Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мода на конформизм

13.11.2007, 09:53

Чем больше людей мирятся с запретом говорить, тем скорее наступит то время, когда запретят молчать.

«До сих пор нам запрещали говорить. Теперь нам запрещают молчать», — сетовал в 1920-е годы Константин Федин и всю оставшуюся после этого жизнь проговорил, перестав прилично писать и прилично себя вести. Он задал модель поведения персонажей, которых потом назовут «мастера культуры» и которые на проклятый русский вопрос «С кем вы?» неизменно будут говорить решительное «Да!».

Но мастера культуры, поддержавшие для начала обвинительный приговор Ходорковскому и закончившие челобитной Путину с нижайшей просьбой остаться, оказались лишь первой ударной волной захлестнувшего Россию массового конформизма. Сгоняемые на «прокатившиеся по стране» митинги в поддержку третьего срока граждане, конечно, напоминают тех студентов, рабочих и служащих, которых ставили вдоль Ленинского проспекта с разноцветными флажками приветствовать какого-нибудь «друга» Советского Союза, прибывшего за материальной помощью и страстным поцелуем в губы генсека. Но это лишь часть правды.

Большая правда состоит в том, что конформизм – неистовый, активный, инициативный – теперь в моде.

Вот как модно носить штаны, максимально приблизив их к причинному месту. Модно заводить какой-нибудь сногсшибательный гаджет. Модно вешать в кабинете портрет Путина — грустного, забросившего за спину пиджак, похожего на Есенина в момент сочинения стихотворения «Гой ты, Русь моя родная, хаты – в ризах образа».

Два президентских срока промывки мозгов, все более и более прямолинейной, не прошли даром. Для ностальгирующих по застою и его атмосфере. Для просто уставших людей. Для молодого поколения детей путинского большинства, не имеющего иммунитета от массовых рецидивов единомыслия.

Раньше ведь как думали: дадим свободу передвижения, широкий ассортимент продуктов, бешеный темп жизни – и этого будет достаточно, чтобы политическая демократия и либеральная экономика процветали, будучи поддержанными абсолютным большинством «молодого, образованного, адаптированного среднего класса».

Но адаптированному среднему классу ничего не надо в принципе, и особенно политической демократии.

Тем более что он не видит никакой связи между ней и своим относительным достатком, выражающимся главным образом в стоянии в пробках в личном автотранспорте.

Высшим классам тем более ничего не надо: своим окончательным социальным самоопределением и артикулированием интересов и жизненных установок его представители обязаны исключительно путинской эпохе. Это уже и не малиновые пиджаки, и не олигархат 90-х, это абсолютно новый класс сверхновых сверхбогатых. Они знают

правила игры этой эпохи: откупайся или проиграешь.

А что? Откупиться несложно. Этот класс в наивысшей степени заинтересован в сохранении статус-кво. Именно он определяет моду, он разгоняет инфляцию, он развращает общество – его вкусам потакают телевидение, потребительский рынок, стилеобразующий глянец.

Низшему среднему классу, борющемуся с переменным успехом за выживание, конечно, кое-чего не хватает. Но он боится одного – как бы при новом вожде не стало еще хуже.

Того же боится и политическая, метафорически выражаясь, «элита»:

страшно, что преемник поменяет правила игры, ротирует кадры, поставит на другой клан в других погонах, установит иные размеры откатов, переиграет, переделит, перепутает.

Уж лучше этот – при нем понятно, что и как.

Не учитывается только то, что уходящий начальник за восемь лет своего президентства тоже, мягко говоря, эволюционировал: Путин-2000 – это не Путин-2003, а Путин-2007 – это вообще что-то особенное. Поэтому никаких гарантий сохранения правил игры и раскладов нет и при потенциальном третьем сроке или сохранении за нынешним главой государства мифического «национального лидерства».

И, тем не менее, модно быть за Путина (слышится «За Родину, за Сталина!»).

Модно быть не просто молодым, но вопреки любым биологическим пружинам и историческим параллелям модно быть молодым конформистом. Какая там «оранжевая революция», какой май 1968 года?! Это отстой. Юные леваки если проиграют, то только потому, что они out of fashion, они вышли из моды. Правые либералы, будь они сто раз молоды, не имеют шансов на массовый успех, потому что их наивная вера в ценности разбивается о железную поступь молодых, почти муссолиниевских батальонов, марширующих не только по улицам, но и в интернете, в телевизоре, во власти. Даром что ли для них придуман целый государственный комитет по делам молодежи, а частоты радио «Культура» – что характерно и символично – будут переданы станции «Юность».

Даром что ли, не зная истории, юные конформисты выкрикивают лозунг русских маньчжурских фашистов 1920–1930-х годов: «Слава России!».

Правда, конформизм делает свое черное дело: происходит отрицательная селекция человеческой породы. В моде подлость, мздоимство, богатство, сквернословие, хамство, цинизм, нравственная фригидность и нарочито скверное историческое образование. Качество нынешней «элиты» в буквальном смысле налицо — достаточно посмотреть на физиономии. Но и качество поколения детей путинского большинства — равнодушного, бездумного, инертного — соответствующее. Родители проголосовали как надо в 2000-м, затем в 2004-м. За это время подросли дети. С ними уже ничего невозможно сделать. Это уже сложившееся качество человеческого капитала – хуже, чем при совке, когда степень глухого и скрытого раздражения режимом превышала степень бездумной поддержки партии и правительства. Что и было подтверждено первым публичным успехом горбачевской перестройки.

Что же до Федина, который обоснованно боялся того, что скоро запретят молчать, потребуют активной поддержки режима – со всей сопутствующей мерой требуемой низости, то пока помалкивать можно. Но

чем больше людей мирятся с запретом говорить, тем скорее наступит то время, когда запретят молчать.

И потребуют деятельного раскаяния. Разоружения перед партией. Слов и дел, на которые пока решаются – на всякий случай – только потерявшие стыд мастера культуры.