Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Станция Чубайс кольцевой линии

31.05.2005, 11:02

Чубайс Анатолий Борисович любит брать ответственность на себя и тем самым отвечать на первый из главных русских проклятых вопросов «Кто виноват?». Но если бы дело ограничивалось исключительно ответом на этот вопрос, масштабы народной нелюбви и одновременно уважения в элитах не были бы столь велики. Потому что Чубайс всякий раз норовит ответить на второй интеллигентский вопрос: «Что делать?». Больше того, к тому, что он ищет на него ответы, все уже привыкли и всякий раз с нетерпением ждут от главного российского реформатора его мнения.

Возможно, в этом — причина карьерной устойчивости главы энергетической монополии и неформального лидера правых. Желающих отвечать на вопрос «Кто виноват?» бесчисленное множество. Эти люди в России называются политиками. Желающих в практическом аспекте отвечать на вопрос «Что делать?» гораздо меньше. Представим себе следующую картину: сейчас, в тот момент, когда реформа электроэнергетики заканчивается, ее реализация приостанавливается, а глава РАО отправляется в отставку. Что со всем этим хозяйством делать? Самоубийцы, претендующие на должность, есть? Самоубийц нет.

Реформы и ответственность за них в России сильно персонифицированы, поэтому увольнение Чубайса — реальный инфраструктурный и инвестиционный риск.

Московский блэкаут — это серьезный кризис в биографии реформатора, каких, впрочем, было немало. После «черного вторника» 1994 года он был повышен в должности. История 1997 года с продажей «Связьинвеста» закончилась не исчезновением Чубайса с политэкономического поля, а возрождением его в новом качестве — крупномасштабного бизнес-менеджера, почти олигарха. Перед неминуемым дефолтом 1998-го его назначали спецпредставителем президента по выколачиванию денег из МВФ (этим, кстати, миссия исчерпывалась, хотя Чубайса считают ответственным и за эту катастрофу). Политический дефолт СПС 2003 года обнаружил, несмотря на формальную отставку Чубайса из партийных структур, сильную зависимость праволиберального движения от мнения и влияния Анатолия Борисовича. Теперь, после избрания дуумвирата руководителей Союза правых сил, он де-факто отвечает за электоральные показатели правых в 2007 году. За светопреставление-2005 тоже отвечает Чубайс, хотя кризисы, связанные с износом оборудования, предсказывались именно главой РАО ЕЭС.

И именно со скорейшим проведением энергореформы он связывал единственную возможность появления частных инвестиций, а значит, обновления фондов.

Несколько кризисов, два (!) президента с разницей в девять с половиной лет утверждающих, что во всем виноват Чубайс, — и это все биография одного человека! Всякий раз — и в 1994, и в 1997, и в 1998, и в 2003, и в 2005 году — находится ответ на вопрос «Кто виноват?», но тут же общественность со всей категоричностью обращается к Чубайсу с вопросом «Что делать?». И требует немедленного, с расписанным по датам, руководителям и финансовому обеспечению бизнес-планом, ответа.

Последний кризис с эмоциональной точки зрения не менее эффектен, чем все предыдущие. И обвинения в свой адрес Чубайс воспринимает эмоционально. Он назвал «Родину», перестаравшуюся с пиаром на блэкауте, ОПГ (объединенной преступной группировкой), горячился по поводу того, что на его жизнь покушались люди, как минимум идеологически связанные с этим движением. А где эмоции, там дело попахивает настоящей политической борьбой — такого же накала и градуса, как в декабре 2003 года. Возможно, теперь для Чубайса инструмент этой борьбы — новый молодой лидер СПС Никита Белых.

Но политическую природу не обманешь, в эпицентре событий все равно остается фигура номер один, а не политики, которых он, возможно даже искренне, считает своей сменой и представителями в мире публичного политического действия.

Проблема еще в том, что они никогда не ответят ни на вопрос «Кто виноват?», ни тем более на вопрос «Что делать?». Еще один вопрос не к Чубайсу, а о Чубайсе: переживет ли он нынешний политический цикл, который заканчивается президентскими выборами 2008 года? Но вспомним, ведь совсем недавно этот вопрос формулировался иначе: закончилась ли карьера главного приватизатора и электроэнергетика в декабре 2003-го?

На политические трупы не покушаются. Недействующих политиков не объявляют виновными во всем и ответственными за все. «Нашему рыжему», перефразируя Ахматову, продолжают делать биографию. Лучшие люди города пишут рецензии на его последние действия — от Рогозина до Лужкова, от Путина до Шойгу.

Кем был бы Рогозин без Чубайса? Политическим фантомом. Кого объявлял бы виновным Путин, если бы Анатолия Борисовича год или два тому назад сняли бы с его нынешней должности? Лужкова? Ресина, прости господи?..

Кажется, российская политика и рада бы избавиться от Чубайса, но уже не может прожить без него и дня.

Когда-то Юрий Михайлович выразился в том смысле, что «станцию Чубайс мы уже проехали». Может быть, и так. Только железная дорога оказалась кольцевой, а поезд российской политики бегает по кругу.