Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

В поисках эрогенной зоны

05.01.2002, 16:03

На внешне благополучную Америку обрушилось очередное несчастье. Информационные источники передают, что ученый мир США столкнулся с совершенно новой проблемой, угрожающей с Востока идеалам демократии и свободы. Речь идет о знаменитой индийской «Книге желаний», больше известной налогоплательщикам под названием «Камасутра».

Профессор кафедры истории и религии Чикагского университета Венди Донигер днями выступила с заявлением, способным опять поставить мир на грань хаоса и отчаянья. В каноническом английском переводе «Камасутры» 1883 года, который, собственно, и познакомил просвещенный мир с коварством полового акта, смелая чикагская женщина обнаружила немыслимое количество неточностей. Страшное открытие позволило Венди Донигер прийти к выводу, что всю свою жизнь американцы не там искали эрогенные зоны и неверно понимали оргазм. Ученая американка почувствовала неладное, когда изучала раздел «Камасутры», посвященный правилам обнаружения на женщине ее интимных мест. В классическом английском переводе книги говорится, что налогоплательщик, который хочет сделать налогоплательщице приятное, должен погладить или потрогать что-нибудь такое, на что налогоплательщица сама укажет взглядом. Догадавшись, что искать эрогенные зоны — совсем не то же самое, что грибы, ученая сравнила текст с оригиналом и — о, ужас! Выяснилось, что эрогенная зона считается найденной, когда налогоплательщица закатывает от удовольствия глаза, а не вращает ими, как компасом.

Дальнейшие исследования показали, что и в остальных разделах индийского пособия, регламентирующего озорство, англичане наделали фактических ошибок. В частности, приуменьшили роль женщины в половом акте и небрежно подошли к вопросу о важности женского оргазма для эффективного функционирования общества. Венди Донигер утверждает, что единственным разумным выходом из сложившейся ситуации было бы немедленное переиздание «Камасутры» с устраненными неполадками.

Понятно, что пока трудно предсказать, будут ли американцы бомбить в этой связи Индию и Англию, но уже сейчас ясно, что речь идет не о простых неточностях перевода. В конце концов, граждане США вряд ли когда-нибудь читали «Камасутру», если она не была издана в виде комиксов или рекламных проспектов ресторана быстрого обслуживания «Кентакки фрайд чикен». Ситуация гораздо более драматична, ибо удар нанесен в интимные основы американского общества, половая жизнь которого исторически построена на принципах шоу-бизнеса и демократии. Открытие Венди Донигер позволяет предположить, что «Камасутра» посягает на эти принципы, ибо не дает американцам никакого представления о том, как добро в процессе полового акта может победить зло. Кроме того, книга, которой по ошибке могли воспользоваться невинные люди, ущемляет женщин, предполагает наличие у них органов, не уравненных в правах с мужскими, никак не регулирует вопросы расовой дискриминации, не заботится о сиротах, не борется с курением, остается равнодушной к проблемам социальной защиты населения, профсоюзам и системе здравоохранения.

Однако самый ужасный вывод, который нам предстоит сделать из случившегося, касается вовсе даже не Америки, а роли России в сложившейся ситуации. Дело в том, что в нынешней исторической обстановке, когда всерьез обсуждается вопрос о вступлении России в ВТО, участии нашей страны в процессах глобализации и взятии курса на сближение с экономиками мировых держав, проблема с «Камасутрой», мягко говоря, обнажает разность систем и подходов. Половая жизнь хотя и гарантируется гражданам России Конституцией, основные ее положения все еще являются вопросами государственной важности и должны быть оговорены соответствующими актами. Собственно говоря, каждый россиянин имеет право втайне от жены почитать «Книгу желаний», посмеяться и сделать вывод, какой же все-таки идиот Борис Николаевич Ельцин, а Владимир Владимирович Путин — молодец. Но поскольку главное удовольствие россиянин все же получает не от обладания женщиной, а от обладания страной, квартирой, баней, исправным инструментом и гаражом-ракушкой, «Камасутру» следовало бы привести в соответствие с действующим законодательством. Разумно было бы, на мой взгляд, инициировать рассмотрение этого вопроса Государственной думой после каникул. Закон о Сексе мог бы держать депутатов в законотворческом напряжении по крайней мере в процессе утверждения трех-четырех чтений «Камасутры». Основные положения, поправки, вызов на заседание министра внутренних дел, ревизия хозяйства, прения в кулуарах, распределение полномочий федерального центра, региональных и муниципальных образований, равноудаленность, вертикаль власти — все это могло бы наладить половую жизнь в России и объединить нацию.

Не остался бы без дела и гарант Конституции. Президент мог бы пообщаться со своим народом в ночном телевизионном эфире и ответить на 53 сложных вопроса о сексе типа «Владимир Владимирович! Скажите, как добиться оргазма у нас, в Ивановской области?» из 14.354.825 таких же, поступивших на его имя. В конце концов, конечно, тоже бы выяснилось, что всю жизнь коммунистическая партия вводила нас в заблуждение и указывала не на те эрогенные зоны, то, что мы считали оргазмом, оказалось авторской песней, а настоящий, главный акт мужества и наслаждения еще впереди. Но что в этой ситуации выгодно отличило бы нас от американцев, так это отсутствие паники и пессимизма. Секс — давно не игра для нас, не вздохи на скамейке. Наша «Камасутра» — не глупая инструкция, где чего погладить и что нажать. Наши глаза видят другие интимные места — изгиб реки, перелесок, ложбинку, тучные стада, поля, покрытые хлебами, и где-то над ними, в небесной вышине, слышится крик наивысшего наслаждения, крик журавля. А может, это и не крик журавля, а слова матери: «Сережа, когда же ты станешь приличным человеком?» Господи, лишь бы зима не была голодной, а лето — засушливым. Лишь бы не было войны.