Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ведь мы этого достойны

04.12.2003, 14:34
Михаил Фишман

А мы им просто не верим. Кто верит артистам цирка? Мы их даже не слушаем. Мы знаем, как они лепят рейтинги, тасуют факты и водят за нос. Им от нас что-то надо.

Закон уже запрещает публиковать предвыборные прогнозы. Однако он разрешает сообщить о том, что к самому финишу кампании партии СПС и «Яблоко», наш правый фланг Думы, подошли, балансируя на грани пятипроцентного барьера. Балансируя в буквальном смысле, то есть с очевидной и, судя по всему, даже более вероятной перспективой проиграть выборы, недобрав, очень может быть, десятых долей процента.

Социология с трудом оперирует столь малыми величинами (любые цифры тут условные и неточные), зато хорошо фиксирует электоральные тенденции. Так называемые тренды. Так вот, тренды у «Яблока» и еще в большей степени у СПС отрицательные. По мере того как определяются со своим выбором колеблющиеся избиратели, правый фланг — в процентном отношении — теряет, а не получает голоса. И, чтобы увидеть реальную картину, достаточно совместить этот социологический факт с результатами опросов, которые уже были опубликованы. И все. Это просто.

Однако все почему-то уверены, что провала правых партий не будет. Что триумфа, согласились, не будет тоже, но, мол, уж не знаем, как там «Яблоко» — наверное, их тоже возьмут, а уж СПС-то в Думу проходит точно. Потому что Путину нужен противовес справа, чтобы, во-первых, его политика была общенациональной и «центристской», во-вторых, для Запада и еще по десятку других причин. Тогда как на самом деле механика современных выборов не позволяет провести в Думу одним только распоряжением начальства даже балансирующий на грани партийный список. Не издаются в последний момент такие внутренние инструкции, а если и издаются, то не работают.

Но побеждает конспирологическое представление о том, что правый фланг застрахован от поражения.

Партии, по этой логике, — пешки в чужой игре, а выборы — бессмысленная затея. Управляемая ведь, сами знаете, демократия.

А непосредственный эффект этой демократии, утвердившейся в наших головах и представленной, как мы глубоко уверены, одними только куклами на нитках, состоит в том, что мы оказались в четверти шага от первой Думы в истории, в которой не будет партий из тех, что мы привыкли называть демократическими. Партий, заявляющих о европейском пути и о частных свободах как о своих политических приоритетах. Так или иначе оппонирующих перераспределению собственности и торжеству наступившего правопорядка. И составлявших на самом деле достаточно консолидированную политическую силу в том, что касалось повседневной парламентской работы. Но живущих при этом, с нашей точки зрения, в кукольном мире нарисованной политики и не отвечающих нашим чаяниям.

Нас можно понять. Как президент выражается, у нас ведь все на живую нитку сделано. В Европе демократия не доставляет хлопот — это просто такое общее состояние, наверное, какое-то очень благостное. Ее и не замечаешь. Российская же — некрасива и навязчива. Европейские партии — это, грубо говоря, партии бюджетников, живущих за счет налогов (и требующих их повысить), и партии частников, которые эти налоги платят, а сами налоги — фундамент цивилизованного партстроительства. Россия существует за счет сырьевой ренты — никем, в сущности, не заработанных денег, — и российские граждане воспринимают налоги как пустую бессмысленную репрессию. Тем самым снимая с себя ответственность за социальную справедливость и наделяя государство спецполномочиями в этой сфере. Так что правила, которые везде установлены, так сказать, естественным путем, мы, видите ли, должны укоренять у себя усилием воли, а потом зубрить наизусть, как школьники.

Вместо того чтобы продвигать во власть собственных представителей, мы передаем власть государству.

А после смотрим на наших беспомощных парламентариев, насмехаясь над их слабостью и выморочными, с нашей точки зрения, повадками. Они объясняют нам, что дело плохо и что, когда их уже не будет в Думе, реальной альтернативой в национальной политике станет альтернатива между авторитаризмом и шовинизмом. А мы им просто не верим. Кто верит артистам цирка? Мы их даже не слушаем. Мы знаем, как они лепят рейтинги, тасуют факты и водят за нос. Им от нас что-то надо.

А мы, в принципе, и так неплохо живем. Нас 15–20 миллионов, мы гордые, свободные люди и составляем российский средний класс. Нами управляет суперпопулярный президент, то и дело прибегающий к торжеству закона, а наша новая Дума состоит из современной версии КПСС и трех национал-патриотических отрядов на выбор.

Ведь мы этого достойны.