Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Христиане как иудеи

16.09.2002, 16:19

Бей своих, чтоб чужие боялись. Всем хорош этот принцип. А) Не страшно. Б) Не опасно. В) Опять же – поучительно, уроки – на любую тему – закрепляются на лице. В буквальном смысле этого слова. Один только есть маленький такой изъянчик – чужие не боятся, когда свои бьют своих…

Есть такой город – Псков. Древний (в любое время года), красивый (летом и весной). В последнее время местами даже где-то по российским нынешним меркам ухоженный. А поскольку считается, что жизнь у нас в стране последние два года уверенно налаживается в полном соответствии с указаниями, пожеланиями, распоряжениями, прозрачными намеками и наездами, ниспускаемыми по вертикали власти, то, разумеется, поперла из самого народного нутра – а чем, собственно, Псковщина хуже – духовность. Причем – вплоть до — вертикалью власти не санкционированной. Так сейчас бывает. Сами виноваты.

Короче, местная до неприличия малочисленная католическая община два года назад заложила себе храм. Причем все чин по чину – с разрешениями, уведомлениями, землеотводом и прочими чиновничьими реляциями. Построили уже немало – каркас. После чего местное светское руководство одумалось. Это что же это такое мы делаем? — подумало прошибленное по самую номенклатурную матку холодным потом руководство. И осенило себя православным крестным знамением. Строительство христианского храма, ясное дело, приостановили. По техническим причинам. Не по Промыслу или Провидению Божию. И не потому, что знак руководству был свыше или там явление какое в ночи. И не ангелы с небес им это все протрубили. Сигнал явно носил в себе минимум мистического начала, будучи ниспосланным не из сфер небесных, а, скорее, из более низко позиционируемой области спинного мозга. Коим руководство и почуяло, что дело затеяно и творится на псковской земле неправедное.

Впрочем, знак, оно же явление все же руководству было. В виде молитвенного письма местного архиепископа Евсевия в обком партии… простите, в администрацию области. Копия, как водится, в поднебесную канцелярию: Кремль, Владим Владимычу. Как чекист – чекисту.

Возопил Евсевий о злодеянии страшном, творимом непосредственно под сенью православных псковских святынь, протестуя всей своей архиепископской благодатью против «агрессии» и «экспансионистских целей», не только вынашиваемых проклятыми агентами Ватикана, но и злокозненно ими же творимых. Да что и говорить: видно, пробивает все же на корпус нынешние окрестившиеся впопыхах власти атеистическое прошлое. Не доглядели-с.

«Пользуясь плодами современной демократии, — пишет куда надо поп Евсевий, — враги нашего государства готовят новую экспансию католицизма, что на территории России всегда приводило к войне».

Вы меня простите уж, грешного, великодушно, простите как христианин — заблудшего в дебрях скоропалительной клерикализации Руси атеиста, но Вы, батюшка, верно, с дуба рухнули.

Вы о чем? О какой войне? Между христианами и христианами? Нас с Ватиканом? Сейчас? Когда мир засматривается на бесконечные, как кошмарный римейк «Сказки 1001 ночи», видео-сериалы Аль-Джазиры по мотивам смертного произведения сценариста бен Ладена? Когда параноидальные бородатые дядьки с минаретов рассылают в мегафоны проклятия Вашему Богу, Вам лично как его служителям и Вашей пастве как стаду обреченных в исторической перспективе христианских баранов? Причем без различия на конфессии. Как не различали, к примеру, нацисты евреев украинского или российского происхождения от евреев происхождения французского или германского.

В этом смысле сегодня все христиане для исламских фанатиков – иудеи. А слушатели этих дядек пляшут от радости всякий раз, когда представители христианской веры, хотя и сильно зарвавшиеся в своей гордыне, преждевременно отправляются на свидание к Вашему Богу… Когда весь юг страны, да и не только юг, уже по колено стоит, как в дерьме, в угарном шовинизме, сильно впечатлившись культурологическим десантом из дружественных республик Закавказья, на ваши православные рынки, на ваши православные, пропитые за 70 лет верного служения попов в ВЧК-КГБ, земли. А уж не с посланцами ли Ватикана, покупающими себе, очевидно, на ватиканские же деньги, «противовертолетные» «Стрелы», уж который год воюет безыдейное, полуразложившееся и полуопустившееся воинство в Чечне (отчего Вы не там, отчего не вдохновляете именем Христа воинов на – святую ведь или нет? — борьбу с басурманами, товарищ архиепископ), все глубже и глубже погружаясь в эту бесконечную грязь – от зачистки к зачистке? И понимаете ли Вы, какой верой-ненавистью ослеплены их тамошние враги, встающие в строй борцов с Россией, кажется, уже ровно в тот момент, когда появляются из утробы своих матерей?

Окститесь, батюшка! Вы и Ваши вышестоящие служители Господа ведете свою паству если не в пропасть, то в исторический тупик. Откуда их смогут вывести уже только как баранов. Но уже – не Вы.

Кажется, нет сегодня для иерархов Русской православной церкви врагов страшнее, чем 600 тысяч российских католиков, а еще главнее – их ватиканского пастыря, дряхлого Войтылы. И нет иных богоугодных забот, чем стоять буквально рядом, бок о бок с доблестными российским витязями-пограничниками, дабы нести свою трудную вахту по преграждению подлого проникновения во Святую (но непременно по версии РПЦ) Русь коварных католических попов, в потенции – всех как одного педофилов. Изловили их у нашей «последней черты» уже едва ли не с десяток: одного из четырех католических епископов России Йежи Мазура, поляка по паспорту, католического священника Стефано Каприо, словацкого подданного Станислава Крайняка. На минувшей неделе на подступах к таможенной зоне международного аэропорта Хабаровска был остановлен другой поляк – Ярослав Вишневски. Но сколько их, гадов-прозелитистов, проникло! В России все еще действуют около 300 католических священников, многие – в условиях полуподполья, в том смысле что висят на «визовом крючке» российских православных погоновожатых органов. Во многих регионах католиков власти отказываются регистрировать в качестве религиозных организаций, как того требует закон 1997 года.

А вот о том, чтобы при попытке перехода государственной границы был задержан какой-нибудь теолог-ваххабит, что-то вообще ничего не слышно. И о запрещении строительства мечетей – тоже. И слава Богу, как говорится. Но почему, если уж следовать их логике, отцы РПЦ ни слова не молвят об исламском прозелитизме? Не потому ли, что мулл и муэдзинов они не видят конкурентами себе в борьбе не столько за души паствы, сколько за сооружения соборные. Грубо говоря – за недвижимость и прочие материальные, мирские «сопутствующие» деятельности церкви как общественного института факторы и вещи? А души рабов Божьих (но, между прочим, детей Божьих – по версии католиков), смущаемые и совращаемые ваххабизмом — религиозным течением откровенно враждебным, непримиримым ко всякому христианству – православных отцов разве не интересуют?

Порой кажется, что на бодание с папой римским уходит большая часть публичных усилий иерархов РПЦ. Тех усилий и того времени, которые можно было бы использовать куда с большей пользой. Для осмысления ответов на многие резкие, неожиданные и крайне неприятные вопросы нашего времени. На помощь запутавшимся в новых реалиях наследникам тотального атеизма, но и иждивенчества. На формирование новой трудовой, общественной этики и нравственности. Прогрессивной настолько, насколько это вообще можно сделать в рамках столь консервативного и даже архаичного института, как церковь. На создание В ЦЕЛОМ нового языка общения с собственной паствой – вместо никому не понятного бормотания на церковнославянском. Или же оно, это бормотание, – способ завуалировать тот печальный факт, что просто нечего сказать?

Вместо всего этого – жалобы в вышестоящие светские инстанции с прозрачными намеками на желание прислониться к мощному древу власти. Из которого, конечно, можно сосать-посасывать кое-какие живительные соки, претендуя на статус государственной религии. Но которое точно придавит прислонившегося, когда оно падет, – усохшее в своей некогда спасительной пассионарности, чтобы уступить место под солнцем новым агрессивным побегам. Которые не Вы ведь сеяли, товарищ Евсевий?

А пока – бей своих. Бей. Бог – простит. Чужие – нет.