Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

О чем плачет Скрынник

05.12.2012, 10:46

Слава Тарощина об антикоррупционных дамских телесериалах

Нечеловеческое наступление на коррупцию набирает обороты. Особенности национальной борьбы с чем бы то ни было предсказать невозможно, так как главный ее смысл — не результат, а процесс. Зато точно можно сказать, кто уже победил: это телевидение.

К концу осени, когда хандра проникает в организм даже самого устойчивого зрителя, ТВ вдруг откуда-то с небес получило щедрый подарок.

Стремительно разросшееся племя коррупционеров способствовало формированию нового жанра, представляющего помесь телесериала с документальной драмой.

Поэпизодный план пишет сама жизнь. Главная проблема киноящика — отсутствие профессиональных сценаристов. А тут, пожалуйста, ничего не надо придумывать. Новые женские типажи сами идут прямо в руки. Молодые и не очень, красавицы одна лучше другой — Васильева, Сметанова, Чубкина и примкнувшая к ним Скрынник. Попытались чуть побороться под камеры со всякими глонассами — не пошло, с женщинами интересней.

Интрига, как водится в сериалах, плетется косичкой. Несколько сюжетных линий постоянно чередуются, чтобы потребитель не заскучал. Показали Васильеву на троне, при кольцах, драгоценностях и картинах — подвесили зрителя на крючок. Затем взялись за Сметанову. Она не так выигрышно смотрится, как томная пышнотелая дива, но выигрышно оттеняет фабулу. Если верить ящику, размеры уворованного двумя прелестными дамами уже приближаются к бюджету небольшого государства, однако до кульминации еще далеко. Темпоритм сериала — вещь в себе. Повествование движется волнами, вот-вот, кажется, будет развязка, а ее все нет.

Зато ежедневно увеличивается количество тайн вокруг главных героев. Тайна — двигатель любого сериала. Почему Сметанова сидит в камере, а Васильева — в 13-комнатных хоромах в Молочном? Почему с этим самым домом вообще невесть что происходит — он якобы нигде не зарегистрирован, хотя стоит в самом центре столицы? Почему две девушки сидят, пусть и по-разному, а третья, Марина Чубкина, которая тоже вроде бы имеет отношение к оборонному апокалипсису, мирно переходит на престижную работу в РЖД? Чубкина появляется на авансцене тогда, когда действие начинает буксовать: она оживляет тускнеющую палитру дополнительными красками. Железнодорожный глава — человек тонкой душевной организации. Чубкина в свои тридцать с хвостиком лет пребывает не только в чине генерал-майора, но еще и в чине поэта. Но пойди сразу разберись, кому адресованы ее волшебные строки: «Один глоток тебя — и я готова жить» — прежнему хозяину Сердюкову или нынешнему, Якунину?

А может, вообще третьему лицу, которое появится в 457-й серии нашего завлекательного фильма?

В телесериале причины и следствия редко сходятся, образуя причинно-следственную связь. В жизни наблюдается то же самое. Все коллизии антикоррупционного кино вращаются вокруг Сердюкова.

Время от времени какой-нибудь пропагандистский умелец калибра Мамонтова размахивает бумажкой, подписанной бывшим министром обороны. Но вот парадокс: бумажки и девушки существуют отдельно от него, а Сердюков — отдельно от них. И вместе им, похоже, не сойтись.

А тем временем сюжет начинает скукоживаться. Зрители вот-вот разбегутся по другим сериалам. И тогда на небосклоне возникает плотная фигура Елены Скрынник, экс-министра сельского хозяйства. По одной версии, она теперь советник Путина, по другой — нет. Впрочем, это не важно. Ведь

Путин, как объясняют нам объясняющие товарищи, так плотно взялся за борьбу с коррупцией, что ни перед чем и ни перед кем не остановится.

С Еленой Борисовной произошла любопытная история — она не захотела быть героиней сериала. Примерно после третьего слива под названием «Всласть имущие» Скрынник решила прорываться из сериала в информационно-аналитическое вещание.

Шаг эффектный и эффективный. Пресса галдит про ее роскошную виллу во Франции, а она тут, в России, среди родных березок и осин, без которых ей не жить. Елена Борисовна, перебегая в эфире от Максимовской к Такменеву, продемонстрировала хорошее знание аудитории. У Максимовской она расплакалась (слезы на ТВ всегда в цене): да какая вилла во Франции, четверо детей с бабушкой спят на раскладушках, какие миллионы долларов, какая сумка «Биркин»? Все тащу одна, а тут такой поклеп, буду судиться. К Такменеву пришла уже другая Скрынник. Деловая дама в шелковой блузке с черным бантом напирает на то, что каждый ее шаг фиксировала Счетная палата, вот, мол, с нее и спрашиваете. Сумка «Биркин», правда, уже обнаружилась, и вилла во Франции проявила некоторые очертания метров на 200. Скрынник совершила только одну тактическую ошибку. Да, утверждала она, я заработала свои деньги до того, как стала министром. Именно поэтому я, состоятельный человек, пошла работать в правительство, где мой оклад составлял 135 тысяч рублей. Сказано это было тоном, который ей наверняка не простят сериальные зрители. Ведь для них телекино — еще и некий социальный институт, помогающий идентификации личности. А личность, для которой 135 тысяч не деньги, не заслуживает ни жалости, ни сочувствия.

Я же Скрынник сочувствую. Понимаю, о чем она плачет. Елена Борисовна, хорошо знающая власть изнутри, плакала от несправедливости. Другие воруют больше и имеют значительно больше — ну почему напали именно на нее?

Да просто подошла по перспективному дамскому сюжету, вот и все. Сериал — это всегда ставка, в том числе на низменные инстинкты потребителя, воспринимающего мир в черно-белом варианте. С сельским хозяйством в стране беда, а главная сельскохозяйственная дама — в полном шоколаде. В деле разжигания социальной ненависти важны нюансы. Пока речь шла о несметных богатствах Васильевой, народ безмолвствовал. Но, как только выяснилось, что фаворитка Сердюкова очень недовольна домашним арестом, так как не привыкла обходиться без поваров, прачек, маникюрши и педикюрши, толпа взорвалась. После гневного репортажа пламенной Ольги Скабеевой о барыне заговорили в магазинах и метро.

В связи с вышеизложенным восхищаюсь мужеством Шойгу. В разгар скандала с бывшим министром обороны новый аналогичный министр назначает своим личным советником Марию Китаеву. Недавняя телеведущая государственного холдинга ВГТРК (многим она запомнилась по интервью, которое Мария брала у Путина в желтой «Ладе Калине») молода, красива, напориста. Если что, сможет стать идеальной героиней очередного документального сериала.