«Для периодов нестабильности»: в России создают запас зерна

Минсельхоз увидел риск нехватки зерна в России

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Министерство сельского хозяйства России прорабатывает вопрос о создании стабфонда зерна, чтобы обеспечить население дешевым хлебом «в периоды нестабильности». Об этом «Газете.Ru» рассказали в пресс-службе ведомства. Эксперты объяснили, почему Россия может лишиться доли на мировом рынке зерна, и с какими трудностями сталкиваются отечественные аграрии.

В Минсельхозе прорабатывается вопрос о создании стабилизационного фонда зерна, который позволит обеспечить перерабатывающие предприятия страны необходимым объемом зерна для производства дешевого хлеба «в периоды нестабильности», рассказали «Газете.Ru» в пресс-службе ведомства.

«Как показал опыт 2020 года, необходимо иметь запас зерна для непредвиденных ситуаций, в первую очередь, для обеспечения зерном мукомольных предприятий во избежание резких скачков цен на один из основных социально значимых для населения товаров – хлеб», – заявили в ведомстве.

Впервые эту идею озвучил председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин на совещании с Владимиром Путиным о ситуации в сельском хозяйстве 20 мая. Тогда

Зернин предложил перепрофилировать существующий интервенционный фонд в структуру, которая будет предлагать зерно только мукомольным предприятиям: сейчас его поддержкой могут воспользоваться представители животноводческой отрасли – для производства кормов.

В двух словах суть существующего интервенционного фонда довольно проста: он скупает излишки зерна у производителей, если их предложение превышает рыночный спрос, а в случае дефицита – продает зерно на открытом рынке, сдерживая тем самым рост цен.

По всей видимости, резкий рост спроса в начале пандемии коронавируса привел к тому, что

запасы зерна в этом фонде снизились до опасной отметки. По данным Минсельхоза на 4 июня, всего на торгах было реализовано 1,36 млн тонн зерна.

Ранее «Российская газета» писала, что всего планируется продать около 1,5 млн тонн.

До начала интервенций со стороны фонда, стартовавших 13 апреля, в нем было чуть больше 1,75 млн тонн. Это значит, что сейчас в нем осталось не более 390 тонн зерна. При этом одна только мукомольная отрасль, по статистике оператора интервенций – «Объединенной зерновой компании» (ОЗК) – в месяц потребляет почти в три раза больше, чем осталось в фонде: 1,1 млн тонн.

Чтобы избежать исчерпания фонда во время будущих возможных «периодов нестабильности», ОЗК вместе с Минсельхозом планирует сформировать запасы в размере 6 млн тонн в течение трех лет, рассказал на днях топ-менеджер компании Дмитрий Сергеев «Российской газете». В Минсельхозе «Газете.Ru» эту цифру официально не подтвердили.

Урожай под вопросом

Озабоченность состоянием внутреннего рынка зерна может быть связана с риском снижения ожидаемого урожая.

Еще в апреле замминистра сельского хозяйства Джамбулат Хаутов заявил, что в этом году общий сбор зерновых культур составит 125,3 млн тонн. По информации, предоставленной «Газете.Ru» пресс-службой ведомства, сейчас этот прогноз составляет около 120 млн тонн.

В министерстве пояснили, что в целом аномальная погода прошлой зимы может сказаться на урожайности – в первую очередь это касается озимых зерновых и многолетних насаждений.

Ранее в беседе с «Газетой.Ru» руководитель центра международного агробизнеса и продовольственной безопасности РАНХиГС Анатолий Тихонов рассказывал, что теплая зима с небольшим снежным покровом привела к тому, что в почве оказалось меньше влаги, чем нужно.

В пресс-службе Минсельхоза добавили, что в зависимости от погодных условий, аграрии формируют производственную программу и предусматривают комплекс агротехнических мероприятий, направленных на минимизацию рисков воздействия природных факторов. По всей видимости, именно поэтому им пришлось резко нарастить импорт зарубежных средств защиты растений.

По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), с января по март в Россию было ввезено на 20,4% больше таких средств, чем за аналогичный период прошлого года – суммарно на $285 млн.

Угроза экспорту

Снижение урожая вкупе с необходимостью пополнять зерновой стабфонд не может не сказаться на экспортном потенциале страны. Этой весной правительство установило экспортные квоты для стран, не входящих в ЕАЭС. В Минсельхозе «Газете.Ru» рассказали, что 26 апреля нетарифная квота на экспорт зерновых была полностью выбрана.

«После вывоза всего задекларированного в рамках квоты зерна экспорт пшеницы, меслина, ржи, ячменя и кукурузы в государства, не являющиеся членами Евразийского экономического союза, будет остановлен до 1 июля 2020 года», – пояснили в пресс-службе ведомства, уточнив, что суммарный экспорт зерна в текущем сезоне составит 45 млн тонн, что превышает показатель сезона-2018/2019.

В беседе с «Газетой.Ru» президент Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский объяснил, что

если такие ограничения будут вводиться и дальше, мотивация аграриев будет снижаться, и это приведет к сокращению посевов. При этом Россия будет терять позиции на мировом рынке,

хотя продовольственный экспорт остается одним из приоритетов отечественной политики.

«Найти альтернативных поставщиков – не проблема, и когда мы вводим ограничения, часть нашего экспортного потенциала переходит к конкурентам. Достаточно вспомнить недавний тендер в Египте – его полностью забрали украинцы», – рассказал эксперт.

По данным электронного журнала «IDK.Эксперт», в начале мая Государственное агентство по закупкам продовольствия Египта провело тендер на поставку 60 тысяч тонн зерна. И хотя Египет является одним из традиционных рынков, на который Россия экспортирует зерно,

в итоге тендер выиграла украинская компания Venus. Вместе с ней в тендере участвовали швейцарская Glencore и американская Bunge. Россия в тендере не участвовала вовсе.

Злочевский уточнил, что давить на экономику производства в сельскохозяйственной отрасли продолжает и ослабевший рубль. Те же средства защиты растений, по словам эксперта, наполовину импортируется, а остальное – производится в России из импортных компонентов.

«В этом сезоне мы частично компенсировали эти потери за счет роста цен, но в следующем прогноз на этот счет не очень хороший. Скорее всего, цены будут падать, и это создает своего рода «тиски», сжимающие экономику производства и, соответственно, снижающие мотивацию самих производителей», – пояснил Аркадий Злочевский из РЗС.

Мнение Злочевского в целом подтверждается результатами регулярного опроса аграриев компании «Сингента», опубликованные отраслевым изданием Milknews. Число аграриев, планирующих повысить урожайность, составило 68% от общего числа опрошенных представителей индустрии, хотя три года назад их было 89%.

При этом 79% респондентов назвали главным методом повышения урожайности удобрения и средства защиты растений. А значительного роста доходов ждут только 18% против 35% в прошлом году.

В пресс-службе Минсельхоза «Газете.Ru» рассказали, что в целом не ждут, что в результате описанного сценария аграрии снизят инвестиции в свои хозяйства и в итоге это приведет к замедлению роста всей отрасли в целом. Но определенные риски все же существуют.

«Министерство допускает возможность увеличения сроков реализации инвестиционных проектов в связи с эпидемиологической ситуацией в ряде субъектов Российской Федерации, что может отразиться на стоимости данных проектов (долговой нагрузке). Стоит отметить, что подобный сценарий характерен для мировой экономики в целом», – уточнили в пресс-службе Минсельхоза.