталина? Но нет. У нас Сталин становится «эффективным менеджером» в написанных по заказу государства учебниках истории, фигурирует в освященном высочайшим разрешением телепроекте общенационального государственного телеканала «Россия» как «Имя России».

Политический жест первого президента России Бориса Ельцина, извинившегося перед народом за свои ошибки в момент ухода в отставку, остается уникальным для российской политической культуры — здесь всякая власть пожизненна и безгрешна.

Представить себе признающего ошибки своего президентства нынешнего премьера Владимира Путина или сегодняшнего президента Дмитрия Медведева просто невозможно.

Если на реабилитацию царской семьи понадобилось 90 лет, то не исключено, что, например, Михаил Ходорковский будет реабилитирован не раньше, чем в 2098 году. Причем в России следующая власть вполне может публично объявлять преступной предыдущую (как большевики — царя или Хрущев – Сталина), но воспроизводить ту же модель отношений с обществом, где любой правитель по определению прав в любом своем действии. Тем более что российскую власть веками невозможно было поменять законным образом – правители уходили только в результате дворцовых переворотов, революций или смерти.

Реабилитация царской семьи в данный конкретный момент истории никоим образом не меняет политическую атмосферу в стране и не отменяет всеобщий принцип безгрешности действующей власти.

В России нет серьезного монархического движения, ни сам последний русский император, ни его убийцы не являются сколько-нибудь популярными фигурами для актуальных политиков. Грубо говоря, это посмертная реабилитация сразу в двух смыслах – после смерти невинно убиенных членов царской семьи (уже канонизированных РПЦ, фактически ставшей частью государственной машины) и после смерти символического значения этих жертв для России. Акт реабилитации царской семьи сегодня не свидетельствует ни о желании России стать правовым государством (в стране достаточно живых жертв правового произвола власти), ни о перемене политических координат российской жизни.

Возможно, именно умение власти признавать ошибки, равно как осознание народом того, что им управляют нанятые менеджеры, а не святые, и станет первым шагом к появлению в России действительно цивилизованных правителей.