Слушать новости

Либеральная склока. Часть 1.
Игорь Артемьев: Глупо, если сосед по лестничной клетке ненавидит тебя

Скандал и склока в стане либералов к началу выборной кампании достигли апогея. Руководители штабов строчат в прессу доносы, ранее достигнутые соглашения разрываются, а «Яблоко» и вовсе намерено сделать критику СПС основой своей предвыборной платформы. Сегодня для «Газеты.Ru» ситуацию комментируют «умеренные» с обеих сторон - третий номер предвыборного списка «Яблока» Игорь Артемьев и второй номер списка СПС Ирина Хакамада.

Какая причина раз за разом служит поводом для войны «Яблока» и СПС и препятствует формированию коалиции? Что «Яблоко» выигрывает на конфронтации и что вы потеряли?

О едином списке речь не идет уже очень давно просто потому, что мы разные и политических расхождений гораздо больше, чем совпадений.

Однако два года мы вели переговоры о разведении кандидатов в мажоритарных округах, потому что, несмотря на все различия, мы соседи в политическом спектре. Съезд «Яблока» обратился к СПС с тем, чтобы вернуться к тем договоренностям. Если СПС так же займет позицию здравого смысла, то мы округа разделим и у нас появятся гораздо более весомые перспективы по примерно 50 округам в Москве, Санкт-Петербурге, Московской области.

Вопрос о том, что мы потеряли, это вопрос о том, сколько мы бы набрали, если бы объединились. Во-первых, я думаю, что вместе мы набрали бы меньше, чем порознь, во-вторых, я хочу подчеркнуть, что мы разные.

Прежде всего, мы расходимся в вопросе строительства олигархического государства в России, слияния бизнеса и политики. Начиная с 1992 года был взят курс на построение олигархического государства. Это приватизация, это залоговые аукционы… Сейчас Россия - это олигархическое полукриминальное государство. Со всеми последствиями для свободы СМИ, слияния бизнеса и власти, засилья бюрократии.

СПС выступает на словах за демонополизацию экономики, а на деле, наоборот, стремится к монополизации. РАО ЕЭС создает «Российские коммунальные системы», и, вместо того чтобы двигаться к демонополизации, они создают новую монополию.

Но эта «монополия» - эксперимент в десятке городов?..

Я понимаю. Но эксперимент идет по пути создания еще одной монополии, в чью собственность будут передавать имущество, принадлежащее регионам. То же самое мы видели и в реформе энергетики. Это монопольная структура. И если бы мы тогда не вмешались, то так бы и было. Могу продолжить. Помните ситуацию с НТВ: свобода слова или собственность? Чья собственность? Монополии, только другой - «Газпрома».

Мы, несомненно, признаем, что в СПС много людей, которые придерживаются либеральных взглядов. Но обострение конфликта с «Яблоком» произошло тогда, когда «люди из естественных монополий» возглавили штабную деятельность.

И это - главная причина жесткой войны двух либеральных партий?

Лично я не считаю СПС либеральной партией. Там есть некоторое количество людей, которых можно назвать людьми с либеральными взглядами. Также я не считаю СПС правозащитной партией, там некоторое время назад были люди с такими взглядами.

Что касается нашей близости, то в Думе по многим вопросам мы голосуем одинаково, мы этим очень дорожим. В Петербурге мы шли единым списком на выборах в законодательное собрание. Мы продолжали следовать договоренностям и там, где были выдвинуты кандидаты от СПС, не был выдвинут ни один кандидат от «Яблока».

Дальше можно проследить по датам, когда организации СПС принимали решения о выдвижении своих кандидатов против «яблочных». После этого мы были вынуждены рассматривать вопрос об ответных мерах и выдвижении в их округах своих кандидатов. Когда обе стороны стали понимать, что ситуация выходит на новый круг конфронтации, то, как бы ни относиться друг к другу, были приняты определенные меры. И «Яблоко» на своем съезде приняло обращение к съезду СПС. Мы рассчитываем на соответствующие договоренности по одномандатным округам.

Во всех остальных случаях я не думаю, что возможны какие-то договоренности.

Ваша предельно жесткая критика военной реформы, разработанной ИЭПП, скорее усиливала позиции антиреформаторски настроенных военных, чем улучшала собственно проект?

Пока шла речь о контрактной армии, то мы выступали с единых позиций. Но эта поправка о шестимесячной службе все разрушила. Поскольку Генштаб получил возможность, поддержав всю эту систему, перевести ее потом в заведомо проигрышное русло. Сейчас призывают около 200 тысяч человек на два года, а при 6 месяцах призывать нужно будет в 4 раза больше. Где вы найдете столько людей? Этот очевидный довод начальники Генштаба видели как аксиому с самого начала. Мы друзьям из СПС много об этот говорили. Кто сказал, что сегодня нужно иметь мобилизационный резерв порядка 5 миллионов человек, когда в случае глобальной войны стрелковым оружием воевать почти не будут?

Но в принципе, мы выступали вместе, и расчеты стоимости контрактной армии гайдаровского института отличаются от расчетов питерского ЭПИЦентра всего на 4%. По многим вопросам есть позитив, поэтому-то мы и договариваемся в округах. Ведь глупо, если сосед по лестничной клетке ненавидит тебя!

Тем более что эта конфронтация объективно снижает влияние либеральных и западнических идей, которые и так находятся на периферии общественного сознания и системы принятия решений...

Мы этого не хотим, и обращение съезда - это попытка поставить точку во всех этих конфликтах, которые нами не были спровоцированы. Мы хотим это прекратить, но, действительно, стороны очень сильно увлеклись критикой друг друга и размежеванием. Все равно мы остаемся соседями и нужно жить по-соседски.

Но что сделали эспээсники, когда выставляли нам кандидатов? Они сказали, что у вас есть разные люди, хорошие и плохие, вот плохим: Митрохину, еще кому-то - мы выставим кандидатов. А есть хорошие - Иваненко, Артемьев, например, там не выставим. Но мы же не можем позволить делить нас на черных и белых. Мы предложили решить вопрос по всем округам. Президиуму даны полномочия снять наших кандидатов, но по всем округам. Не делите нас на черных и белых, мы же вас не делим.

И все же опасность идей Глазьева или Райкова, изоляционизм выглядят серьезнее, чем все эти упреки и даже программные различия. А ваша предвыборная программа - это в большой степени рассказ о вреде, нанесенном стране лидерами СПС.

Поэтому съезд принимает обращение, поэтому не нарушали договоренностей. Мы, несомненно, готовы работать в рабочих комиссиях с ними. Но это соседи, иногда они ссорятся и выясняют отношения. Сейчас надо говорить о своих программах, и в этом смысле мы не собираемся бороться с СПС. Я не являюсь сторонником конфронтации с СПС.

Мы говорим, что в России построен олигархический капитализм, управляемая демократия, олигархическое государство. Мы можем, конечно, не упоминать СПС, но кто этим всем занимался в правительстве 10 лет? Рассказывая о том, как наша страна развивалась, и во главе государства стоял господин Ельцин, и рядом были люди, которые были главными проводниками этой идеологии, мы, что, должны отсылать людей в безвоздушное пространство? Ведь «Яблоко» нельзя упрекнуть в том, что оно не представляло своих программ. Но в черно-белом противостоянии была востребована наиболее радикальная часть людей, которая дискредитировала слово «демократия».

Если мы говорим о сегодняшнем дне, то говорим об энергетике и ЖКХ. Можно говорить о гражданстве, о военной реформе и посмотреть, где наши позиции совпадают, а где расходятся. Я считаю, что в половине случаев совпадают, в половине расходятся. Этого достаточно для того, чтобы назвать СПС соседями, и для того, чтобы сказать, что мы, конечно, кардинально разные. Отстаивать интересы крупных олигархических структур мы не собираемся. А политика СПС направлена на отстаивание интересов этих самых структур.

Интервью взял Евгений Натаров

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть