Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Лишнее министерство

21.09.2004, 10:59

Проблема лишнего человека наряду с вопросами маленького человека стояла во весь рост в гуманистической русской литературе позапрошлого века. Конец минувшего столетия и начало нынешнего обозначило иную проблему — вечно лишнего министерства.

Ведомство, занимающееся делами национальностей и регионального развития, отсутствовало на административно-номенклатурной карте Российской Федерации почти ровно три года, с тех пор как президент упразднил его за ненадобностью. Правда, этот «куст» курировал министр без портфеля Валентин Зорин, которого, впрочем, как и еще несколько человек и даже структур исполнительной власти в ходе весенне-летней реорганизации правительства просто забыли, как чемодан на вокзале. Министерство всю жизнь отличалось двумя имманентно ему присущими свойствами — частым переименованием (акцент то на федеративных отношениях, то на региональном развитии, то на межнациональной составляющей) и высокой текучкой министров (от ученого Валерия Тишкова до сугубо аппаратных людей вроде Вячеслава Михайлова).

И ведь вот что удивительно: у наций, этносов и субэтносов все это время было что делить и по поводу чего ругаться вплоть до ведения братоубийственных военных действий, неравномерность в развитии регионов стала самым настоящим тормозом экономического роста в стране, а министерство как-то вяло всем этим занималось и неизменно оказывалось маргинальным в системе органов власти, а затем и в принципе ненужным.

И вот пожалуйста, одним из «наших ответов» Беслану стало создание Министерства регионального развития.

Конечно, его появление можно было бы посчитать всего лишь способом изящно трудоустроить Владимира Яковлева, которого его давний недоброжелатель В. В. Путин бросает то на один жуткий участок (вице-премьер, курирующий ЖКХ), то на другой (полпред в ЮФО), а потом снимает как не справившегося. Этак в логике советских властей можно закончить свою карьеру директором электростанции, как тов. Маленков. Больше того, Владимиру Анатольевичу еще предстоит тяжелейшая борьба за полномочия и передел с другими министерствами сферы компетенции. Например, он уже заявил, что будет интенсивно участвовать в совершенствовании межбюджетных отношений, а также заниматься вопросами национальными и религиозными, проблемами занятости и молодежи. Министерство экономического развития и торговли, почитав, очевидно, стенограмму первой пресс-конференции Яковлева в Ростове, молниеносно создало департамент, занимающийся федеральными целевыми программами, ибо на эту сферу тоже положил глаз бывший губернатор Петербурга. Департамент межбюджетных отношений в Минфине уже есть, и он пользуется особым вниманием профильного министра Алексея Кудрина, поэтому едва ли Владимиру Яковлеву дадут в этих вопросах развернуться, разве что он будет сидеть в приемной другого члена правительства на Ильинке как простой лоббист интересов того или иного региона. К тому же разруливать вопросы придется не только с коллегами — федеральными министрами, но и с полпредами, в том числе и по проблемам регулирования религиозной культуры (чем, например, чрезвычайно увлекся в последнее время Сергей Кириенко).

Короче говоря, проблемы есть, а министерство, как ни крути, все равно лишнее.

Но вот в чем точно поучаствует новый член правительства, так это в дележе новых губернаторских портфелей, то есть в лоббистском согласовании кандидатов на посты глав регионов.

В избрании территориальных начальников законодательными собраниями регионов не бы ничего страшного, если бы не феерическая коррупциоемкость любых административно-политических процессов в России. Можно, конечно, говорить о том, что благодаря этой мере ликвидируется политический выборный рынок, на котором оборачивались гигантские пиаровские бюджеты, причем преимущественно в виде черного нала. И на первый взгляд вместе с деньгами уходят и мучительные проблемы с согласованием кандидатур, на которых ставит или не ставит Кремль: в новой системе один раз поставил на одного — и все, вопрос решен. Но это только на первый взгляд.

Начнем с того, что кандидатов теперь будет не меньше, а больше: одно дело — предвыборный харизматический потенциал кандидата, и совсем другое — ресурс финансовый, аппаратный, лоббистский. Один претендент близок полпреду, другой — министру по региональному развитию, третий несет в кассу «Единой России» все деньги местного бизнеса, четвертый открывает какие-то двери ногой в Белом доме, пятый — на Старой площади, шестой — в Совете федерации. Все — хорошие люди, достойные быть губернаторами.

Это фантастически коррупциогенный рынок административного торга. Причем здесь торгуются не только нематериальные связи и взаимная мужская симпатия, заработанная в саунах и на охоте под аккомпанемент регионального ликероводочного продукта, но деньги. Просто деньги. Не надо быть специалистом по отечественной номенклатурной ментальности, чтобы предположить: cвязи, реальные или мнимые, будут попросту продаваться специалистами по продвижению кандидатов на назначение губернатором. И уже, говорят, продаются. Во всяком случае, в открытой печати можно найти множество подобного рода историй о передовиках новой отрасли пиара — «связей с правительством». Например, о Романе Цепове, главе холдинга питерских охранных предприятий, человеке, которому молва активно приписывает близость к силовому крылу российского руководства и готовность предоставлять разнообразные услуги по промоции будущих глав территорий, включая, как говорят, небезвозмездное включение кандидатов в некий «особый список», из которого будут выбирать губернаторов.

В этой системе Минрегионразвития будет выглядеть как одна из структур, участвующих, с позволения сказать, в новой кадровой политике.

Министерство окажется единицей лоббистского давления влиятельной, но не единственной. Что на самом деле является большим минусом.

Потому что даже если бы оно хотя бы частично занялось содержательной работой — региональной инженерной инфраструктурой и дорогами, повышением инвестиционной привлекательности территорий, поддержкой органов местного самоуправления, развитием регионального туризма наконец, пользы было больше, чем от иных отраслевых ведомств.

Но вот это уже не вина будущего министерства, а его беда: сегодняшняя система власти России сконструирована таким образом, что настоящей работой такое ведомство заниматься все равно не сможет. Его удел — кадровый и региональный лоббизм.