Слушать новости

Кандидат за бортом

Многих опытных депутатов в Думе больше не будет

Изоляция пассионариев чревата политическими катаклизмами.

Конечно, до самого края, до знаменитой фразы: «Мсье, же не манж па... Гебен зи мир битте... Подайте что-нибудь депутату Государственной думы...» — не дойдет. Однако уже сейчас очевидно, что за пределами нового парламента останется немало людей, которых можно назвать депутатами-профессионалами. Проработав три, а то и четыре срока на Охотном ряду, ничем иным, кроме политики, они и заниматься уже не могут. Если и умели раньше, то разучились. Занятия же политикой, за исключением вполне невинной думской — поправки в законы, депутатские запросы, гневные, но часто не слышимые миром филиппики с думской трибуны, — если еще и не признаны нелегальными де-юре, то уже являются таковыми де-факто.

Новый избирательный закон, по которому попасть в Думу, то есть в лицензированную, разрешенную политику, можно только в партийном строю, но нельзя в индивидуальном порядке, уже до начала кампании оставил за бортом целый ряд ярких и известных фигур. Ни демократу Владимиру Рыжкову, ни патриотам Дмитрию Рогозину, Сергею Глазьеву, Александру Лебедеву не нашлось места ни в одном партийном списке.

Кремль отнесся к впервые проводимым партийным соревнованиям со всей серьезностью. И давно неприятных или чем-то проштрафившихся политиков не дозволили включать даже в списки, чьи шансы на преодоление семипроцентного барьера весьма призрачны. Как, например, Владимира Рыжкова, который изначально планировался правыми чуть ли не в первую «тройку» СПС. Или Александра Лебедева, который должен был возглавить московский список «Справедливой России». Вышедшим из кремлевского доверия бывшим «родинцам» Рогозину и Глазьеву не нашлось места в чужом списке, не удалось зарегистрировать и свой собственный ( «Великую Россию»).

Впрочем, многие старожилы и знаменитости из тех, кто «вписался» в избирательную кампанию, фактически лишь отложили на пару месяцев свою политическую смерть.

Владимир Путин благосклонно выслушал рассказ Сергея Бабурина об организации приуроченного к 4 ноября очередного «Русского марша». Но очевидно, что у бабуринского «Народного союза», даже если он будет без перерыва маршировать все оставшиеся до выборов два месяца, нет шансов увеличить число сторонников с десятых долей процента до 7%. А значит, четырежды депутату Бабурину (он был депутатом ВС России и три раза избирался в Госдуму) так же, как и другому заслуженному политику Виктору Алкснису (идет под вторым номером в списке «Народного союза») придется учиться иным промыслам.

Да что говорить о рядовых депутатах, когда даже дважды спикер Геннадий Селезнев, ловко руливший Думой в смутное время противостояния между законодательной и исполнительной властью, вряд ли сохранит свой депутатский мандат на 5-й срок. Поиски нового хобби ждут и его товарища по избирательной тройке «Патриотов России», предпринимателя Геннадия Семигина, за два думских срока так и не сумевшего выполнить кремлевское задания по раздроблению КПРФ. Впрочем, это многих горький путь. Метавшийся из партии в партию Виктор Похмелкин, который идет на выборы в рядах хотя пестуемой Кремлем, но не имеющей возможности попасть в Думу «Гражданской силы», возможно, уже сожалеет, что не переквалифицировался несколькими месяцами раньше в региональные политики в родной Перми.

Самым резвым из думских «лишних» оказался Александр Лебедев. Возможно, потому что, как успешный предприниматель, он всегда смотрел на политику исключительно как на очередной бизнес-проект. И уже теперь до окончания действующего депутатского мандата готов переквалифицироваться почти в управдомы. Вернее, начать новый бизнес-проект в качестве начальника вновь создаваемого в столице департамента дорожного строительства. Во всяком случае, его первая реакция на предложение из враждебного лагеря (Лебедев на протяжении многих лет был яростным противником и критиком Лужкова и компании) была вполне положительной.

Но Лебедев, как и другие думские миллиардеры (Владимир Путин вроде бы отдал негласный приказ: отъявленных богатеев в проходные списки не включать), найдут, чем развлечь себя, кроме заботы о народе.

А вот многих из тех, кто независимо от прежних занятий и состояний видит себя исключительно в роли народных заступников и трибунов, сложившаяся система просто загоняет в подполье.

Практика политического огораживания и партийной фильтрации привела к тому, что многие из реально занимающихся общественно-политическими проблемами деятелей оказались за рамками избирательной кампании, а значит, за пределами нормального политического процесса вообще.

Экс-премьеру Михаилу Касьянову, шахматисту Каспарову, писателю Лимонову ничего не остается, кроме как организовывать «марши несогласных» и играть в праймериз, отбирая кандидата на президентские выборы. Выборы, в которых им если и разрешать поучаствовать, то лишь исключительно для придания этому скучному мероприятию балаганной массовости.

Искусственная изоляция пассионариев, особенно если у значительной части населения есть все основания быть недовольными, всегда чревата незапланированными и непредсказуемыми бунтами несогласных.

Просто потому что не имея возможности выразить свое несогласие цивилизованным способом, люди начинают искать иные способы воздействия на ситуацию. Радикализация политики — процесс опасный, и чаще всего его трудно остановить. А революционеры чаще всего вырастают из людей, не по своей воле оказавшихся за бортом.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть