Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Обаяние терроризма

09.08.2000, 16:25

Единственная известная фотография Эль Бохри изображает этого придумавшего современный терроризм человека с Кораном в одной руке и автоматом Калашникова в другой. Бен Ладен, неоднократно фотографировавшийся таким же образом, просто подражал учителю, не больше.
       Марио Фурбо, автор книги о Бохри (L’assassino. Milano, Garzanti, 1986), единственный европеец, видевший этого человека лично, утверждает, что идеолог терроризма мал ростом и переболел в детстве полиомиелитом, отчего почти не может ходить без посторонней помощи, с трудом говорит и старинную перьевую ручку держит не в щепоти, как все нормальные люди, а в кулаке.
       В таком случае совершенно неудивительно, что знаменитая книга Бохри, перекорежившая мозги миллионам нонконформистов по всей Земле, состоит лишь из четырехсот стихов. В России эта книга издана в виде тоненькой брошюрки без выходных данных, без заголовка и без имени автора. Брошюрка входит в стандартный набор, называемый офицерами ФСБ ничего не значащим словом «ваххабитская литература», и, читая неуклюжий подстрочник, невозможно понять, на чем держится магическая притягательность Бохри и его книги. Говорят, в арабском оригинале это великая поэзия, но можно сомневаться: пропагандистские вирши редко бывают хорошей литературой.
       Не ручаюсь за точность перевода, но главный образ Бохри «отравление кока-колой» не кажется мне красивым или оригинальным. Идея заключается в том, что дьявол порабощает Землю, придумывая разнообразные приятные яды и приятные болезни. Ядами Бохри считает кока-колу, спиртное и вообще любой продукт, который можно рекламировать и который вызывает у людей привыкание, одновременно отравляя их сердце малодушием и страхом потерять любимое лакомство. К числу приятных болезней Бохри относит жажду власти, жажду наживы и сладострастие, самою страшной формой сладострастия называя родительскую любовь к детям. «Господь, — пишет Бохри, — не считает своих детей, и ты сбейся со счета». Сам отец терроризма, как утверждает Марио Фурбо, бездетен, поскольку из-за болезни не способен к деторождению.
       Приятные яды и приятные болезни, по мнению Бохри, заставляют человека чрезмерно ценить жизнь, панически бояться неизбежной смерти и посвящать быстротечный земной век не спасению души, а бессмысленной погоне за удовольствиями. «Смерть идет за тобой, как хозяин, — пишет Бохри, — а ты несешь его поклажу, считая тюки своими, несчастный». Смерть в книге Бохри — мужчина.
       Терроризм является логическим выводом из поэтических построений. Правоверным, утверждает Бохри, Господь может помочь встать на путь истинный, но иноверцев не исправишь. Единственный способ спасти души американцев и европейцев — убить их, раз и навсегда освободив таким образом от пристрастия к приятным ядам и приятным болезням. Иными словами, последователь Бохри ощущает себя не жестоким убийцей, а скорее врачом, который причиняет боль с благой целью.
       Удивительнее всего, что зловещее обаяние идей Бохри испытывают на себе не только сами террористы, но и их жертвы. Американские специалисты по терроризму неоднократно отмечали странный психологический феномен, когда удерживаемый заложник на вторые сутки плена начинает испытывать сочувствие к террористу. Психологи объясняют это подсознательным желанием жертвы как бы подластиться к палачу, проявить к нему сочувствие, стать для террориста родным человеком и избежать смерти. Но такое объяснение показалось бы самому Бохри слишком прагматическим, слишком американским.
       На самом деле последователю идей Бохри в течение суток удается объяснить жертве, что смерть для нее благо, единственный способ освобождения и исцеления от приятных болезней. В этом смысле самым показательным можно считать пример сотрудницы Красного Креста Триши Уинслоу, которая умоляла спецназ о снисхождении к своему похитителю Абу Халилу, а когда того все же застрелили, покончила с собой.
       На самом деле идеи Бохри так заразительны, что в нашем, например, чеченском конфликте именно этими идеями объясняют свои действия обе воюющие стороны. Например, в недавнем своем телевизионном интервью муфтий Дагестана Ахмед-Гаджи Абдуллаев сказал, что люди, называющие себя ваххабитами, на самом деле рабы властолюбия и алчности. Абдуллаев сказал, что остановить этих людей может только пуля, и таким образом практически повторил ваххабитскую мысль Бохри.
       Даже российские военные в многочисленных своих интервью утверждают, будто ведут войну против чеченцев ради того, чтобы чеченцев спасти, перевоспитать и научить мирной жизни. Такое чувство, что книга Бохри лежит у каждого русского генерала за пазухой, там, где раньше лежал партбилет.
       Таинственная эта книга, послужившая оправданием и объяснением тысячи чудовищных преступлений, в арабском оригинале называется «Не убий». Всякий раз, когда я думаю об этом, у меня волосы подымаются дыбом. Кажется, еще немного, и я разгадаю некую страшную тайну. Но тайна неизменно ускользает, и может быть, в этом секрет гипнотизма Эль Бохри.