Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Июбрь

09.06.2016, 08:07

Екатерина Винокурова о том, как страна вернулась к нулю

Wikimedia

Холодное начало лета 2016 года кто-то уже остроумно назвал «июбрем» — вроде июнь, а вроде октябрь.

В начале июбря мы все стояли где-то на нулевой отметке, а под ногами плавно оползала почва.

Рейтинги власти двигались вниз, но не так чтобы заметно. Цены и тарифы ЖКХ продолжали расти, но все уже привыкли, что они растут.

Премьер-министр Дмитрий Медведев продолжал выступать с экзотическими заявлениями, но в принципе нынешнее «Денег нет, но вы держитесь» едва ли прозвучало экзотичнее, чем ролик 2011 года в поддержку замечательного вида спорта бадминтон.

Экономика рушится, но катастрофы не происходит. Просто в привычной продуктовой корзине нет еще одного продукта — он слишком подорожал. Вот закрылся еще один ресторан, вот еще один магазин. Отменен еще один международный рейс, пустеют аэропорты, и не смеются весело дети на тележках с чемоданами, которые катят шумные добродушные мужики и их не менее шумные жены.

Закрывается еще один завод, еще одно предприятие. Страна не рушится в одночасье, а некрасиво мертвеет, прикрываясь ветхими лохмотьями в стиле «Самодержавие, православие, народность». Чиновники вещают про скромность, духовность и семейные ценности и предлагают лечить СПИД воздержанием, при этом сами разводятся, проталкивают любовниц на заметные должности и играют свадьбы с размахом, приличествующим арабским шейхам.

Алексей Кудрин сделал круг и вернулся, конечно, не на должность министра финансов, но снова будет давать Владимиру Путину советы по экономике. Все знают, что чуда он не совершит.

Какие-то полуэкстремисты ультрапатриотической направленности из того же НОД продолжают кричать о необходимости борьбы с «пятой» и «шестой» колоннами, на писательницу Людмилу Улицкую напали хулиганы.

Новое? Нет, снова постепенное скольжение в пропасть. В нулевые годы в молодежном патриотическом лагере «Селигер» уже проходила выставка «врагов народа» с картонными отрезанными головами этих самых врагов, а на машину политика Бориса Немцова сбрасывали унитаз, так что и эти методы не новы. Только Бориса Немцова больше нет.

Все стало жестче, и ставки прозрачнее. И за участие в несанкционированных митингах теперь сажают не на 15 суток, а на несколько лет.

Обнулилась и плавно съехала в беспамятство оппозиция. Сперва было «болотное дело» и чудовищный процесс Удальцова, когда Леонид Развозжаев дал показания, что среди оппозиционных лидеров, действительно, были те, кто не стеснялся разводить готовых финансировать что угодно антипутинское грузин, и что были люди, которые хотели совершенно не мирной революции и реформ. Потом вспышкой промелькнули выборы мэра Москвы, а потом — снова пропасть.

Демократическая коалиция, начавшая разваливаться, еле собравшись. Удивительные подробности партстроительства партии ПАРНАС и полный провал оппозиционных праймериз.

Все новые и новые взаимные упреки, обвинения, обещания подать друг на друга в суд. События последних месяцев просто наглядно продемонстрировали еще один совершенно неновый тезис: по своему внутреннему устройству и типажам оппозиция является лишь отражением нынешней власти, но не альтернативой ей.

Желание остаться главным любой ценой, защита своих, что бы эти свои ни делали, и личные амбиции, тотально превалирующие над соображениями разумности или общего блага, — все пороки, присущие российской власти, мы наблюдали все последние месяцы и у ее обличителей. Социологические опросы в наше время — штука лукавая, но после всех последних скандалов поневоле начинаешь верить околонулевым рейтингам оппозиционных партий.

Омертвение происходит и на ура-патриотическом фланге.

Еще публикуют колонки о грядущих русских танках под Киевом и победой России над мировым гегемоном, но уже не в СМИ первого эшелона. Дмитрий Киселев больше не угрожает США ядерным оружием, а отдел колумнистов «Известий» и вовсе перестал существовать в своем прошлом виде. Герои недавних сражений еще упаковывают гуманитарную помощь в Донбасс, но уже не мелькают по федеральным телеканалам и забыты теми, кто так недавно их воспевал.

«Единая Россия» демонстрирует «новые лица» по итогам праймериз, но многие из этих лиц совсем не новы — к примеру, новоявленная московская «звезда» Любовь Духанина, которая, оказывается, уже десять лет сидит в Общественной палате, несколько лет — в «Общероссийской народном фронте», однако никакими яркими инициативами не запомнилась и интереса к москвичам особо не проявляла.

Никаких рецептов выхода из кризиса партия не предлагает и только повторяет как мантру фамилию Путина, который всех спасет, да еще периодически предлагает что-нибудь запретить — опять же понемножку. Закрыть выезд за границу при определенных нарушениях, но не тотально. Заставить поисковики вручную отбирать информацию, но разрешить им продолжать работу. Выгнать журналистов с избирательных участков — но только тех, кто менял место работы или недавно устроился.

Каждодневная муштра и каждодневное принуждение одобрять любые инициативы власти превратили даже ярких законодателей былых лет в тени самих себя.

Вроде бы человек жив, работает, но чем толком занят — да кто его знает, голосует вот.

Погода нашего июбря — плюс восемь градусов. Нет, никакое это не лето, но и вечная зима еще не пришла. Листья еще не желтеют, но цветы замерзают.

И как и в далеком 2010 году, что делать с этим всем — совершенно непонятно.