Пенсионный советник

Последний шанс Мадуро: Венесуэла «намайнит» экономику

Почему национальная криптовалюта Petro не спасет Венесуэлу

Президент Венесуэлы Николас Мадуро David Mercado/Reuters
Президент Венесуэлы Николас Мадуро

Президент Венесуэлы Николас Мадуро решил создать национальную криптовалюту «Petro». Обеспеченная природными ресурсам, она должна вытащить страну из гуманитарного кризиса. Эксперты сомневаются, что инвесторы заинтересуются новым активом. А венесуэльская оппозиция уверена, что никакой национальной цифровой валюты и вовсе не появится.

Во время четырехчасового воскресного шоу на телевидении президент Венесуэлы Николас Мадуро предложил свой рецепт от кризиса голодающим венесуэльцам – создание национальной криптовалюты.

Реклама

Она будет называться «Petro» и поддерживаться ресурсами нефти, газа, золота и алмазов, заявил национальный лидер в перерыве между рождественскими танцами и песнями по телевидению. По словам Николаса Мадуро, Венесуэла будет использовать новую систему взаиморасчетов, что позволит ей «продвинуться в вопросах денежного суверенитета, совершать финансовые операции и преодолеть финансовую блокаду».

Такое заявления президент Венесуэлы сделал на фоне впечатляющего роста биткоина, который уже преодолел порог в 11 тысяч долларов (по данным на 16.22 МСК на бирже coinmarketcap.com биткоин стоил $11 081), а также рекордного спроса на криптовалюту в стране из-за кризиса, приведшего к обесцениванию боливара (за месяц национальная валюта к доллару обесценилась более чем на 50%).

На этом фоне даже высоковолатильный биткоин воспринимается венесульцами «безопасной гаванью для своих сбережений», объясняли ранее «Газете.Ru» эксперты.

В Венесуэле сейчас настолько низкий уровень доверия к своей валюте, что криптовалюты там воспринимаются не как способ инвестировать активы, а как возможный заменитель национальной валюты, считает заместитель директора департамента по инновациям Росевробанка Александр Васильев.

Из-за роста инфляции в стране (по некоторым оценкам, c начала года она составила более 4000%) в начале ноября в Венесуэле в обращение была введена банкнота в 100 тысяч боливаров (около $2,5). Наличными в банкоматах в Венесуэле, согласно новым законам, в день можно снять не более 10 тысяч боливаров, и этой суммы едва хватает на покупку нескольких чашек кофе.

Согласно последним прогнозам Международного валютного фонда, в 2017 году рост потребительских цен в Венесуэле ожидается на уровне 652,7%, а в 2018 году — уже 2349,3%. Как сообщает агентство Reuters, не все венесуэльцы могут позволить себе питаться три раза в день. Из-за гуманитарного кризиса по всей стране ощущается нехватка продуктов питания и продовольствия.

По оценкам Экономической комиссии для Латинской Америки и Карибского бассейна, в прошлом году объем внешнего долга Венесуэлы достиг $132,15 млрд. Страна уже просрочила ряд выплат по внешнему долгу. Международное рейтинговое агентство Standard&Poor's в ноябре снизило рейтинг Венесуэлы до дефолтного из-за невыполнения страной своих долговых обязательств.

На фоне экономического кризиса стремление руководства страны создать национальную криптовалюту можно понять, однако при воплощении этой идеи в жизнь Венесуэла столкнется с большими сложностями.

Создание венесуэльской криптовалюты не означает, что она автоматически вызовет интерес у инвесторов. «Для международного криптосообщества данный актив будет выглядеть достаточно рискованным в связи с рядом конфликтных ситуаций в стране. При этом проводить road show и убеждать инвесторов правительство Венесуэлы, скорее всего, не сможет», - говорит член экспертного совета по цифровой экономике и блокчейн-технологиям при Госдуме Никита Куликов Никита Куликов.

Как отмечает аналитик ГК «Финам» Леонид Делицын,

инвесторы с гораздо большей охотой скупали бы вместо «Petro» бумаги на победу оппозиции над Мадуро, чем криптовалюту, созданную при поддержке нынешнего президента Венесуэлы.

«Хотя Мадуро и обещает обеспечивать криптовалюту углеводородами, золотом и алмазами, неясно, поверят ли потенциальные инвесторы, что Мадуро, действительно, удержит контроль над этими ресурсами», - говорит Делицын.

По его словам, даже если несколько крупных владельцев биткоинов переложатся в «Petro», венесуэльскую экономику это не спасет с учетом того, сколько тратит страна на соцрасходы.

Потенциал национальных криптовалют у инвесторов очень ограниченный. «Национальные цифровые валюты ничего общего не имеют с децентрализованными криптовалютами и они не будут пользоваться такой же популярностью. Так что цифровой аналог боливара вряд ли привлечет иностранный капитал», - говорит основатель криптобанка Wirex Павел Матвеев.

Криптоденьги от классических валют отличает их децентрализация, полная независимость от какого-либо правительства, а также отсутствие влияния со стороны каких-либо ресурсов, будь то нефть, золото и другие ресурсы, поэтому «Petro» не вызовет интереса инвесторов, гполагает доктор экономических наук Алексей Михеев.

В венесуэльской оппозиции вообще сомневаются, что национальная цифровая криптовалюта когда-либо увидит свет.

«Мадуро ведет себя как клоун. Никто не поверит в эту идею», - заявил агентству Reuters депутат от оппозиции и экономист Анхель Алварадо .