Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кризис доверия

19.06.2002, 18:29

Министр печати и президент решили поговорить о СМИ. Любопытно, что это решили сделать два человека, имеющие непосредственное отношение ко всем скандалам в области средств массовой информации, на которые были столь богаты первые два года президентства Владимира Путина. Основной пафос – СМИ не должны использоваться как инструмент в политической или конкурентной борьбе и должны быть экономически самостоятельными. И еще с неким пока не ясным подтекстом президент констатировал, что закон о СМИ не соответствует — то ли законодательству, то ли Конституции. А скорее всего, представлению президента о том, как должны управляться СМИ. Напомню, что этот закон долгое время считался единственным реальным достижением демократии в постсоветской России.

Конечно, ни президент, ни его министр не вспомнили, что им не понаслышке известно, каким мощным рычагом могут быть СМИ, и в первую очередь электронные, когда этот рычаг оказывается востребованным не журналистами, заметьте, а именно политиками. Журналисты по зову души или за большие деньги выполняют лишь политические заказы. Платят им за это те, кто заказывает музыку. Путин, кстати, не платил. У него — два года назад, во всяком случае — не было таких денег. Платил Рома Абрамович или Березовский, или оба, а Юмашев с Лесиным рулили процессом психологического устранения конкурентов избранного ими уже для себя преемника Ельцина. А Путин просто ждал, когда подготовленный Доренко и коллегами народ подойдет к урнам и закрепит его уже состоявшееся избрание своими добровольно отданными голосами.

В тот момент, когда президент России решил предстать перед медийным сообществом с кратким сообщением о том, какими должны быть российские СМИ, в самый раз было бы медийному сообществу задать ему вопрос типа того, который очень любят задавать Березовскому: «Борис Абрамович, сами же выбрали такого вот Путина, что же вы теперь так им недовольны?». Вопрос законный. Не менее законный вопрос можно было бы без ложного стыда задать и Путину: «А что же, Владимир Владимирович, вы молчали, когда некоторые не последние СМИ в стране под контролем Лесина и Юмашева валили ваших конкурентов всеми мыслимыми и немыслимыми способами? Ведь мог же премьер-министр Путин тогда возразить против «использования несамостоятельных СМИ как инструмента в достижении политических преимуществ в конкурентной борьбе»?.

Медийное сообщество или действительно поглупело, или совершенно сознательно играет вместе с Путиным и Лесиным в профанацию заботы государства о свободе и независимости – политической и экономической – российских СМИ. Два года эти два человека потратили на выравнивание площадки под названием «средства массовой информации» и придания ей нужных Кремлю контуров. Теперь Лесин на голубом глазу заявляет в интервью «Коммерсанту»: «Никто не оспаривает, что закончился период нашей истории, когда СМИ рассматривали как политический и силовой инструмент для достижения либо политических, либо корпоративных задач». Я оспариваю, Михаил Юрьевич. Президент потому принимал такое живое участие в создании новой конфигурации на шестом канале, что не рассматривает СМИ как политический инструмент? Или потому, что этот инструмент находится вне сферы его интересов? А потерявшие просто какие бы то ни было различия в освещении «политики партии и правительства» основные каналы – это не гарантия продолжения линии этой же партии и после 2004 года? И что тогда это такое, как ни политический или силовой инструмент?

Без экономической самостоятельности СМИ невозможно реализовать конституционное право граждан на получение достоверной информации, утверждает президент. Теоретически возможно при нынешнем уровне технологий донести достоверную информацию — до читателя, во всяком случае. И до слушателя. Да и до зрителя, в общем, тоже. Это невозможно сделать только в том случае, если государство решит, что граждане не нуждаются в такой информации. Потому что государство может все. И самый характерный пример – война в Чечне, которой, если судить по СМИ, уже нет. Частично Путин выполнил свои предвыборные обещания – во всяком случае, на визуальном уровне с войной в Чечне покончено.

Превращение индустрии СМИ в современную рыночную отрасль национальной экономики – еще один и вроде бы безусловный тезис из выступления президента. Никогда медиабизнес не будет функционировать как нефтяной. Не очень понимаю в данном случае слово «индустрия» и выражение «отрасль национальной экономики». Но точно понимаю, что именно потому, что массмедиа являются сильным инструментов воздействия на общественное мнение, сводить все к недостаткам работы рекламного рынка, неэффективности менеджмента и чисто экономическим аспектам – это лукавство. Шестой канал закрыли на взлете, а не в момент полного финансового краха.

Власть всегда и везде недолюбливает СМИ, а в нормальных странах еще и опасается. И это правильно. У нас власть говорит красивые слова про финансовую независимость СМИ, а на деле плюет на бизнес, на владельцев, на рейтинги, на рекламу, если ей это СМИ поперек горла. У нас СМИ опасаются власти, даже если они частные и исправно платят налоги. И это абсурд.

Я совсем не против, что Лесин с Путиным, забыв о собственном прошлом, решили проявить заботу о СМИ и поучить их, как правильно жить и хозяйствовать. Я лишь надеюсь, что коллеги, по крайней мере в глубине души, относятся ко всем этим правильным словам с трибуны с адекватным двум вышеупомянутым господам уровнем цинизма. Хотя бы ради самих себя. Потому что в глазах читателей и зрителей (то есть тех, ради кого мы работаем, вопреки мнению некоторых рулевых) многие из нас уже некоторое время выглядят малоприлично. И я не знаю, в какой степени это поправимо. Кризис доверия — вот в этом, на мой взгляд, самая большая проблема сегодняшних российских СМИ.