Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Страна не вздрогнет

24.10.2012, 22:56

Наталия Геворкян о том, как не нова история Леонида Развозжаева

Единственный позитивный вывод из событий вокруг «левых», странного похищения в Киеве и обнаружения затем в «Лефортово» Леонида Развозжаева: во власти все еще не победили люди, готовые убивать. Точно так же к этому не были готовы в 2000 году, когда аналогичную шитую белыми нитками спецоперацию провели против корреспондента радио «Свобода» Андрея Бабицкого.

Происшедшее с Андреем в разгар предвыборной кампании Владимира Путина довольно быстро получило идеологическое объяснение от первого лица. Путин в интервью нам с Колесниковым для «Коммерсанта»:

«Знаете, что я вам скажу? У нас страна переживает довольно сложный период времени. Согласимся с тем, что поражение, которое Россия понесла в первой чеченской войне, в значительной степени было связано с моральным состоянием общества. Общество не понимало, за какие идеалы борются наши солдаты. Они там погибали, а их еще предавали анафеме. Они погибали за интересы страны, а их шельмовали.

На этот раз все, к счастью, не так. Так вот, Бабицкий и ему подобные, по сути своей, опять пытались развернуть ситуацию в другую сторону. Он работал на противника, впрямую. Он не был нейтральным источником информации. Он работал на бандитов…

&hellipЕго и арестовали, и начали по нему определенные следственные действия. Он говорит: я вам не верю, я верю чеченцам, они просят меня выдать — отдайте. Ему ответили: ну и пошел ты...»

Помню, как смотрела в этот момент на Путина и искренне не могла понять: почему он не боится произносить это, ведь если Андрей вернется живым, то он расскажет правду — и про то, как «сам просился» к чеченцам, и про то, как и какое письмо подписывал и в каких обстоятельствах. И про то, кто были те его якобы друзья в масках, которые совсем не по-дружески схватили его при фейковом обмене на тех, кого выдавали за пленных российских солдат.

Я боялась, что Андрей живым не вернется, потому что нельзя проделать такое с человеком и отпустить его, понимая, что журналист все напишет. Оказалось, что можно. Я хуже понимала страну, чем Путин и его советники.

Андрей все рассказал и даже книгу написал. Про все, что с ним случилось, про тюрьму в Чернокозово, про издевательства и пытки, про то, как везли неведомо куда, про чеченцев и русских, про солдат и «цивильных». Со всеми подробностями. И уехал из страны, которую возглавил человек, в чьей предвыборной кампании вполне успешно, как оказалось, была использована эта спецоперация.

Там, в Чечне, где возрождалась, по мнению Анатолия Чубайса, российская армия, давно стало рутиной натянуть на голову мешок, запихнуть в машину, связать, увезти в неизвестном направлении. Кражи людей, выкупы, пропавшие навсегда… Всего-то два с небольшим часа лета из сверкающей, завешенной рекламой Москвы во тьму и разруху, где может случиться все: тогда казалось, что ты улетела из одной страны в другую. Но это же иллюзия. Это одна страна. И то, что десятилетиями происходит на ее территории, совершают не пришельцы из космоса.

Так почему мы поражены историей с Развозжаевым? Что, в сущности, в ней нового? Ничего, кроме того, что произошло это не в Чечне, где подобными историями никого не удивишь и на которые за ее пределами вообще никто не реагирует.

Она, по сути, ничем не отличается от истории с Бабицким, от которой страна не вздрогнула, никто на улицы не вышел, никто не подал в отставку, действия власти не были поставлены под сомнение. Патриотизм или вставание с колен было заявлено как перспективная, объединяющая народ и власть идея, во имя этого единения чего не сделаешь, когда на кону твое будущее. Ничего с тех пор не изменилось, включая власть.

И сейчас первое лицо легко бы объяснило: Развозжаев же сам написал явку с повинной, а нечего было раскачивать лодку и устраивать провокации, так он же договаривался с грузинскими агентами и собирался устраивать здесь революцию, да еще и на деньги всякой уехавшей или иностранной швали, но он же пытался бежать от ответственности, ну тут-то его и накрыли. И зрители федеральных каналов не должны ни вздрогнуть, ни усомниться. Тем паче что они уже подготовлены «Анатомией протеста-2». И должны лишь усвоить, что эти «левые» во главе с Удальцовым, чьи идеи, скорее всего, близки и понятны как раз тому народу, который власть считает своей опорой, они тоже, гады, тоже «на деньги госдепа», тоже «продажные» и тоже до добра не доведут, как и далекие от народа либералы. Что и требовалось. Только это и требуется. Народ должен быть с властью, только ей доверять, только ее поддерживать и защищать. Остальные — предатели. Как и 12 лет назад.

Но ведь Развозжаев живой, он же все расскажет, скажете вы. Ну да...

Развозжаев может часами рассказывать правозащитникам о том, что с ним происходило и под каким давлением он писал явку с повинной, но проверять его слова будет Следственный комитет, который ведет его дело. Все ровно так, как и пообещал «в шутку» Бастрыкин Соколову из «Новой газеты» не так давно, предварительно объяснив в лесочке про всякое неприятное, что с этим Соколовым может случиться. Пошутили, поскандалили, Бастрыкин извинился, пожали друг другу руки и разошлись. Молодцы. Зато Развозжаев после двух суток неведомо в каком лесочке в наручниках, с одним приоткрытым глазом, под диктовку каких-то людей в масках и даже экспертов по внутренней политике (тоже в масках) пишет явку с повинной и признает, что рыл с товарищами тоннель в Бомбей. И сказать вам заранее, какими будут результаты проверки его показаний Следственным комитетом?

Так что страна снова не вздрогнет, как и 12 лет назад.

Эта история не про спецслужбы, не про Путина и не про Развозжаева. Так же как история 1937 года — не про Сталина. Эта история про нас. Про страну без общества, про слепых, глухих и немых, которые растлевали власть собственной в лучшем случае безучастностью, конформизмом, беспредельно расширяя границы ее безнаказанности. Это история про страну, где самые крупные и важные СМИ предали своих граждан, предав профессию, как предавали ее десятилетиями советские СМИ. При всех личностных отличиях лидера тогдашнего от нынешнего причинно-следственная связь происходившего в 37-м и сегодня одна и та же. И от этого совсем тошно.

А власть… Она логично пользуется этим расширением в собственных интересах. Интерес ее понятен — сохранение себя и своего бизнеса и сведение к минимуму любых рисков — левых, правых и даже тех, которые снятся некоторым ее представителям в кошмарных снах. Если для этого надо кого-то похитить, пусть даже на глазах у свидетелей, и получить признательные показания, то это будет сделано и оформлено как надо. Потому что все остальное, буквально все, любые последствия такой — с профессиональной точки зрения, кстати, весьма убогой — спецоперации, несопоставимо менее важны, нежели самосохранение. Так что спасибо, что живой.