Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Так говорил Миронов

20.05.2008, 18:03

Между двумя судьбоносными победами, футбольной и хоккейной, ньюсмейкером недели стал Сергей Миронов. Со своим давним врагом – аморальным ТВ, он сражается с отвагой Аршавина и Ковальчука. На сей раз председатель Совета федерации предложил ввести нравственную цензуру. В своей решимости идти до конца он готов даже Канта опровергнуть. Тот полагал, что нравственный закон внутри нас, а Миронов настаивает — нет, не внутри, а снаружи, и работать он способен только с помощью общественных советов.

Впрочем, в последние дни Сергей Михайлович ринулся в наступление по всем фронтам. Он смело бросил в лицо ТВ самое страшное из возможных обвинений: в России нет ни одного пропрезидентского канала. Идеология каналов антигосударственная и чуждая традиционных ценностей коллективизма в нашей многонациональной стране. Миронов прав – одного нет, потому что они все пропрезидентские, точнее сказать, пропремьерские. Именно отсюда проистекает та невнятица, которую мы наблюдаем в последнее время на экране. Каналы, присягнувшие Путину, не в силах перестроиться. В стране произошла смена политических декораций, а на уровне телекартинки ничего не изменилось. Зрители видят все того же Владимира Владимировича в окружении все тех же людей. Записные оракулы ранга Шевченко или Соловьева предпочитают оттягиваться на относительно безопасной теме Севастополя, а не анализировать cуть происходящего в Кремле и его окрестностях. Только отважный Брилев попытался было найти десять отличий между старым правительством и новым, но быстро запутался.

То есть проблема не в отсутствии лояльности, а, напротив, в ее избыточности. И это ханжеское единомыслие вкупе с вечной полуправдой для состояния умов страны, успевшей надышаться воздухом свободы, вреднее, чем мат и бесконечные блондинки в шоколаде. Собственно, первое провоцирует второе. Именно этическая ущербность в интерпретации главного формирует ауру вседозволенности. Реальное двоемыслие опаснее игрушечного двоевластия. Миронов четко определил формулу нынешнего ТВ с помощью четырех «С»: сенсации, скандалы, секс и смерть. Но почему-то он умудрился не заметить, что они — производные от крайнего цинизма, которым инфицировано ТВ. Целиком и полностью сдав позиции в информационно-аналитическом вещании, оно берет реванш другим. Идеология ТВ – чистый бизнес, эксплуатирующий основные человеческие инстинкты. Сей факт (насчет бизнеса) подтвердила и главная медиадама отечества Елена Зелинская в программе «Народ хочет знать», где сразу по мироновским следам обсуждалась проблема: нужно ли защищать зрителя от телевизионной агрессии? (Кстати, есть еще ряд неотложных задач, которыми с таким же успехом трепетная Кира Прошутинская, вооруженная спецназом невнятных экспертов, могла бы заняться в ближайшем будущем: следует ли уступать старушкам место в метро? мыть руки перед обедом? не воровать продукты в супермаркетах?). Зелинская оправдывала телевизионщиков с помощью сомнительного аргумента: «В худшем случае эти люди хотят просто зарабатывать». И в лучшем тоже, уточним мы.

Одним словом, истоки безнравственности, о которой печется Миронов, тесно связаны с идеологией. Нравственность невозможно изъять из контекста исторического времени. Герцен полагал, что историю Екатерины II нельзя читать при дамах; сегодня похождения любвеобильной императрицы покажутся пресными даже отъявленным пуристам. К слову сказать, и сама аморальность ТВ отнюдь не исчерпывается мироновскими четырьмя «с». Тут тоже имеются свои градации. Для кого-то вершина безнравственности — Сергей Зверев live, изъясняющийся исключительно бипами, то есть матом. Для меня же таковая (из последнего) — вечер в Ленкоме, посвященный 40-летию творческой деятельности Николая Караченцова. На этом празднике жизни проценты рейтинга стригутся с каждого ракурса тяжело больного актера; с застывшего лица Марка Захарова, прячущего глаза от стыда за происходящее; с ликующего вида двух цариц бала — жены Караченцова Людмилы Поргиной и ведущей Яны Чуриковой.

Атмосфера звенящей фальши объясняется легко. Благотворительная акция в честь Караченцова – не что иное, как продолжение другими методами недавно завершившегося очень удачного проекта «Две звезды». Тут задействовано интереснейшее явление современного ТВ — новое крепостничество в формате «фабрики звезд». Выращенные в колбах креативными телеменеджерами гомункулусы от вокала, бокса, танцев, фигурного катания, цирка требуют постоянной легитимизации. Творцы эфира просто обязаны убедить и себя, и нас: если Колдуна или Дюжева постоянно ставить на одну доску с Розенбаумом и Сукачевым, то они уравняются в таланте и популярности. Последняя легко конвертируется в круглые суммы, оседающие преимущественно на счетах новых крепостников. А юбилей Караченцова, ставшего с подачи того же ТВ героем мыльной драмы, где непременно присутствует любовь и болезнь, — отличный с точки зрения всеобщего пиара повод. Вот и все. Поэтому в программе, посвященной подлинному кумиру всех зрителей, нет любви и тепла, а есть холод и расчет.

Намедни Миронов озвучил самое действенное средство борьбы с безнравственностью. Для этого следует, как он полагает, отдать прайм-тайм Александру Солженицыну. А он уж всем объяснит, что та или иная программа, увиденная миллионами людей в эфире того или иного канала, пошлая и мерзкая. Наивный человек, этот Сергей Михайлович. Кто же пустит Александра Исаевича в прайм-тайм? Там место только звездам, а Солженицын, к счастью, среди таковых не значится.

Искренне сочувствую Миронову – у него впереди непочатый край работы. А главное, ему предстоит понять: рукотворность всех телепроцессов – от изготовления звезд до изготовления президентов – не менее безнравственна, чем его четыре «с». И пока эта связка существует, легче спасти русского выхухоля от вымирания, чем ТВ от аморалки.