Большая ложь о маленьких пенсиях

01.11.2010, 10:21

Обязательную накопительную пенсионную систему надо отменить как бессмысленную и откровенно убыточную

С первого взгляда кажется, что мифы — безобидная вещь. Ничего подобного! Это очень вредная вещь, особенно если они начинают насаждаться официальной пропагандой. Один из этих мифов — в России существует пенсионная проблема. Для ее преодоления предлагают ограничить рост пенсий и повысить пенсионный возраст. Это неверные решения. Давайте посмотрим, может ли Россия решить пенсионный вопрос без паники и с любовью к нашим старикам.

Миф 1. У нас ужасная демография, численность пенсионеров растет, экономика не справится.

На первый взгляд, действительно есть проблема. Она называется демографическая нагрузка. На 1000 человек трудоспособного возраста сейчас 606 нетрудоспособных, в том числе демнагрузка детьми – 259, и людьми пенсионного возраста – 347. По прогнозу Росстата на 20 лет вперед (средний вариант), нагрузка детьми останется на том же уровне, а вот пенсионерами — вырастет до 523, или в 1,5 раза. Давайте бить в колокола, нам страшно, мы не прокормим пенсионеров... Чушь!

Чтобы прокормить пенсионеров, надо, чтобы производительность труда выросла в 1,5 раза (даже меньше, так как общая демнагрузка с учетом детей вырастет только на треть). Это возможно? Конечно!

По тому же прогнозу, численность населения России даже немного сократится. Значит, в 1,5 раза должен вырасти ВВП. Несложный расчет показывает, что это среднегодовой рост ВВП всего в 2% (а для роста на 1/3 — 1,5%). Это совсем не много. Среднегодовой рост ВВП за десять лет (от кризиса до кризиса 1998–2008 гг.) составил в среднем 7% в год. Я уверен, что при правильной настройке экономика России может показывать двукратные темпы роста в год. Но возьмем консервативный прогноз — 5% годовых. Оставшихся после компенсации увеличения демографической нагрузки темпов роста хватит на то, чтобы поднять уровень жизни в России (всем, включая пенсионеров) в 1,8 раза (считая его как ВВП на душу населения).

Российская экономика, безусловно, в состоянии справиться с возрастанием демнагрузки и доли пенсионеров и при этом еще наращивать уровень жизни людей. Никакой демографической проблемы с увеличением числа пенсионеров в России нет. Все это примитивные пугалки, рассчитанные на дешевую пропаганду и на то, что никто не станет проверять цифры. Как писал Мишель Монтень, «люди ничему не верят так твердо, как тому, о чем они меньше всего знают».

Миф 2. Понаехали тут...

А теперь добавим к этим расчетам возможное изменение миграционной политики.

Россия явно заинтересована — демографически и экономически – в росте миграции.

Потому что:
— прибывают мигранты в трудоспособном возрасте, а если и пенсионеры, то не Россия платит им пенсию;
— мигранты явно исправляют демографический провал по числу детей не только у себя в семьях, но и «заражая» чисто российские семьи ростом количества детей;
— мигранты в большинстве своем приезжают из стран СНГ — Украина, Средняя Азия, Кавказ. Эти люди едут в Россию работать. Легальные мигранты работают за легальные деньги, увеличивая поступления в Пенсионный фонд и бюджетную систему.

Пока Россия проводит явно негативную политику, жестко сдерживая рост легальной миграции. А зачем?

Посмотрим на США. Это единственная страна (из развитых), в которой население продолжает расти и медленно стареет. В первую очередь за счет миграции из находящейся рядом Латинской Америки. Число выходцев из Латинской Америки уже превысило число афроамериканцев — главное национальное меньшинство сменилось. А нелегальных мигрантов из соседних с США стран еще больше... В южной Калифорнии городские надписи делаются на двух языках — английском и испанском. Численность средней американской семьи значительно выше европейской, причем в семьях не только мигрантов, но и родившихся в США, что полностью противоречит стандартным демографическим тенденциям, очевидным в Европе. «Заражение» ростом числа детей — реально. Да, миграция несет с собой проблемы, особенно проблемы с наркотиками и преступностью. Но тем не менее США не ужесточают миграционную политику. Наоборот, регулярно раздаются призывы политиков к легализации живущих в США мигрантов (их не менее 10 млн). Возможно, это когда-нибудь произойдет.

Чем не пример для России, которая также имеет мощный миграционный потенциал по своим южным границам.

Неужели мы настолько не верим в силу российской культуры, что боимся потерять самоидентификацию в своей стране? Может, тогда вспомним, что русских в России — более 80%, по данным переписи 2002 года, и даже 20–40 млн мигрантов не сильно изменят национальное лицо России в целом.

Тем более что значительная часть мигрантов — заведомо русскоязычные...

Однако Россия продолжает бояться миграции и жестко сдерживает ее. Что ведет только к росту нелегальных мигрантов, работающих нелегально и не платящих налоги в бюджет и взносы в Пенсионный фонд.

Миф 3. От пенсионной проблемы нас спасет только пенсионная реформа, переход к накопительной системе.

Итак, объявив о существовании пенсионной проблемы, власти начали ее решать. Как известно, любую небольшую проблему можно разделить на две больших.

И первым решением был переход к накопительной пенсионной системе. На первый взгляд, идея кажется неплохой: каждый сам зарабатывает себе на пенсию. Но на поверку это оказывается мифом.

1. Пенсионные накопления — это не богатство человека. Если накопления в деньгах, акциях, недвижимости и т. п. можно передать по наследству, то пенсионные исчезают со смертью человека. Если вспомнить, что продолжительность жизни мужчины сейчас чуть больше 62 лет, то оказывается, что

каждый мужик в России в среднем лет 35–40 работает на пенсию, которую получает только два года. Потом его пенсионный вклад сгорает для его семьи. Справедливо? Да уже только поэтому я бы никогда не стал добровольно участвовать в этой системе и нашел бы более правильные системы накопления на старость, богатство в которых не сгорает.

2. Пенсионные накопления имеют хоть какой-то смысл, если они приносят доход. Но тут полный облом. Доходность пенсионных накоплений за 2006–2007 гг. составляла всего 5,5–6% годовых, что вдвое ниже уровня инфляции (данные с сайта ВЭБа). В 2008 году начался кризис, и доходность стала отрицательной (-0,5%). В 2009-м произошло чудо, и доходность составила 9,5%, что даже выше уровня инфляции. Правда, не стоит забывать, что индекс ММВБ за 2009 год вырос в 2,4 раза. Ну и как вам эта доходность? Не кажется ли вам, что ваши деньги просто теряются? Никаких преимуществ по сравнению с банковским депозитом точно нет. Храните деньги в банке!

3. А теперь вспомним, что нас заставляют инвестировать деньги в эту явно убыточную систему. А чтобы пуще заманить, даже дают дополнительные 100% на старте (правда, только на наши собственные деньги, не те, которые мы обязаны сюда отдать). Уже 3,4 млн человек поддались на эту пропаганду... Просто напомню, что мужики в среднем только два года будут получать эту пенсию, а потом все их накопления сгорят.

4. И главное.

Пенсионные накопления означают сегодня просто вычет из текущих налоговых поступлений в пользу пенсионных фондов. Всего изъяли из пенсионной системы на накопления уже более 800 млрд рублей.

Это — существенный вклад в дефицит Пенсионного фонда.

Что мы имеем в итоге? Пенсионная реформа приносит на нынешнем этапе серьезные убытки Пенсионному фонду и не решает никаких проблем в будущем, так как пенсионные накопления обесцениваются. Может, тогда отменить эту пенсионную реформу?

Миф 4. Повышение пенсионного возраста неизбежно.

Нет такой проблемы, которую нельзя было бы безнадежно запутать. В самом деле, зачем повышать пенсионный возраст?

С демнагрузкой экономика справляется без особых проблем. Повышать пенсионный возраст выше средней продолжительности жизни — вообще абсурд. Нечего кивать на Европу — посмотрите, какая там продолжительность жизни и какая у нас.

Увеличение пенсионного возраста — это вычет из рабочих мест для молодежи и средних возрастов. Именно поэтому миллионы людей бунтуют сейчас по всей Франции — в основном не старики, а именно молодежь и люди среднего возраста.

Эти бунтари думают не о том, во сколько лет им уходить на пенсию, а о том, как сократить безработицу (около 10% во Франции сейчас), особенно молодежную (25% молодежи не имеют работы).

Наконец, в накопительной пенсионной системе повышение пенсионного возраста только увеличит, а не снизит нагрузку на нее в будущем, так как повысит пенсионные обязательства.

С какой точки зрения ни посмотри — ерунда получается. За одним исключением. Давайте, как в нормальном детективе, зададимся вопросом: кому выгодно?

Кому выгодно?

Посмотрим, кто получил пенсионные деньги. В системе обязательного пенсионного страхования на 30 июня 2010 находится 885 млрд рублей пенсионных накоплений. И из них пенсии вообще не выплачиваются — пенсионный возраст вносителей еще не подошел. Это просто финансовый поток, которым распоряжаются: на 80% государственный ВЭБ, на 15% негосударственные пенсионные фонды (НПФ) и еще пару процентов – управляющие компании (огрубленно).

Все эти субъекты получили деньги в свое распоряжение, а обязанность выплачивать по ним возникнет через десяток лет. Поди плохой бизнес?

НПФ имеют имущества на 840 млрд рублей. Но они уже начали платить пенсии — порядка 20–30 млрд рублей в год. То есть бизнес тоже очень неплох — собирают пенсионные взносы с 7 млн человек, чтобы платить пенсии 1,3 млн.

Вот те, кто реально заинтересован в пенсионной реформе. И кто уже получил в свое распоряжение около $50 млрд, изъятых из зарплат людей, при минимальных расходах.

А когда/если станет возможно вкладывать пенсионные резервы в акции российских компаний в значительных размерах — это резко повысит капитализацию нашего фондового рынка, и богатые станут заметно богаче. А участники пенсионной системы это едва заметят — как показывают итоги 2009 года.

С учетом отрицательной доходности пенсионных накоплений вообще есть существенный риск того, что вся система пенсионных накоплений в момент, когда придется реально платить пенсии, окажется пирамидой.

И размеры накопительных/добровольных пенсий окажутся значительно ниже ожидаемых/обещаемых сегодня...

Что делать?

Я бы отменил обязательную накопительную пенсионную систему. Как бессмысленную и откровенно убыточную. Накопленные деньги отдал людям обратно — не сразу, чтоб не вызвать всплеска инфляции, но по правилам, похожим на правила использования материнского капитала.

Я бы не боялся дефицита Пенсионного фонда. Наоборот, не стал бы повышать нормы пенсионных отчислений (а уж тем более — пенсионный возраст). Это вредное мероприятие: угнетает бизнес и удорожает легальную рабочую силу (делая нелегальную/аутсорсинг еще более выгодными), тормозит экономический рост.

Дефицит Пенсионного фонда — это не какая-то катастрофа, а чисто арифметическое, счетное явление.

Не так важно, за счет каких именно налогов выплачиваются пенсии — связанных с зарплатой (собираемых напрямую в ПФ) или нет. Если их можно выплачивать за счет нефтегазовых доходов бюджета — это прекрасно. И очень справедливо и логично — именно нынешние пенсионеры создавали наше нефтегазовое богатство.

А вот валютные резервы у ЦБР отнял бы, оставив ему максимум трех-четырехмесячный объем импорта (нечего играть с нашим валютным рынком). И создал бы на их основе несколько суверенных фондов национального богатства (СФНБ). С прозрачным управлением (обязательным участием независимых директоров и авторитетных иностранцев) и разными направлениями инвестирования (включая внутреннее). Туда же направил бы все доходы от приватизации, которую надо провести в объеме не менее $200 млрд – не нужны России контрольные пакеты в «Газпроме», «Роснефти», Сбербанке, ВТБ, «АвтоВАЗе» и т. д. Это только порождает коррупцию.

Доходами от инвестирования этих денег (свыше полтриллиона долларов на старте) финансировал бы дефицит Пенсионного фонда.

А ЦБР пусть скупает валюту так же активно, как и Банк Китая. Что приведет, с одной стороны, к резкому росту наших СФНБ, а с другой — к заниженному курсу рубля, который стимулировал бы экспорт и импортозамещение в российской экономике, а значит, ускорял ее рост на несырьевой основе.

Понятно, что для реформ такого рода власть должна быть прозрачной и относительно некоррумпированной. Или, по крайней мере, следует создать некоррумпированный сектор (не уверен, что это возможно, но с чего-то надо начинать...).

В любом случае пенсионная ситуация небезнадежна. И не следует поддаваться на уверения о неизбежности пенсионных ужесточений. Для этого нет оснований. И если власти делают это, то не ради пенсионеров, а по каким-то своим собственным причинам. Как известно, бюрократ — человек щедро одаренный способностью не понимать очевидного. А если дать волю политикам, то обязательно найдешь их руки в своих карманах.