Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Требуются министры

25.10.2011, 20:26

Слава Тарощина о телеобсуждении нового эксперимента над страной

НТВ в один вечер осчастливило зрителей двумя важными событиями. Вот они: итоговый выпуск вечерних новостей впервые после семилетнего перерыва вновь ведет Татьяна Миткова; Сергей Минаев в своей программе «Честный понедельник» предпринял попытку рассказать, что есть «большое правительство» и с чем его едят.

Первая новость, несомненно, в высшей степени положительная. Миткова — редкий тип новостных ведущих, которым веришь сразу и безоговорочно. Татьяна Ростиславовна порадовала великолепной формой (собственной), но пока не порадовала содержанием (передачи). Смесь землетрясений и педофилов нам в избытке показывают и на других каналах. Будем надеяться, что сколь опытной, столь и талантливой тележурналистке удастся найти свой звук, то есть привести к единому знаменателю форму (собственную) и содержание (передачи).

Сложнее обстоит дело с Минаевым, озадаченным вопросом: кто войдет в «большое правительство»? Разговор с активными участниками процесса — Андреем Макаровым, Маратом Гельманом, Михаилом Абызовым — не столько пролил свет истины на предмет, сколько его затуманил. Громоздкая структура из комитетов и подкомитетов при новой правительственной структуре окончательно запутала всех, включая участников разговора. Осталось непроясненным (во всяком случае, для меня), то ли все члены организационного комитета войдут в правительство, то ли не все. Остался также непроясненным смысл начинания. Нет, сам смысл предельно ясен — наладить связь между властью и народом до такой степени, чтобы каждый представитель народа мог сказать словами Абызова: «Правительство — это я». Но тут прозвучал робкий вопрос из зала: а кто, собственно, мешает уважаемым участникам ток-шоу наладить данную связь непосредственно на своем рабочем месте? Участники снова растерялись и снова не ответили, быть может, потому что очень нервничали. Даже Макаров, на что уж человек светлого ума, но и тот несколько раз срывался.

Особенно досталось от него Дмитрию Орешкину, посмевшему поинтересоваться, от кого зависят и на кого опираются комитетчики. Ведь в политике от кого зависишь, того и обслуживаешь. Макаров на вопрос, разумеется, не ответил, зато тотчас сорвал с Орешкина все и всяческие маски. Вы вымещаете, кричал он, свою злобу на нас за то, что ошиблись в прогнозах насчет Путина с Медведевым. Но это на грани сумеречного сознания… Впрочем, и весь разговор недалеко ушел от означенной грани. Если Макаров с Гельманом пытались хоть как-то обосновать свои позиции, то Минаев с Абызовом расплывались облаком в штанах.

Абызов, координатор общественного комитета сторонников Медведева, относительно новый публичный персонаж, оттого и особенно интересен. Его формулировки отличаются ускользающим смыслом и брежневской расплывчатой эстетикой типа «экономика должна быть экономной». Он сам себе задает вопрос, волнующий многих: «Чем «большое правительство» отличается от Общественной палаты?» — и сам же на него не отвечает. Абызов, известный бизнесмен из списка Forbes, обладает той степенью косноязычия, которое чрезвычайно востребовано в политической сфере еще со времен всяческих политбюро. Вот, например, как он возражает бедному Орешкину: «Никто вам на этом старте не даст ни о чем» (видимо, имеется в виду «не даст никаких гарантий»).

Вообще, как выяснилось, пока существует один залог грядущего успеха «большого правительства» — это сами участники «Честного понедельника». Они — цитирую данных участников — состоявшиеся личности, профессионалы, люди с репутацией, которой дорожат. Более того, полагает Минаев, «у меня, Гельмана, Абызова, Макарова есть определенное влияние в обществе. Если даже сорок таких людей соберутся — уже будет толк». Можем успокоить Минаева: таких людей, судя по телекартинкам, которые нам теперь показывают ежевечерне, гораздо больше. Еще недавно водораздел в обществе проходил между теми, кто вступил в «Народный фронт», и теми, кто не вступил. Теперь, похоже, водораздел переместился в сферу «большого правительства», которое грозит стать ну очень большим.

Но это еще полбеды. Смущает другое. Все тот же Минаев в финальном лирическом монологе определил истинные мотивы бурной гражданской активности. Все, кто откликнулся на предложение войти в «большое правительство», уверен он, идут туда не ради карьеры и материальных благ. «Наша цель, — продолжает Минаев, — проверить себя в конкретной работе в масштабах страны».

Страна у нас большая, экспериментов над ней поставлено великое множество. Вынесла революцию с войнами, вынесет и рокировку с «большим правительством».