Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Бизнес жалуется на рейдеров

В Генпрокуратуру чаще всего жалуются на рейдерство и непрозрачные госзакупки

Павел Чернышов 13.10.2016, 16:35
Николай Галкин/ТАСС

Главные проблемы бизнеса в России — рейдерские захваты, непрозрачные госзакупки и незаконные проверки. По данным Генпрокуратуры, активнее остальных жалуются предприниматели Центрального федерального округа, меньше всего жалоб — в Крыму. Эксперты отмечают, что основные причины жалоб сводятся к двум недостаткам бизнес-климата в России — отсутствию гарантий прав собственности и коррупции.

Предпринимателей больше всего беспокоят рейдерские захваты и нарушение порядка размещения госзаказов. Такие выводы можно сделать по первым итогам работы интернет-приемной на сайте Генпрокуратуры, которая заработала 17 июня. По данным на начало ноября (документ есть в распоряжении «Газеты.Ru»), поступило 111 жалоб на рейдерские захваты, а на нарушение порядка предоставление публичных услуг, размещения заказов для публичных нужд — 62. Замыкают тройку — жалобы на порядок проведения проверок, таких поступило 37. На необоснованное применение мер административного принуждения пожаловался 21 человек. Всего зафиксировано 338 жалоб.

«С июня по настоящее время статистика обращений позволяет говорить об устойчивом тренде характера жалоб.

Предприниматели чаще всего обращаются в связи с нарушением своих прав, в связи с рейдерством и необоснованным уголовным преследованием», — сообщил официальный представитель Генеральной прокуратуры Александр Куренной.

Как он напомнил, в ходе подведения первых итогов работы «прямой линии» в июле было зафиксировано около ста обращений.

«Активность предпринимателей не снижается, напротив, мы прогнозируем ее рост. В связи с поступившими жалобами в случае необходимости принимаются меры прокурорского реагирования, в случае отсутствия необходимости граждане в любом случае получают детальный ответ с разъяснениями по ситуации. Предприниматели на своем опыте убеждаются, что «прямая линия» — это работающий механизм, и, конечно, рекомендуют его коллегам», — говорит Куренной.

Больше всего жалоб от предпринимателей приходит из Центрального федерального округа: 102 из 338 обращений.

«Мы не увязываем этот тренд с уровнем благополучия или, напротив, неблагополучия в бизнес-среде в конкретных регионах. Большое число жалоб из Центрального федерального округа объясняется скорее высокой плотностью населения и хорошим доступом к средствам коммуникации», — отметил Куренной.

Меньше всего жалоб из Крыма — всего шесть. В остальных округах количество жалоб колеблется между 23 и 58.

Исповедь бизнесменов

Предприниматели считают, что, хотя механизм «прямой линии» действительно работает, его применение говорит о том, что существуют системные проблемы, которые пока решить не удается.

«Система правоохранения довольно сильно буксует. Если регулярное законодательство, вполне сбалансированное с точки зрения буквы и защиты прав, не работает, то это плохо говорит о системе. Неспособность законодательства самовоспроизводиться приводит к тому, что прокуратура должна проводить «прямые линии». Эти механизмы напоминают знаменитый ящик в Павловске, который повесил император Павел I, чтобы люди жаловались на произвол чиновников», — считает Дмитрий Несветов, член совета московского отделения «Опоры России».

«Формально закон защищает бизнес во многих аспектах, но на практике получается так, что со своими проблемами предприниматели вынуждены разбираться сами, поскольку существует огромное количество нюансов и лазеек, которые просто не учтены в законах.

Кроме того, даже действующие положения не всегда действуют так, как должны, хотя в последние годы ситуация с проверками, услугами и административными барьерами заметно улучшилась», — согласен с ним и Павел Сигал, первый вице-президент «Опоры России».

В Генпрокуратуре утверждают, что это дополнительный инструмент, направленный на повышение эффективности правозащитной функции ведомства.

«Отличительной его особенностью является, во-первых, специализация: на «прямую линию» пишут исключительно по вопросам, связанным с предпринимательской деятельностью, во-вторых — канал коммуникации: «прямую линию» курирует лично генеральный прокурор Юрий Чайка. После первоначального изучения уполномоченными сотрудниками письма распределяют для дальнейшего анализа — либо в профильные подразделения центрального аппарата, либо в прокуратуры регионов», — пояснил Куренной.

Как он уточнил, предприниматель может использовать одновременно несколько инструментов коммуникации, чтобы повлиять на скорость принятия решений: скажем, направить письменное обращение почтовым отправлением и продублировать обращением на электронную «прямую линию», указав дату и номер своего письменного обращения.

Отсутствие гарантий и коррупция

«В общении между властью и бизнесом ключевых проблем две, все остальные выливаются из них. Первая — отсутствие гарантий прав собственности, невзирая на весь законодательный корпус. Это все прекрасно понимают в стране: право собственности не гарантировано. И второе — тотальная коррупция во всех органах. Отсюда вытекают все жалобы и проблемы: и необоснованное уголовное преследование, и коррупция, и рейдерские захваты», — считает Несветов.

Любопытно, что за весь период не поступило ни одной жалобы на необоснованное уголовное преследование. Как утверждают представители бизнес-сообщества, это не говорит о том, что в этой сфере все благополучно. Просто подвергнувшиеся необоснованному преследованию предприниматели, как правило, физически не могут воспользоваться интернет-приемной.

«Не думаю, что проблема необоснованного преследования решена. В последнем докладе уполномоченного по правам предпринимателей за 2015 год цифры зашкаливающие. Более 200 тыс. дел возбуждены, и более чем в 90% случаев фигуранты заключались под стражу. Проблема существует, просто некому жаловаться.

Прокуратура просит предпринимателей жаловаться, но у них нет возможности, поскольку они уже в заключении», — говорит Несветов.

В остальном, как отмечают эксперты, «прямая линия» высвечивает все основные болевые точки.

«Большое число проверок контролирующих органов, в первую очередь ФНС, нарушения законодательства при проведении закупок для государственных и муниципальных нужд действительно остаются одними из главных барьеров для развития бизнеса в стране. Причем отмечу, что борьба с этими проблемами ведется уже очень давно, однако существенного сокращения числа проверок и нарушений при проведении тендеров не наблюдается», — говорит руководитель юридической фирмы Lex-Finance Игорь Михеев.

Он напомнил, что в августе было принято постановление правительства о сокращении числа проверок в сферах связи и санитарно-эпидемиологического и пожарного надзора, однако, по его мнению, в последние годы законодательная практика шла по пути увеличения полномочий проверяющих органов в сфере проведения внеплановых проверок.

«Стремление государства поддерживать высокий уровень собираемости налогов не может не способствовать числу проверок со стороны ФНС, что также не способствует нормализации предпринимательского климата, поскольку проверки сами по себе, даже если никаких нарушений по результатам не выявляется, парализуют бизнес-процессы и ведут к формированию недополученной прибыли», — полагает Михеев.

Остается также достаточно острой проблема, связанная с нарушениями в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд.

По мнению экспертов, сокращение государственных расходов привело к тому, что конкурсов стало меньше, а конкуренция значительно возросла.

«Основные нарушения федерального законодательства, а именно 44-ФЗ «О контрактной системе», сводятся в основном к тому, что организаторы завышают требования к участникам торгов или предлагают критерии, которым соответствуют лишь отдельные участники рынка, таким образом на ранних этапах устраняя ненужную конкуренцию. Нарушений много, с ними активно борется ФАС, но далеко не всегда подобные злоупотребления со стороны организаторов попадают в поле зрения антимонопольщиков», — считает Михеев.

По словам Несветова, сфера госзакупок по-прежнему закрыта для малого бизнеса. «Все эти квоты, согласно которым 15–20% участников госзакупок должны составлять представители малого бизнеса, — лукавство. Их достигают дроблением аффилированных структур, которые и раньше выполняли все госзаказы», — уверен он.

Проблема же рейдерских захватов уже постепенно уходит в прошлое, считают некоторые юристы.

«Рейдерские захваты — это уже вчерашний день, корпоративное законодательство практически не оставило лазейки, вследствие чего профессия рейдера утратила свою актуальность. А то, что сейчас называют рейдерством, — это обычные споры хозяйствующих субъектов, где каждая сторона обижена и таким образом обзывается на другую сторону», — говорит партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко.

Евгений Алексеев, партнер BGP Litigation, отметил, что однозначного определения «рейдерства» в Уголовном кодексе нет. «Действия, обычно подразумеваемые под рейдерством, по своей юридической квалификации могут или быть самыми различными преступлениями, или не являться преступлениями вообще», — напомнил юрист.