Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Родина, съеденная два раза

02.09.2011, 16:22

Юлия Латынина о феерических сделках, совершающихся у всех на глазах

Уполномоченный по модернизации, крестный отец Сколкова, светоч нанотехнологий Виктор Феликсович Вексельберг выкупил у венгерского правительства здание на Красной Пресне за $21 млн, а потом выгодно продал его Российской Федерации за $116 млн.

Самое замечательное в этой продаже – это даже не многократная разница в цене (правду признаться, здание стоит около $40 млн, так что этот суп съели два раза — сначала с венграми, потом с нашими). Самое замечательное во всей этой истории – это опубликованный Алексеем Навальным протокол совещания у зампреда правительства РФ Александра Жукова от 19 ноября 2007 года о том, что венгры продают здание и что Минрегионразвития его купит.

То есть это не то чтобы Вексельберг прикупил по случаю здание, а потом – раз! — удалось выгодно продать его государству. Нет, это государство хотело купить здание у венгров. И все об этом знали: и тогдашний министр регионального развития Козак Д. Н, и один из руководителей Росимущества Медведев Ю. М, и сам Вексельберг – все присутствовавшие на совещании. И вот, решили купить. Но не прямо, а через Вексельберга. «Купи, — сказали, — Вексельберг, для нас здание, а то мы сами не можем купить за 40. Мы лучше у тебя купим за 116».

Это как со злосчастными буровыми установками ВТБ: продаются в Китае буровые установки по $10 млн, но ВТБ почему-то не хочет покупать по $10 млн в Китае. Он лучше купит по $15 млн у компании «рога и копыта», которая купила по десять в Китае. Кстати, они, купив это здание за $116 млн, потом еще порывались выделить на ремонт 1,5 млрд рублей, но тут уже совсем в рот не полезло. То есть всех участников этого совещания можно смело привлекать (за исключением, возможно, Козака, который после горевал и накладывал резолюции «прошу разобраться»).

Светило нанотехнологий Анатолий Борисович Чубайс тоже осчастливил нас, грешных: «Роснано» всего-то за $700 млн построит в Зеленограде завод, который будет производить для школьников планшетники по 12 тысяч рублей штука, а планшетники эти заменят учебники.

Тут надо сказать, что губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер тоже где-то с год назад предложил отменить учебники. Предложение Шварценеггера отличалось от предложения Чубайса тем, что бюджету оно не стоило ни гроша, почему, собственно, и было сделано. Шварценеггер просто сказал, что кто хочет – тот может приходить в школу с ноутбуком, в который закачаны школьные учебники. И веса меньше, и казне легче. Предложение Чубайса – ровно наоборот. Он планирует осчастливить всех планшетниками по 12 тыс. руб., что ровно на 12 тыс. руб. больше того, что предлагал Шварценеггер.

Сразу возникают три вопроса. Во-первых, зачем школьникам такое насильственное осчастливливание? Пусть, кто хочет, приходит со своим планшетником – и все. Во-вторых, где же тут рынок? Есть компания Plastic Logic, которая обещала это чудо еще в 2008 году, но потом отказалась от его выпуска по причине неконкурентоспособности изделия. И вот теперь Чубайс потратит на этот еще три года назад неконкурентоспособный продукт $700 млн для завода в Зеленограде, а потом еще в ту же бочку Данаид ухнут (умножаем 13 млн учеников российских школ на 12 тыс. руб.) 156 млрд руб. Ни о каком рыночном спросе, естественно, речи не идет. Это все равно как в царское время поставлять гнилые сапоги для армии.

Ну а в-третьих, 12 тыс. руб. – не мало ли? «Киндл» в США $140–190 в розницу стоит, а тут все-таки оптом, на бюджетные деньги. Поскромничал Анатолий Борисович, нет у него размаха Вексельберга, тот бы за планшетник все 20 тыс. зарядил.

Российская экономика окончательно превратилась в экономику РОЗ – «распил, откат, занос» (по выражению Станислава Белковского). Никаких других содержательных движений у российской бюрократии просто не наблюдается. В своем стремлении распилить она готова на преодоление невероятных трудностей.

Возьмем хотя бы недавнюю историю с Банком Москвы. ВТБ покупает 46% Банка Москвы за 103 млрд рублей, и, поскольку Костин действует административным ресурсом, а его противники платят налом, то, пока Костин пытается зайти в банк через переднюю дверь, из него все выносят через заднюю. В результате выясняется, что купленный пакет не стоит не то что 103 млрд, но и 1 млрд. И даже одной копейки он не стоит.

Все хорошо, но тем временем сын президентского спецпредставителя по энергетическому сотрудничеству Виталий Юсуфов получает в Банке Москвы кредит в $1,1 млрд (под залог купленных им за $40 млн убитых восточногерманских верфей) на выкуп 20% акций банка у его бывшего управляющего Бородина и выкупает этот пакет, судя по жалобам Бородина, где-то за $700 млн.

Все опять-таки хорошо, но, судя по всему, в случае с юсуфовскими акциями сделка должна была идти по той же схеме, что с вексельберговским зданием. То есть пилить должны были в оба конца и, выждав для приличия год, купить у Юсуфова акции, якобы подросшие в цене, за $2–2,5 млрд. А тут проблема: в банке дыра, и акции не стоят ни $2 млрд, ни двух тысяч тугриков…

И что же? Проблему решают просто и элегантно. Банк накачивается деньгами по льготной ставке так, что у него на бумаге появится огромная (хотя и виртуальная) прибыль и таки можно будет купить акции у Юсуфова. Не сейчас. Выждав полгодика-годик. С той же мотивацией, что и при покупке венгерского здания.

И это совершается у всех на глазах.