Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Семья против государства

17.04.2009, 10:54

Сила и слабость человеческих отношений сильнее правовых систем и политических амбиций государств

История очаровательной трехлетней малышки Элизы Андре, а также последовательно похищающих девочку друг у друга ее разведенных родителей, гражданина Франции Мишеля Андре и гражданки России Ирины Беленькой, стара как мир. Кроме того, что это, прежде всего, частная трагедия трех людей, это еще история противостояния семьи и государства как институтов. Банальные истины общечеловеческой морали вроде тех, что делить живого человека нельзя, что ребенок не является вещью и собственностью родителей, тут не действуют. Не действует и обывательская логика — мол, ребенку всегда лучше с матерью, чем с отцом. Все зависит от того, какая мать и какой отец. Иногда, страшно сказать, бывает ни с кем не лучше, недаром человечество эмпирическим путем выработало практику лишения родительских прав. Но

в случае, когда родители не в состоянии договориться друг с другом, у государства возникает опаснейшее искушение, вмешиваясь в частные судьбы людей, показать свою «крутизну».

Об истории этой отдельной семьи мы знаем не так уж много. Папа-француз похищал девочку, якобы подкупив ее няню. Мама-россиянка попросту наняла каких-то бугаев, которые избили папу прямо во время прогулки с дочкой, а через несколько недель после этого попалась при попытке пересечь границу Украины с Венгрией в районе города с неблагозвучным для русского уха названием Ньиредьхаза. Теперь гражданку Беленькую ждет суд во Франции, куда ее экстрадирует Венгрия, поскольку обе страны входят в ЕС и никаких юридических препятствий для выдачи подозреваемых в преступлениях между ними не существует. Мы знаем также, что французское правосудие ранее признало исключительные права на воспитание ребенка за отцом, а наш Следственный комитет бодро рапортовал, что займется расследованием позапрошлого похищения Элизы Андре ее отцом в Москве. Симметричный, так сказать, ответ.

Законов, по которым мнение трехлетней девочки по вопросу, с кем бы она хотела жить — с папой во Франции или с мамой в России, стало бы определяющим, не существует. Возможно, она предпочла бы жить с обоими. Или ни с кем. Да и не факт, что Элиза могла бы ответить на такой вопрос однозначно. При этом

в России даже из уст депутатов и членов Общественной палаты, не говоря уже об обывателях в сети, раздаются голоса, что мы просто обязаны вернуть девочку — заметьте, не матери, а стране. Будто это военный трофей, а не живое существо.

Еще понятно, почему Россия должна добиваться возвращения на Родину своей гражданки Ирины Беленькой — таким образом мы защищаем ее права, хотя преступление, совершенное ею, несомненно, вызовет сочувствие у большинства обывателей.

В самой России политики очень любят поговорить о том, как издеваются над нашими приемными детьми в той же Америке, забывая об уж точно не менее массовых случаях издевательств над детьми в российских семьях. Московские власти ничтоже сумняшеся упраздняют институт уполномоченного по правам детей. А не отличающийся вроде бы кровожадностью спикер Мосгордумы Палатонов комментирует это решение с не слишком уместным в данном случае злорадством: «Раздавались призывы пойти шведским путем и создать институты уполномоченных по разным направлениям — по правам инвалидов, по правам детей, других уполномоченных. Еще можно было ввести должность уполномоченного по правам тех, кому до 40 лет, и тех, кто старше 40, но нам этого делать не стоит».

Государство с его армиями, судами, царями, президентами бывает совершенно беспомощно перед семьей, как самый сильный или богатый человек оказывается беспомощен, например, перед болезнью и смертью.

Теперь французскому правосудию предстоит решать, судить ли россиянку за похищение ребенка с применением силы, даже несмотря на просьбу ее бывшего мужа не отправлять ее в тюрьму. Российское правосудие, пока у истории не иссякнет общественный резонанс, точнее, пока о ней будут рассказывать СМИ, тоже явно подсуетится, и против французского папы Элизы непременно заведут уголовное дело. Только никакое правосудие все равно не решает главной и единственной проблемы, которую нужно решать в такой ситуации, — с кем и как будет жить девочка. Государство может и должно помогать беспризорным, тем, у кого нет родителей. Но помочь взрослым людям разобраться в их личных отношениях оно не в состоянии. Человечество додумалось до принятия Декларация прав ребенка. Это необходимый документ, но

реальные права детей в мире соблюдаются ничуть не лучше, чем права взрослых. Причем извергами зачастую оказываются сами родители.

Государства привыкли вершить судьбы подданных, ломать и крушить их. Но и сами люди на этом поприще «крушения-вершения» совершают не менее значимые поступки. Никакое государство не в силах примирить француза и россиянку, не сумевших ужиться и не нашедших в себе мужества не использовать ребенка в качестве орудия сведения счетов между собой. Сила и слабость человеческих отношений оказывается сильнее правовых систем и политических амбиций государств.

…В этой истории хочется пожелать человеческого счастья одной только Элизе Андре. Остальные участники его, кажется, не заслужили.