Банковский сектор: кого поглотят в ближайшее время

Российским банкам и корпорациям придется погасить $95 млрд внешних долгов

«Газета.Ru»
За три последних года банковский сектор России сократился на треть, и в ближайшие годы этот процесс продолжится. Неплохо будут себя чувствовать госбанки и те частники, которые найдут деньги на цифровизацию, кибербезопасность и получат доступ к госсредствам. Остальным придется либо уйти с рынка, либо согласиться на поглощение. При этом санкции продолжают оказывать негативное воздействие на банковский сектор, считают эксперты S&P.

В 2014-2017 годах количество российских банков сократилось более чем на треть и это не предел. Банкротства и отзывы лицензий за незаконную деятельность продолжатся и в этом году.

Реклама

«Мы полагаем, что в 2018 году эта тенденция сохранится, но число банков будет снижаться более низкими темпами», — прогнозирует международное рейтинговое агентство Standard & Poor's.

По данным Банка России, на 1 декабря 2017 года действовало 567 кредитных организаций, на 1 декабря 2014-го – 842. За первые два месяца этого года выбыло еще 16 банков.

В зоне риска, в первую очередь, частные банки с уставным капиталом менее 50 млрд рублей. Многие не выживут в конкурентной борьбе, считают в агентстве.

«Конкурентное давление со стороны более крупных банков будет усиливаться, прежде всего, в отношении стоимости фондирования», — считают эксперты S&Р. Привлекать средства для последующей выдачи кредитов будет все сложнее, поскольку доверие со стороны клиентов утрачено «после нескольких лет, в течение которых регулятор активно отзывал лицензии у небольших финансовых организаций».

Кибербезопасность подъест маржу

Еще один фактор давления на небольшие частные банки – уровень развития технологий и кибербезопасность. Банковское дело становится все более высокотехнологичным бизнесом.

Как пояснил «Газете.Ru» Сергей Вороненко, директор направления «Финансовые институты», один из авторов прогноза S&P, средняя доля расходов, связанных с внедрением IT-систем в объеме совокупных операционных расходов банков увеличится с 8-10% в настоящее время до 15-17% в ближайшие три года.

Но для тех банков, которые только начинают внедрять цифровой банкинг, а это, как правило, небольшие банки, первоначальные инвестиции в развитие новых технологий «могут составить до 40% операционных расходов и у них не остается другого пути, кроме объединения с более крупными финансовыми организациями или ухода с рынка».

Но у госбанков (им принадлежит 65% активов всего банковского сектора) и крупнейших частных банков тоже не получится расслабиться. Они будут вынуждены конкурировать не только за клиентов, но и за получение господдержки, «объемы которой ограничены».

Не стоит забывать и о санкциях. Ранее их влияние компенсировалось ростом розничных и корпоративных депозитов. «Однако темпы роста депозитов клиентов снизились примерно до 7% в 2017 году, и мы полагаем, что этот показатель будет еще ниже в 2018 году, принимая во внимание низкие процентные ставки и рост услуг, предоставляемых небанковскими финансовыми организациями-посредниками», — отмечается в прогнозе агентства.

Российские корпорации, по оценкам агентства, держат на депозитах в российских банках порядка $168 млрд. Эксперты предполагают, что компании будут вынуждены финансировать свои проекты за счет сокращения и даже изъятия этих депозитов.

У банкиров заканчиваются деньги

В S&P отмечают, что банки и корпорации нуждаются во внешних источниках фондирования, поскольку внутренние источники «остаются ограниченными, недостаточно развитыми, краткосрочными и волатильными».

Но выход на международные финансовые рынки ограничен из-за санкций. Кроме того, уровень внешней задолженности, хотя и снижается, все еще остается значительным, что не может не отражаться на стоимости фондирования за рубежом.

Российским банкам в 2018 году предстоит погасить порядка $25 млрд внешнего долга, компаниям- - около $70 млрд, подсчитало агентство.

А ждать значительного роста экономики РФ, оживления корпоративного сектора и соответственно, притока денег в банковскую систему, тоже не приходится. S&P прогнозирует рост ВВП России на 1,8% в этом и следующем году при средней стоимости нефти в $60 и $55 за баррель соответственно.

На фоне медленного восстановления экономики объем кредитов компаниям может увеличиться всего на 4-6%.

«Мы полагаем, что операционная среда остается слишком неопределенной для того, чтобы компании могли возобновить долгосрочные инвестиционные программы», — говорится в отчете S&P.

Низкодоходные клиенты увеличивают риски

Более позитивно выглядит ситуация в сегменте кредитования физических лиц. Рост здесь может составить 13-15% в текущем году против 11% в прошлом году. При этом почти половина этого роста ранее пришлась на ипотечное кредитование.

В 2017 году портфель ипотечных кредитов увеличился на 13% — его объем превысил 5 трлн руб. По оценке S&P, в этом году рост составит 8-10%.

За 2013-2017 годы доля ипотечных кредитов в совокупных портфелях розничных кредитов банков увеличилась с 26% до 49%. По словам Вороненко, прирост ипотеки в пределах 1% ВВП в год не представляется существенной угрозой, перегрева рынка не произойдет.

«Если же темпы прироста ипотечных кредитов будут больше 1% от ВВП, а это более 2 трлн рублей, это может быть достаточно серьезным сигналом, чтобы посмотреть на качество такого портфеля», — добавил он.

После 2018 года усиление конкуренции в сегменте потребительского кредитования подвигнет банки к тому, чтобы увеличивать клиентскую базу за счет клиентов «с более низким уровнем доходов и предлагать продукты, сопряженные с более высоким уровнем рисков, что может обусловить увеличение долговой нагрузки домохозяйств и повышение кредитных рисков в будущем». В то же время, по мнению Вороненко, долг домохозяйств в России является относительно умеренным — 12,5% ВВП. В Турции это 18%,в Польше – 37% и 52% в Китае.

Эксперты S&P отмечают положительный эффект для экономики от снижения процентных ставок в стране, но указывают и на ряд негативных факторов.

Розничные и корпоративные клиенты могут начать искать альтернативные варианты сбережений (например, прямой выход на финансовые рынки или приобретение недвижимости), что приведет к замедлению роста депозитов и в целом окажет давление на стабильность ресурсной базы, говорит Ирина Велиева, замдиректора направления «Финансовые институты» S&P.

Поскольку кредитование в России по-прежнему ассоциируется с высоким уровнем кредитных рисков, снижение процентных ставок может обусловить занижение оценки кредитных рисков, которую банки используют при определении процентной ставки. Это может привести к снижению прибыльности банков в среднесрочной перспективе, заключает эксперт.