Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Бей белых, пока не почернеют!»

22.10.2001, 15:10

Пока американцы мочат в сортире все, что движется или может двигаться в Афганистане, в другой отдельно взятой стране произошла революция. Самая что ни на есть социалистическая.

Революционер Роберт Мугабе, он же президент Зимбабве, объявил, что в подведомственной ему стране вводится социализм с командной экономикой, а рыночный капитализм, наоборот, отменяется. Прямо с понедельника. Потому как страна от капитализма страшно устала. А кто недоволен новыми перспективами, волен собирать манатки и уматывать: государство позаботится об оставленном бизнесе, который будет тотчас же национализирован. Для начала заморожены цены на все основные виды продовольствия и другие необходимые по жизни зимбабвийцев товары.

Самое смешное, что Мугабе на своем политическом веку пребывания в президентах уже один раз совершал подобный переворот: примерно 10 лет назад в стране, получившей независимость в 1980 году, были начаты как раз рыночные реформы западного образца. И как раз после того как страна устала на протяжении всех 80-х годов томиться в очередях за всем насущным, начиная от хлеба и кончая… Да ничем не кончая.

Тогда Мугабе вкупе со страной устал от социализма – а именно его освободившиеся от расистского гнета зимбабвийцы как раз и намеревались строить сразу же, как подойдет очередь. Но не задалось. Теперь вот не задалось с капитализмом. Сейчас страну терзает двузначная в месяц инфляция, безумная безработица, катастрофическая нехватка валюты и, как следствие, нехватка много чего еще, включая простейшие продовольственные продукты и бензин (с очередями, разумеется, с очередями). Ну а раз все, что обычно случается при командной экономике, уже случилось, то почему бы не ввести и ее саму, подумал, наверное, Мугабе. Если он, конечно, подумал.

Неприятности с капиталистической экономикой вообще-то начались у Мугабе не сразу. Более того, он и сам в некоторой мере был к появлению этих неприятностей причастен. Поскольку свято верил в то, что настоящие революции никогда не кончаются. И еще он верил в лозунг: «Бей белых, пока не почернеют!»

А белые в Зимбабве – это несколько тысяч крупных, но очень коммерчески успешных огромных латифундий, за счет продукции которых, идущей на экспорт, вся страна, собственно, и жила, и даже процветала. Черные сельхозпроизводители в стране, конечно, тоже имелись, и даже в более изрядном количестве, чем белые (коих в Зимбабве вообще ничтожное меньшинство), но за счет отечественных черных товаропроизводителей страна почему-то не жила и не процветала. Более того, ей с определенного момента стало казаться, что она могла бы зажить еще лучше, если все, что находится за высоким забором белых богатеньких буратин, взять да и поделить. А самих буратин, разумеется, убить. Так оно и вышло: 4600 белых ферм были отданы, а вернее взяты штурмом и уж затем отданы на халяву ветеранам антиколониальных войн, десятки бывших белых хозяев были растерзаны толпами буйных голодранцев-революционеров. После чего все эти латифундии как назло загнулись по причине неприспособленности ветеранов антиколониальных войн, а также прочей чернокожей голытьбы, вести сколь-либо внятное хозяйство. В стране настал лютый дефицит всего того, что на этих фермах производилось. Эта картинка вам случайно ничего не напоминает?

Теперь вокруг несчастного Зимбабве уже кружат всякие международные валютные фонды и прочие западные вспомоществователи, обеспокоено при этом курлыча: мол, как же так, проголодается страна, жалко мирное население, начнутся болезни и прочие безобразия, надо бы, мол, помочь.

Примерно так, наверное, думают американцы, кидающие в афганские пески и горы продовольственные пакеты вперемежку с бомбами. Они, наверное, думают, что бомбы упадут на головы злых террористов бен-ладеновцев и талибов, а продуктовые пакеты – в руки страдающему мирному населению. Вообще довольно трудно себе представить больший бред, чем столь «гармоничное» сочетание войны с гуманитарной помощью, однако именно это мы имеем возможность сейчас наблюдать. И именно этот бред стал результатом самозабвенной эволюции западной так называемой политкорректности.

Эта самая политкорректность исходит из того, что в любой стране непременно должно быть это самое мирное население, которому надо дать помочь возобладать над немирным. Примерно также марксизм в свое время делил общество на «здоровые силы» и на «нездоровые». И вообще в последние недели во всяческих политкорректных кругах стало очень можно ну прямо по-марксистски рассуждать о том, что, мол, корни мировых неприятностей в виде международного терроризма коренятся в нищете и неравноправии «южных стран». Потому как, с точки зрения политкорректности, куда безопаснее объявить с материалистических позиций, что терроризм порождает бедность, чем задаться вопросом, а не порождает ли его что-то другое. Конечно, тезис о порождении терроризма бедностью хорошо иллюстрируется красочными кадрами телехроники, где показан палестинский подросток, бросающийся камнями (вот, мол, какой бедный — на «калашников» у него и денежек-то нету) в еврейские танки.

Однако политкорректные европейцы при этом отчего-то умалчивают, что, во-первых, есть в мире места и победнее, однако же там никто ни в кого камнями так бешено не бросается. А во-вторых, отнюдь не бедное еврейское государство создает для палестинских мальчиков довольно много рабочих мест, которые, конечно же, занимать куда скучнее, чем бросаться камнями. Про зимбабвийских чернокожих ветеранов колониальных войн я вообще молчу: они-то пришли вообще на все готовенькое, выгнав или убив белых фермеров. И всего-то и надо было им смыть кровь бывших хозяев с покоев и сельскохозяйственного оборудования. Однако же те же фермы при новых хозяевах отчего-то родить категорически отказываются.

По мере того как следствие по делу о терактах 11 сентября идет по следу, выясняется, что бедные, униженные и оскорбленные тут совершенно ни при чем. Большинство террористов-смертников, захвативших американские пассажирские самолеты, были выходцами из Саудовской Аравии, из ее наиболее ваххабитски настроенной юго-западной провинции. Они были мальчиками из хороших семей (при том, что бедных в богатейшей Саудовской Аравии днем с огнем не сыщешь вообще), учились в хороших колледжах, а затем в европейских университетах, им даже, в отличие от «бедных» палестинских мальчиков, не пришлось расти бок о бок с вечно раздражающими мусульман евреями. И вот в один прекрасный день наши саудовские мальчики снялись с насиженных мест и поехали в далекую Америку на джихад. Перед тем сходив в хадж в Мекку. Отчего это они? И чем надо помочь таким людям? И кто им поможет?

Сегодняшние правящие американские марксисты подходят к Афганистану примерно также, как подходил послевоенный американский госсекретарь Маршалл к Западной Европе. Ее во что бы то ни стало надо было перекупить у марксиста Сталина. Америка дала больше, Европа в коммунизм не пошла. Но Афганистан – не Европа. И Саудовская Аравия – не Европа. И весь арабский мир – тоже не Европа. И там становится все больше мест, где по отношению ни к Европе, ни к Америке нет никакого «мирного населения» в том понимании, как оно сформировалось в ХХ веке, после чего так называемый цивилизованный мир вроде бы выработал так называемые «правила ведения войны». Но мирного населения нет в Палестине. Нет в Афганистане. Нет в Чечне. Вашу помощь там воспримут как слабость и как уступку. Почувствуют слабость — потребуют новых и новых уступок.

И что вы будете с этим делать на основании вашей политкорректности?