Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Протухший коктейль выборов

07.09.2009, 09:24

С выборов в Мосгордуму были сняты все мало-мальски заметные независимые кандидаты

В субботу окружная избирательная комиссия отказала мне в регистрации кандидатом в депутаты Мосгордумы 5-го созыва по избирательному округу № 13.

Москва – одно из немногих мест в стране, где сохранились выборы по одномандатным округам. Для участия в таких выборах не нужно проходить унизительную и крайне дорогостоящую процедуру регистрации политической партии в Минюсте с большой вероятностью отказа – именно поэтому выборы в МГД стали столь привлекательными для оппозиции. Однако

уже в ходе выдвижения кандидатов по одномандатным округам стало очевидным, почему власти пытаются искоренить мажоритарную систему выборов как таковую.

В Москве заявления о выдвижении подали 72 независимых кандидата-одномандатника, среди которых были весьма заметные политики, имевшие все шансы победить в своих округах. Вопреки распространенному мнению о том, что оппозиционеры участвуют в выборах, чтобы всего лишь заявить о себе, они вполне могли всерьез претендовать на ряд мандатов: например, в моем округе в конечном итоге зарегистрированными оказались 4 абсолютно неизвестных и ничем не зарекомендовавших себя кандидата, которых я имел все шансы победить. Вполне серьезные перспективы имели небезызвестный Владимир Квачков в 6-м округе, Борис Надеждин в 3-м, представители оппозиции Илья Яшин и Игорь Трунов в 14-м, ряд других кандидатов.

Хотя в Москве хорошо отработана система применения административного ресурса на выборах – и в ходе агитационной кампании, и при подсчете голосов, тем не менее власти встали перед прямой угрозой получить в Мосгордуме несколько нежелательных оппозиционных депутатов или, как минимум, серьезное сопротивление и настоящую схватку в целом ряде округов. Приобрети борьба серьезный характер, она могла бы расшевелить людей, раскрыть им глаза на трещины в фундаменте некогда всесильной властной вертикали.

Трудно сказать, что в большей степени повлияло на принятие политического решения «снимать всех» независимых одномандатников – истерика, устроенная боящимися проигрыша в своих округах кандидатами от «Единой России» (а по имеющейся информации, там доходило до анекдотов – панических ночных звонков Лужкову и т. п.), или общие соображения «борьбы с трещинами» в системе.

В итоге с выборов были сняты вообще все мало-мальски заметные независимые кандидаты,

включая не только меня и шестерых моих коллег по движению «Солидарность», но и упомянутых уже Квачкова, Надеждина, Трунова, а также Светлану Гладышеву, Александра Закондырина, Петра Милосердова. То есть вообще все не входящие в официозные партии – системные и несистемные либералы, националисты, державники, центристы. Исключение составила только поддержанная «Правым делом» Елена Гусева во 2-м округе.

По официальной информации Мосгоризбиркома, на момент публикации данной статьи лишь единицы среди независимых кандидатов-одномандатников оказались зарегистрированы – в основном это дублеры кандидатов от «Единой России». В отличие от оппозиционеров их регистрация проходила молниеносно и без придирок – у меня в округе у такого кандидата, никому не известного адвоката с другого конца Москвы, «собравшего» более 4 тысяч подписей всего за 2 недели, нашли всего 1,98% брака. Из 72 независимых одномандатников зарегистрируют в итоге от силы полтора десятка – «обвинительный уклон» избиркомов очевиден.

Тотальное устранение независимых кандидатов с выборов снимает все вопросы по поводу того, что оппозиционеры что-то там не так сделали, неправильно собрали или оформили подписи.

Бессмысленно обсуждать качество сданных подписей, когда снимают всех подряд. Бессмысленно обсуждать процедуру проверки подписей, когда приходится иметь дело с такими шизофреническими случаями, как признание недействительными собственной подписи кандидата (как это произошло со мной) или всех 100% и даже 104% (!) сданных кандидатами подписей (как поступили с моими товарищами Ильей Яшиным и Игорем Драндиным).

Тут бы вспомнить, что в цивилизованных странах сбор подписей в поддержку кандидатов на выборах проходит совсем по другим принципам – подписей требуют на порядок меньше, а единственным критерием их проверки является не правильность оформления, а лишь подлинность. (У меня, например, эксперт-графолог усомнился в подлинности всего четырех подписей.) В США и Западной Европе в порядке вещей, когда сотрудники избиркомов, вместо того чтобы придирчиво отбраковывать не понравившиеся им подписи, наоборот, помогают кандидатам исправить ошибки в их оформлении. Налицо конфликт двух диаметрально противоположных подходов – цивилизованного против произвола, презумпции правоты кандидата и избирателей против презумпции их вины.

Российским избирателям отказывают в праве поддержать выдвижение того или иного кандидата по смехотворным основаниям, будь то неправильно проставленная дата или отсутствие в шапке подписного листа вспомогательного подстрочника.

Такое ощущение, что мы, избиратели и кандидаты, не осуществляем свои конституционные права, а сдаем какой-то экзамен избирательным комиссиям.

«Обвинительный уклон» российской системы регистрации кандидатов по подписям ярко подтвердил записью в своем блоге один из членов окружной избирательной комиссии № 14 (той самой, которая отказала в регистрации Илье Яшину и Игорю Трунову). Если кто-то и испытывал иллюзии по поводу того, чем руководствовались московские избиркомы при снятии кандидатов, то Сдобнов их убедительно развеял, обозначив истинную причину отстранения Яшина: «Зачем человеку, который долгие годы палец о палец не ударил для жителей районов, от которых собирался избираться, идти здесь кандидатом? Дело не в политических заказах. Просто большинство членов ОИК проживают на территории округа и отлично знают, кто сколько полезного для этого округа сделал».

Убийственное по своей откровенности признание. Сняли Яшина не потому, что он нарушил закон, а потому, что члены избиркома не считают его «полезность» для округа достаточной. Хотя незадачливый блогер-избиркомовец пытался дезавуировать свое заявление,

от членов моего окружного избиркома мне своими ушами приходилось слышать подобное — например, одна из членов комиссии вслух возмущалась: «Как Милову не стыдно писать в своих листовках, что он против «Единой России»? Да я лично пойду против него агитировать!»

Власти не побоялись тотального снятия всех оппозиционных кандидатов «по беспределу», потому что пока продолжают чувствовать себя безнаказанными, чувствуют, что им позволено всё. Однако с безнаказанностью все не так просто. Тот факт, что московские власти грубо переборщили с применением административного ресурса и проигнорировали волю более 200 тысяч москвичей, подписавшихся в поддержку снятых независимых кандидатов, не пройдет им даром. Наше общение с избирателями самых разных взглядов в ходе сбора подписей продемонстрировало, что практически никто не поддерживает «Единую Россию», люди настроены против этой партии весьма резко и готовы поддержать даже не известных им оппозиционеров, лишь бы те выступили против ЕР. Люди четко идентифицируют ЕР как партию чиновничьей номенклатуры, паразитирующей на обществе и ответственной за все огрехи власти – коррупцию, произвол, бездействие в решении насущных проблем граждан.

Номинальная популярность власти в таких условиях – не более чем рояль, изъеденный жуками. Он по-прежнему массивен, но играть на нем уже нельзя.

Не самое удачное положение вещей для того, чтобы затеять новую партию игры на терпении граждан, подавления свободы их выбора, навязывания им протухшего коктейля из четырех официозных партий. Чем выше результат наберет на этих выборах «Единая Россия», тем сильнее это будет способствовать росту протестной энергии москвичей. ЕР как флагман надоевшей правящей бюрократии имеет все шансы трансформироваться в такой же объект всеобщего недовольства, как в свое время КПСС.