Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Россию спасут транжиры

01.04.2009, 09:25

Простые граждане оказались экономически грамотнее, чем капитаны экономики из Кремля

Вопреки предписаниям начальства началось быстрое снижение жизненного уровня среднего россиянина. Вообще-то, обновленный официальный прогноз обещает в этом году никакой не спад, а всего лишь «стагнацию реальных доходов населения». Но действительность опровергла установочную бумагу еще до того, как составители ее дописали.

Но сначала все-таки – о том, что упрятано в этой бумаге. О так называемом уточненном прогнозе на 2009 год, который выдан на-гора Министерством экономразвития несколько дней назад и является одним из главных блюд официального антикризисного меню – вместе с новейшей версией федерального бюджета и правительственной антикризисной программой, апробируемой сейчас по воле премьера думскими депутатами и народом.

Заветная мысль «уточненного прогноза»: кризис кризисом, а простой россиянин и в этом году обязан сохранить свои потребительские стандарты на уровне жирного 2008-го.

Почему? Во-первых, потому что потребление – двигатель экономики. Патриоты-граждане волевым усилием сохранят привычный свой спрос на товары и услуги, а этот спрос вытянет народное хозяйство из болота. А во-вторых, потому что таковы принципы нашего руководства. Жизненный уровень, как известно, начал расти одновременно с его приходом к власти, и по одному этому просто не имеет права снижаться, пока оно у руля.

Исходя из этих установок, составители прогноза, заложив в него 7-процентный промышленный спад, 4-5-процентный спад ВВП в первом полугодии и 20-процентное уменьшение закупок по импорту, заверяют, однако, что продажи розничных товаров (в товарной массе, т.е. как бы с учетом инфляции) в 2009 году даже вырастут – пусть только на 0,3%, а объем платных услуг снизится всего на 0,1%.

Вы спросите: да как же такое осуществить? Тем более что снижение реальных доходов граждан запланировано вполне внушительное – на 8,3%? Будем объективны. За залихватским прогнозом МЭРа стоит не только желание угодить начальству, но одновременно и вдумчивый научный анализ.

Дело в том, что, по сведениям Росстата, в недавние сытые годы лишь две трети денежных расходов россиян шли на покупку товаров и услуг. Еще 12% своих расходов средний гражданин отдавал властям в виде налогов и прочих взносов. Речь, напомню, идет не только о легально работающих, а вообще обо всех жителях страны, от мала до велика.

А все остальное, около 20%, тратилось уже менее отчетливым образом – ложилось на банковские счета, расходовалось на покупку жилья, инвестировалось в индивидуальный бизнес, чаще всего нелегальный, уходило на взятки и т.д. Иначе говоря,

если убрать из наших расчетов налоги и взносы, то получалось, что три четверти расходов шли на товары и услуги, а четверть – на все прочее, включая и теневые операции. Вот эту четверть люди из МЭРа, видимо, и решили оприходовать. В интересах государства и самих же подданных.

А если немного подробнее, то заложить в свой прогноз отказ граждан от покупок жилья они, разумеется, не могли. Жилищное строительство тоже ведь общепризнанный локомотив нашего народного хозяйства. Но покончить с практикой накопительства – вполне: «Рост торговли будет поддерживаться снижением нормы сбережений населения». Нашли время копить – тратьте!

Самое занятное, что несколько месяцев подряд этот расчет словно бы оправдывался. В конце 2008-го и даже в январе 2009-го при снижающихся реальных доходах люди продолжали наращивать свои покупки, извлекая деньги из старых заначек. И лишь в феврале, подробные экономические итоги которого подведены только сейчас, потребительский ажиотаж сошел на нет.

Реальные располагаемые доходы граждан хоть и снизились на 4,7% против февраля 2008-го, но все же пока что упали не так резко, как прописано в прогнозе МЭРа. Но, несмотря на это, февральский оборот розничной торговли стал меньше на 2,4%, чем был годом раньше, а объем платных услуг – на 0,8%. Резко или нет – об этом отдельно, – но потребление пошло вниз. Казенная наука не сработала, и вот почему. Во-первых,

странно было надеяться, что в трудные и тревожные времена люди откажутся от сбережений в пользу текущих расходов. Многие в таких обстоятельствах поступают ровно наоборот.

А другие, которых, видимо, не меньше, вообще не имели привычки откладывать деньги впрок.

«Средний россиянин», ежемесячно кладущий одну десятую или там одну восьмую своих заработков на банковский счет, – это абстракция. Одни накопляли гораздо больше и сегодня продолжают изо всех сил, а другие всегда тратили все, что получали, и сейчас тратят, только денег у них сильно убыло.

А вторая научная ошибка была вызвана тем смешным обстоятельством, что одно официальное ведомство приняло за чистую монету цифры, сообщенные другим официальным ведомством. Ведь на самом-то деле

никто в точности не знает, какие у наших граждан были до сих пор доходы и расходы, и уж тем более неизвестно, какими они стали сейчас, когда настала вся эта кризисная неразбериха.

Возьмем для примера опубликованный Росстатом среднемесячный денежный доход на душу в 2007 году. После длительной процедуры уточнений и поправок он определен сейчас в размере 12 601 рубля. Точность, как видите, ювелирная. Но радость познания быстро проходит при внимательном чтении других росстатовских документов. Оказывается, этот доход собран из пяти составных частей, вторая по величине из которых (28,1%) – это «другие доходы», в основном состоящие из нелегальных заработков.

Размер таких заработков определен прикидочным порядком, отчасти просто на глаз, отчасти по наитию, и уж никак не может быть «научно» вычислен с точностью до рубля. Да и до тысячи рублей тоже.

Не зная реальных доходов подданных, власти точно так же не знают и их подлинных расходов. Никому не известно, насколько за время кризиса изменились нелегальные доходы.

Равным образом неизвестно, изменилась ли сейчас и на какие цели в действительности тратится та вышеупомянутая четверть расходов среднего россиянина, которую власти предназначили для закрытия кассового разрыва в российской торговле.

С присущей нашим чиновникам претензией знать будущее специалисты МЭРа дописывали в марте свой «прогноз», решив не заметить, что он провалился еще в феврале.

На самом-то деле он провалился гораздо серьезнее, чем показывают приведенные официальные цифры продаж товаров и услуг. Они ведь сами по себе лукавы. Если судить по ним, то выходит, что в феврале уровень потребления был лишь немножко ниже, чем год назад, а с поправкой на то, что нынешний февраль на день короче високосного прошлогоднего, так и вовсе таким же.

Осталось объяснить только, каким способом предложенная к продаже товарная масса могла остаться прежней. Ведь для этого нужны как минимум товары.

Почти половина розничных продаж у нас – импорт. Так было до сих пор.

В январе-феврале импорт в физическом объеме упал в полтора раза, далеко обойдя «прогноз».

Бог с ними, с компьютерами, которых в январе ввезли вдвое меньше, чем за год до этого, и с легковыми автомобилями, которых ввезли втрое меньше. Но уменьшился и ввоз еды и простейших обиходных предметов.

«Стоимостной объем импорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья в январе 2009 г. по сравнению с январем 2008 г. снизился на 23,7%… Наиболее значительно снизилась стоимость импорта мяса свежего и мороженого, мяса птицы, злаков, подсолнечного масла. Снизились стоимостные показатели импорта текстиля, текстильных изделий… Сократились закупки обуви кожаной на 11,1% и тканей хлопчатобумажных – на 13,7%…»

Это из ежемесячного мониторинга текущей ситуации, составленного в Минэкономразвития одновременно с годовым «прогнозом» и, вполне вероятно, одними и теми же людьми. Просто задачи были другие.

Импортных товаров стало существенно меньше. Может, избавившись от конкурентов, их заменили отечественные? Продолжим цитату.

«Тем не менее, динамика производства в легкой промышленности в феврале 2009 года по сравнению с соответствующим периодом прошлого года продолжает сохранять отрицательный характер: по текстильному и швейному производству – 84,1%, производству изделий из кожи и производству обуви – 84,7%…»

Несмотря на отличный урожай, в феврале заметно снизилось и собственное производство пищевых продуктов – 96,2% от того, что было год назад.

Выходит, что достоверность февральской статистики товарооборота – очень относительная, и реальный спад потребления у рядовых людей гораздо сильнее, чем из нее вычитывается.

На то же самое указывает и сама структура февральских продаж. За продукты питания (которых в физическом объеме было продано меньше, чем год назад) российские покупатели заплатили в розничной торговле на 20% больше денег, чем в феврале 2008-го. Такова официальная отчетность, не вполне сходящаяся с официальным же индексом роста потребительских цен.

А за непродовольственные товары покупателями заплачено лишь на 5% больше, чем в феврале 2008-го. То есть, с поправкой на годовой рост цен, особенно стремительный именно в этом секторе, покупки таких товаров снизились самым существенным образом, что вполне согласуется со сведениями о резком уменьшении их ввоза по импорту и спадом производства дома.

Рядовые россияне оказались не на уровне требований начальства, которое так доверчиво возложило на них обязанность поддержать платежеспособным спросом нашу ослабевшую экономику. Но если подумать, то, может быть,

простой гражданин оказался более грамотным экономистом, чем капитаны экономики из Кремля. Ведь если бы он сейчас наскреб последние деньги и бросил их на потребительский рынок, то при сократившейся массе товаров это вызвало бы только новый скачок цен и больше ничего.

Чтобы спрос потянул за собой предложение, нужна не такая экономика, как наша – с ее монополизмом и парализующим страхом перед начальством. И с начальством, которое озабочено лишь спасением породненных бизнесов, дорогостоящих и недееспособных, а о прочем не заботится, целиком положившись на сознательность и долготерпение граждан.