Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Возвращение Госкино

02.06.2009, 09:25

Почем опиум для народа — нам расскажет Совет по кинематографу

Атака на журнал «Искусство кино» со стороны Никиты Михалкова, утверждение состава Совета по развитию отечественного кинематографа, который возглавил лично премьер-министр Путин В. В., исключение Марлена Хуциева из ученого совета ВГИКа и обыск в структуре его адвоката совпали во времени, и отнюдь не случайным образом.

Вертикаль кино, строительство которой началось во время исторического съезда кинематографистов-«победителей», когда Михалков победил «либерально-атлантическую диктатуру», сформирована.

При наличии путинского Совета по кинематографии ныне существующий Союз кинематографистов, по большому счету, особо и не нужен. Он становится клубом друзей Никиты Сергеевича, правда, с финансовым обеспечением и объектами недвижимости, в том числе помещением на улице Усиевича, которое теперь наконец можно сдать в аренду за «взрослые» деньги. А совет принимает на себя функции Госкино СССР времен товарища Ермаша.

Надо ли сомневаться, что «господдержка производства, проката, показа отечественной кинопродукции» будет осуществляться только в отношении «патриотического» кино? А какое еще кино должны поддерживать члены совета Владислав Сурков, Олег Добродеев, Константин Эрнст и возглавивший их Владимир Путин, почитатель Деникина и Каппеля, – либерально-атлантическое что ли?

И стоит ли говорить о том, что «протекционистские меры» по отношению к отечественному кинематографу могут обернуться идеологическим протекционизмом?

Дрянной Голливуд и так пробьет себе дорогу на наш рынок, а какой-нибудь Анджей Вайда точно может забыть кривую дорожку на восток – здесь ему скажет решительное «Нет!» наш Главрепертком с Краснопресненской набережной.

В результате российский кинематограф оказывается явным образом разделен на две фракции. Отныне кино, которое будет курировать правительственный совет и официальный Союз кинематографистов, окажется отделенным от собственно независимого, реального, не заточенного на обязательную поддержку идеалов православия — самодержавия — народности кинопроцесса. К счастью, в стране существует какой-никакой, но рынок, допускающий существование не зависимого от «верхних» людей кинематографа. Больше того, лично у меня нет никаких сомнений, что Даниил Дондурей и его замечательный журнал выживут, даже если он не договорится о перемирии с Михалковым. В конце концов, ежемесячник, который профессионалы ставят на одну доску с французским Cahiers du cinema, и так издается при поддержке Минкульта, каналов СТС и ТНТ, а интернет-версия – при личной поддержке Татьяны Друбич. Сам же Даниил Борисович тоже член многочисленных советов, в том числе входит в президиум совета при президенте РФ по культуре и искусству, поэтому, думается, даже аппаратная часть борьбы отнюдь не закончена.

Но это все нюансы. Важнее то, что одна часть российского кино будет двигаться дорогой патриотических блокбастеров и огламуреных на современный манер «Кубанских казаков», а другая – заниматься творческим поиском, равно как и поиском денег (которые никогда не даст Совет по развитию отечественного кинематографа), представлять Россию на фестивалях, побеждать на этих фестивалях и несколько корректировать в лучшую сторону имидж России как нового Советского Союза.

Не случайно Никита Михалков, по его же словам, воспринимает свою деятельность как «защиту Родины». Это вполне соответствует идеологической моде, допускающей борьбу с фальсификацией истории на президентском уровне.

История – под президентом. Кино – под премьером. Разница, в сущности, невелика. И то и другое – борьба с «фальсификациями» и определение «репертуарной политики» в подлинно русском духе.

Ведь история у нас теперь кинематографична и укладывается в логику черно-белого кино: это плохо, а вот это хорошо. А кино исторично, то есть готово работать в матрице какого-нибудь нового «Краткого курса», который показывает Сталина эффективным менеджером. Теперь каждому виду искусства и каждой гуманитарной отрасли знания нужно создать по совету с соответствующими бюджетами и твердо блюсти идеологическую невинность. Это нормально, такое государство называется корпоративным, Муссолини пробовал – не то чтобы получилось, но более или менее работало.

Впрочем, из всех искусств для нас важнейшим является именно кино, а из всех наук – история. Потому что они создают стереотипы, общепризнанные картинки, которые застревают в головах людей и превращаются в предубеждения и предрассудки, на которых держится управление массовым сознанием. Искусство кино не как журнал, а как манипуляция мозгами. История как «Краткий курс», формирующий слепой «патриотизм» в пику зрячей любви к своей Родине.

Это естественно. Действующему политическому режиму нужны идеологические скрепы и якоря, которые подразмыты кризисом и протестной активностью. Нужны болеутоляющие, нужен опиум для народа. И потому, как говорил поэт по другому поводу: «Айда в кино!» А почем опиум для народа — нам расскажет Совет по кинематографу, следите за его заседаниями с калькулятором.