Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Последние альтернативные

15.04.2008, 11:55

В стране, где уже забыли, как делается свободный и осознанный выбор, совершенно неожиданно началась электоральная кампания на альтернативной основе. То ли последняя в путинскую эру, то ли первая в медведевскую, но главное, что альтернативная. В мае научная корпорация выбирает президента Российской академии наук (РАН). Претендентов, страшно сказать, двое — нынешний президент, академик Юрий Сергеевич Осипов, и академик, бывший министр науки Владимир Евгеньевич Фортов. И оба они имеют приблизительно равные шансы, что выглядит как-то даже вызывающе в эпоху, когда все, как один, в едином порыве встают с колен, по дороге благоразумно договариваясь по понятиям без всяких там выборов.

Это недопустимое обстоятельство образовалось почти случайно благодаря всемерному наступлению вертикали власти, которая в ходе своего триумфального шествия однажды напоролась на такое странное образование, как Российская академия наук. К моменту трогательной встречи, которая быстро перестала быть томной, РАН напоминала чемодан без ручки: принципиального смысла в ней в эпоху тотальной утечки мозгов и падения производительности, снижения индекса цитируемости, а также повышения возраста членов академии уже вроде и не было, а с другой стороны, жалко: память о величии советских научных школ еще была свежа.

Нечеловеческих масштабов битвы, после которых министра науки и образования Андрея Фурсенко хотелось отправить в отставку не по причине недостатков в работе, а сугубо из человеческой жалости (столь печальны были глаза этого человека, на которого параллельно наседала православная общественность, требовавшая введения соответствующего курса в школе, и которого линчевали за ЕГЭ), завершились компромиссом.

Академия получила вместо самостоятельности государственный статус, зато добилась отмены возрастных ограничений для своего президента. (Который по странному стечению обстоятельств как раз к тому времени перешагнул 70-летний рубеж.)

Устав академии утверждается правительством, а президент — главой государства, но после выборов, которые и были назначены на середину мая 2008 года. То есть победитель станет де-юре прямым ставленником Медведева Дмитрия Анатольевича.

Состояние некогда величественной организации все еще плачевно. Научный успех сопровождает главным образом тех, кто уехал за границу или сотрудничает, не шакаля, с иностранными структурами (иногда, впрочем, попадая на скамью подсудимых за шпионаж). Светлый образ российской науки, которую когда-то олицетворяла Любовь Орлова в очках и с песней «Журчат ручьи» (Вольпин — Дунаевский) наперевес, не плох и не хорош — он отсутствует.

Из массовой науч-поповской литературы можно отметить исключительно выход книг об академике Льве Ландау, где последовательно занимаются позиции либо pro его жену, либо contra и внимательно оценивается такая часть его натуры, как увлечение хорошенькими женщинами. Нет уже никаких там «физики шутят» или хохм в духе академика Льва Арцимовича: «Мы, физики, очень любопытный народ и удовлетворяем собственное любопытство за счет государства». Не тот ученый пошел!

В стране, где наблюдается перепроизводство юристов и менеджеров гостиничного бизнеса, совсем мало инженеров и биологически вымирает класс квалифицированных рабочих, о роде занятий, который описывается названиями академических институтов, увы, можно и не вспоминать.

(Имею в виду те из них, которые относятся, по классификации того же Ландау, к естественным наукам, а не к «противоестественным»: в сфере гуманитарного знания нашей академии похвастаться нечем вообще.)

К началу этого года РАН насчитывала более 1200 человек. Средний возраст академиков вызывал в памяти только одну картину — брежневское Политбюро и секретариат родного Центрального комитета — 72,6 года. Возраст членкоров — 66,1. Главный же индикатор застоя — даже не старшие, а младшие возраста: средний возраст кандидатов наук — 50,6 лет. То есть большинство, отгуляв после защиты, добрых два десятилетия вообще ничего не делали. Нашлась и категория совсем застывших в развитии персонажей: средний возраст научных сотрудников Академии без степеней — 40,5 года. Эти-то чем занимаются?! Работают чучелами или образцами пород и минералов в академических музеях?!

И, тем не менее, шанс на обновление пришел вместе с весной — выборы! Все как в вышеупомянутой песне из популярного кинофильма «Весна»: «И даже пень в апрельский день березкой снова стать мечтает». Если понимать под «пнем» академика в возрасте 72,6 года или же сотрудника без степени 40,5 года, то все они желают преодолеть застой, для начала поучаствовав в азартном альтернативном забеге. Станут ли они после этого «березками» — еще вопрос, но сок потечет по засохшим корням — это уж наверняка.

Кандидаты в президенты, прямо скажем, не мальчики из Силиконовой долины, а типичные советские ученые.

Что можно трактовать и позитивно, и негативно — дело вкуса. Один — академик Осипов — 1936 года рождения. Другой — академик Фортов — 1946-го. Оба из современной научной номенклатуры. Это, казалось бы, плохо. Но других ученых в системе академии, как сказал бы корифей всех наук, у нас для вас нет. Судя по тому, что именно они вышли в финал, их авторитет среди коллег наивысший. Хотя очевидно: многие коллеги будут просто голосовать против перемен. Другие — из столь же принципиальных соображений — за перемены, вернее, за надежду на таковые, персонифицированные в Фортове, который противостоит Осипову, просидевшему в своем кресле почти брежневский срок — 17 лет. Правда, за действующего главу РАН то обстоятельство, что он, по его собственному определению, «сохранил академию». Что опять-таки не все воспримут как позитивный результат…

Фортов и Осипов, конечно, не Клинтон и Обама и даже не Маккейн. Однако в их противостоянии есть интрига, есть борьба.

И совсем уж забытое понятие — смысл.

Приятного вам голосования, дорогие академики! Вы уж там за нас, за народ России, такого удовольствия лишенный, всласть поголосуйте!