Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Новый персидский поход

16.03.2007, 16:17

В 1796 году Екатерина Великая направила войска на Кавказ, - с целью завоевать Кавказ, Персию и Анатолию. Командующим похода был назначен генерал-аншеф Валериан Зубов.

Реклама

Зубов получил это место по протекции – как брат всесильного фаворита Платона Зубова. Ему было всего 24 года; полковником он был назначен в 18 лет и сразу отпросился в армию. Его считали выскочкой – но в армии он проявил фантастическую храбрость. При штурме Измаила он был в первых рядах. Спустя 4 года, при переправе через Западный Буг, польское ядро начисто оторвало ему ногу: Екатерининский маресьев приделал себе протез и сутками оставался в седле.

24-летний генерал взял Дербент; потом – Кубинское, Шекинское и Карабагское ханства. Ханы Бакинский, Шемахинский и Ширванский покорились ему сами. Гянджа сдалась. Весь западный берег Каспия был занят российским войсками. Казаки дошли до Гиляна.

6 ноября 1796 года умерла императрица Екатерина. Новый государь Павел I немедленно отрешил от должности Валериана Зубова и велел войскам возвращаться в российские пределы.

Войска, не потерпевшие ни единого поражения, находившиеся в прекрасной форме, стратегически доминировавшие над противником, - отступили. Без битв, без переговоров, без каких-либо попыток Павла I выторговать земли у побежденной и напуганной Персии.

Действия Павла I необъяснимы с рациональной точки зрения. Это вопрос психологии: полусумасшедший император ненавидел и мать, и ее фаворитов, и он был готов скорее втоптать в грязь и российскую славу, и российское оружие, нежели хоть чем-то быть обязанным двадцатичетырехлетнему одноногому храбрецу.

Это я к тому, что нынешние действия России на Кавказе порой напоминают конец Персидского похода. Нет ни единой рациональной причины, которой их можно объяснить.

Зять президента Карачаево-Черкесии Алий Каитов расстрелял на своей даче семерых человек. Президент КЧР Мустафа Батдыев остался на месте. Может быть, тесть за зятя не отвечает?

Отнюдь. Тесть не отвечал бы, если бы зять сразу оказался под стражей. Но тесть покрывал зятя. Весь город слышал стрельбу, - а президент говорил, что его зять не при чем. Вице-премьер Тебуев сказал будто б «я не смогу это покрыть», и был расстрелян, а президент по-прежнему говорил, что все в порядке. Да и сам расстрел прошел в рамках тотального передела бизнеса в республике: что, переделом занимался только зять?

Может быть, президент КЧР Батдыев особо хороший руководитель? Отнюдь. Совсем недавно в Малокарачаевском районе, в селе Красный Курган развалилась школа. Школьников переселили в здание, видимо принадлежавшее военному институту, занимавшемуся токсинами или химоружием. Целый класс слег с отравлением крови. Органы изъяли медкарты школьников, и власти республики сурово пообещали разобраться с врачами, которые сказали, что дети отравлены.

Может быть, президент КЧР борется с терроризмом? Отнюдь. В день вынесения приговора его зятю был расстрелян главный террорист республики – Токов. По странному совпадению, карачаевский Басаев был взят в квартире, которая принадлежит ближайшему подельнику, другу и сотоварищу Алия Каитова – некоему Бостанову. Кстати, этот Токов приходится дальним родичем Токову-«Медвежонку», в банде которого некогда состояли почти все обвиняемые по делу о расстреле семерых акционеров.

Прокуратура КЧР резко отреагировала на расстрел: ее представитель, некто Аслан Богатырев, приехал аж в Москву… брать объяснения у журналистов, которые посмели написать о расстреле террориста Токова.

Все это происходит не в Воронеже, не в Бурятии: это происходит в мусульманском регионе. Тот же Красный Курган – рядом с одним из центров ваххабизма. Если глава администрации Красного Кургана кричит женщинам «вы инвалидки, родившие инвалидов», если начальника СИЗО расстреливают после того, как он не разрешил выпускать Алия Каитова из СИЗО, - это что, укрепляет власть России в этом регионе?

Какую мыслимую причину можно представить, почему президент Батдыев остается у власти? Говорят, например, что он дал взятку. Но кому он дал взятку? Не Путину же и не Козаку. Кому же в Кремле можно дать взятку, чтобы президент Путин не обращал внимание не то, что на расстрел в центре города, - на террориста, особо приближенного правящему клану!

В Ингушетии у президента Зязикова похитили тестя – Магомеда Чахкиева. Президент Зязиков приехал к президенту Путину и доложил ему, что в республике все прекрасно: создано 80 предприятий и построено 500 тыс. кв. м. жилья. (Для сравнения – в соседней Чечне 500 тыс. кв.м отремонтированного жилья вздули спустя несколько месяцев цены на цемент и кирпич вдвое).

Джейрахское ущелье, родина ингушей, исторический центр их культуры, сделан закрытой пограничной зоной. Там стоит 58-ая армия. Они стреляют из танков по родовым башням, солдаты позируют с костями в руках. Это не подметный материал, не слухи: снимки солдат с костями в руках публиковали респектабельные и верноподданные «Московские новости».

Хотелось бы услышать от президента Зязикова что-нибудь по поводу Джейрахского ущелья. Например – спокойна ли обстановка в республике, если исторический центр республики надо заставить танками? Или – способствует ли стрельба по родовым башням стабилизации обстановки? Я долго искала высказывание Зязикова насчет Джейраха, и наконец нашла, - в журнале «Элита Общества». Вот оно: «Джейрахский район инвесторы хотят преобразовать в туристско-курортный объект, построить канатную дорогу».

Как-то в Ингушетии вышли на митинг милиционеры. Причина – невыдача «боевых». Странно, неправда ли? Ингушетия – мирная республика. Джейрах – будущий Давос. Давно ли вы встречали инвестиционный рай, в котором палачи бастуют, потому что им не выдают пыточных? Вопрос – почему не выдают пыточных? Деньги были выделены. Вопрос курировался в администрации президента республики. А потом МВД РФ обнаружило, что 1 млрд. руб. «боевых» куда-то делись.

Кафка отдыхает. В нашем мирном Бухенвальде прошел митинг работников, у которых украли деньги, причитающиеся им за выдранные зубы.

Несколько лет назад в республике было наводнение. Чтобы деньги, выделенные в качестве компенсации, не украли, Минэкономразвития придумало фокус: клало их на личный счет пострадавшего в Сбербанке. В одной из последних статей Анны Политковской рассказывается об уголовном деле о том, как с этих счетов в массовом порядке забирали деньги, подделав подписи пострадавших.

А ведь это – Ингушетия. Это республика, в которой еще в 2004-м году возле села Пседах спокойно собирались бесланские террористы: никто их не поймал. Это республика, в которой посереди Назрани был расстрелян и.о. начальника ингушского ОМОНа Муса Нальгиев, - и прохожие не помогли следствию. Это республика, в которой люди сначала рассказывают, как им продали труп запытанного родича за 20 тыс. дол, - а потом категорически, испуганно это отрицают. И когда Муса Оздоев, лидер легальной оппозиции Зязикову, угодил в ментовку за митинг, он увидел там людей с пробитыми коленными чашечками, которые говорили: «Если мы выйдет до смерти Зязикова, мы убъем Зязикова. Если мы выйдем после его смерти, мы убъем его детей».

Может мне кто-нибудь объяснить, как способствуют укреплению российской государственности митинг по случаю пропажи «боевых», солдаты с костями в руках в Джейрахском ущелье и рассказ о «туристической зоне»?

Боюсь, как и история Персидского похода, это не поддается рациональному объяснению. Это просто означает, что во главе России стоят люди, которые думают как Павел I.

Им – плевать.