Эмоции и санкции: что разгоняет нефтяные котировки

Александр Новак допустил повышение цены нефти до $100 за баррель

Баррель Brent перешагнул рубеж в $86. И, по прогнозам, цена на нефть продолжит расти. Но нефтяные державы видят в складывающейся ситуации больше рисков, чем выгоды. Главная проблема в том, что котировки разгоняет, прежде всего, геополитическая напряженность, а участники рынка находятся под властью эмоций. Впрочем, нефтяники, собравшиеся на Российской энергонеделе, уверены, что спрос на нефть и ее цена будут расти.

Цена на нефть марки Brent на Лондонской бирже поднялась до 86 долларов 11 центов, сообщил министр энергетики РФ Александр Новак, открывая пленарную сессию второго дня Российской энергонедели (РЭН-2018). Это на два процента выше, чем вчера, 3 октября, уточнил он.

«Давайте замерим для интереса, какая цена будет к концу панельной сессии, чтобы замерить, что мы тут наговорили», — предложил он. И хотя идея была скорее шуткой, присутствовавшие в президиуме гости ее поддержали.

Геополитический слон и эмоции

«Сегодня цена больше зависит не от фундаментальных причин», — отметил министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Халид аль-Фалих, который против обыкновения был не в традиционном облачении своей страны, а в деловом костюме и напоминал обычного топ-менеджера нефтяной компании.

«Напряженность на рынке создают спекулянты и перекупщики, а также слон, которого невозможно не заметить в комнате, — геополитическая напряженность», — добавил он.

На «слона» обратили внимание и другие участники дискуссии. «Мы можем наблюдать разные циклы на рынке, — отметил вице-председатель IHS Markit Дэниел Ергин. — Есть физические циклы, которые опираются на соотношение спроса и предложения, а есть и эмоциональные циклы.»

Физически рынок сейчас сбалансирован, но эмоционально баланс отсутствует: слишком много неопределенностей, продолжил он.

Непонятно, какими в итоге будут санкции в отношении Ирана и сколько нефти по факту они уберут с рынка, какой будет политика в отношении Северной Кореи. Кроме того, в западном полушарии есть серьезные риски, связанные с возможным новым спадом добычи в Венесуэле.

«Думаю, нам надо окончательно понять, что будет в ноябре: какие будут приняты решения насчет Ирана», — согласился Александр Новак.

Иран, по словам российского министра, экспортирует 2,7 млн б/с, и какой объем уйдет с рынка, будет зависеть не только от США, но и от самого Ирана и его покупателей. Сейчас, продолжил он, ЕС постепенно отказывается от иранской нефти, но непонятно, как будут вести себя Китай, Индия.

«Рынок слишком зациклен на одного поставщика», — посетовал Халид аль-Фалих, напомнив присутствующим, что «нефть присутствует во многих местах» и «нужно видеть ситуацию в целом».

«Почему же сразу не выйти на 100% уровень добычи от своих возможностей?», — уточнила Эннмари Хордэн, репортер Bloomberg TV, ведущая дискуссии.

«Производители могут производить только столько, сколько могут купить потребители», — напомнил аль-Фалих.

Саудовский министр подчеркнул, что королевство заявляло о готовности покрывать растущий спрос своих клиентов. Избыток предложения для рынка так же вреден, как и дефицит, говорит он.

Позже в интервью Business FM Александр Новак сказал, что есть риск повышения цен на нефть до $100 за баррель. По его словам, это «не очень хорошо» для экономики потребителей и для производителей.

Иррациональные нефтяники

Тем не менее, нефтяники периодически спасают рынок тем, что регулируют уровень собственной добычи. Генсекретарь ОПЕК Мохаммед Баркиндо напомнил о той важной роли, которую сыграла для балансировки рынка сделка по ограничению добычи между 24 странами ОПЕК+, которая была заключена 10 декабря 2016 года и исполняется до сих пор.

«Вчера на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным мы обсудили, чего нам удалось добиться, и Путин выразил удовлетворенность тем, как идут дела», — сказал он.

По словам Баркиндо, президент заверил, что «Россия, со своей стороны, продолжит сотрудничество в рамках декларации о сотрудничестве со странами ОПЕК и неОПЕК в перспективе».

Как заявил генсек картеля, сейчас ведутся переговоры о том, как и в какой форме будет продолжено это сотрудничество. «В декабре (6 декабря на саммите министров стран ОПЕК+ — «Газета.Ru») мы примем окончательное решение. Пока все идет хорошо», — сказал он.

При этом Баркиндо обратил внимание, что летом страны ОПЕК+, отметив превышение уровня исполнения сделки на 48% (за счет спада добычи в Венесуэле и ряде других стран), приняли решения поднять уровень добычи силами тех стран, кто в состоянии это сделать.

«Если бы такого решения не было, кто знает, в каком состоянии сейчас был бы рынок и не наблюдали ли бы мы цены на уровне трехзначных показателей», — добавил он.

Нарастить добычу пришлось почти на 1 млн б/с, большая часть которых пришлась на Россию и Саудовскую Аравию.

По словам аль-Фалиха, для возможности подобных оперативных мер важно иметь запасные мощности. «Но это очень дорогостоящие инвестиции», — признал он.

«Мы $2 млрд в год тратим на операционные расходы, зарплаты сотрудникам, содержание такого оборудование, зачастую оно простаивает, а когда мы его используем и поставляем на рынок дополнительные объемы, то видим, что цены снижаются. Это почти иррациональное поведение, но мы делаем это, чтоб показать, что мы заинтересованы в долгосрочной стабильности на рынке», — добавил он.

Глава «Лукойла» Вагит Алекперов обратил внимание, что сейчас резко увеличить объем предложения очень сложно. «Не может не сказаться то, что за последние четыре года в нашу индустрию не доинвестировали 1,5 трлн долларов», — сказал он. Объем вложений нефтяников в новые разработки во всем мире упал из-за ухудшившееся в 2015 году ценовой конъюнктуры.

Сейчас, по его мнению, государствам нужно поддерживать новые исследования, геологоразведку и разработки, в том числе налоговыми преференциями. И важно в этом участвовать всем, а не перекладывать все на ведущие нефтедобывающие страны.

Была бы зарядка, сел бы в электрокар

На фоне геополитических угроз, санкционных рисков и волатильности на рынке в этом году участники глобальной дискуссии практически обошли своим вниманием тему сланцевой нефти. Зато вспомнили про электрокары. Правда, угрозы для нефти с этой стороны не увидели.

«Мы видим в прогнозах, что к 2040 году 14% автомобилей в мире будут работать на электричестве, но надо принять во внимание, что и самих автомобилей к этому времени будет больше», — отметил Ергин. Да и двигатели внутреннего сгорания завтрашнего дня будут непохожи на нынешние, добавил аль-Фалих.

Так, сейчас один из институтов в Саудовской Аравии ведет разработку дизельного топлива нового поколения. «Возможно, там вообще будут нулевые выбросы СО2», — отметил Александр Новак.

Новак не отказался бы от электрокара, но только ездить на нем некогда: российский министр в основном передвигается на служебном авто. «Если управление делами предоставит нам электромобили, я только за», — сказал он.

«У вас же есть два мотоцикла, может, купите себе тогда электроскутер», — предложила ведущая.

«На это нет времени», — признался Новак. Вот если будет такой в рамках проекта «Кортеж», то можно будет посмотреть и такой мотоцикл купить, добавил он.

Аль-Фалих же не стал бы пока покупать себе электромобиль. «Его негде заряжать в Саудовской Аравии», — добавил он.

Но «постоянные разговоры об альтернативных источниках — это искажение», подчеркнул Баркиндо. «Все источники энергии будут востребованы, чтобы удовлетворить растущую потребность. А потребность эта вырастет к 2040 году на 53%. Главное, в мире появятся новые люди, родятся новые дети — 1,6 млрд. Им нужна будет энергия», — подчеркнул он.

Нужно смотреть правде в глаза: в 2035 году мир будет потреблять больше нефти, отметил Ергин. И нефтяные котировки будут оставаться ключевыми показателями.

«Глобальная одержимость общества ценами на нефть останется», — согласился Баркиндо. «Нефть будет оставаться доминирующим источником энергии», — уверен он.

Через 17 лет потребление нефти в мире будет близко к 120 млн б/с, полагает аль-Фалих и надеется, что Саудовская Аравия увеличит свою долю на рынке. А цена, по мнению аль-Фалиха, «скорее всего будет выше, чем сегодня, в реальных показателях».

Между тем, к концу сессии, по словам Эннмари Хордэн, цена за баррель упала до $86,02. А на 18:15 мск она спустилась до $85,38. Эмоции продолжают править рынком.