Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Венесуэла хочет меньше нефти

Президент Венесуэлы Николас Мадуро просит стабилизировать цены на нефть



Постер к фильму «Нефть», 2007 год

Постер к фильму «Нефть», 2007 год

Paramount Vantage
Власти Венесуэлы предложили добывающим странам вновь обсудить цены на нефть. Ранее Каракас был одним из инициаторов идеи заморозки уровня добычи, но переговоры в итоге провалились. Эксперты говорят, что сейчас никто Венесуэлу не поддержит, так как все относительно довольны уровнем цен. Это может означать окончательный крах венесуэльской экономики.

Венесуэла намерена в очередной раз просить лидеров нефтедобычи предпринять усилия для роста цен на нефть. Как заявил венесуэльский президент Николас Мадуро в эфире государственного телевидения, предлагается провести по этому вопросу консультации как со странами — членами ОПЕК, так и с производителями, не входящими в картель. Венесуэльский министр нефтяной промышленности Эулохио дель Пино добавил, что речь в первую очередь идет о России.

«Чтобы стабилизировать цены в сторону $40 и выше — $50–60», — приводит слова Мадуро агентство Reuters.

В Минэнерго РФ «Газете.Ru» сказали, что официальных предложений об организации встречи стран — производителей нефти со стороны ОПЕК и Венесуэлы к настоящему времени не поступало.

За последние две недели нефтяные котировки последовательно снижались с уровня около $45, опускаясь ниже $42. Но уже со вторника началась постепенная коррекция вверх. В пятницу на межконтинентальной бирже ICE в Лондоне октябрьские фьючерсы на нефть марки Brent (к ее цене привязана стоимость российской Urals) торговались уже по $44 за баррель.

Для Венесуэлы вопрос нефтяных цен критичен. Экономика страны на 90% зависит от продаж нефти. Но сейчас Венесуэла вынуждена торговать сырьем даже себе в убыток. Как писал в четверг Bloomberg, она продолжает поставки в страны Центральной Америки и Карибского бассейна по льготным ценам.

Ранее Эулохио дель Пино прогнозировал, что уже зимой 2017 года цена барреля может опуститься до $20.

«Мало того, что у венесуэльской нефти сама по себе высокая себестоимость добычи, она еще и очень «тяжелая» (так называют нефть высокой вязкости) и высокосернистая, — рассказывает партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин. — Ее необходимо разбавлять более «легкой» нефтью просто для того, чтобы она потекла в танкеры».

Для этого Венесуэле приходится закупать «легкую» нефть (в том числе и у России), так как собственного сырья такого качества у нее не осталось. Это лишь снижает рентабельность венесуэльского нефтяного экспорта.

Экономический кризис в Венесуэле дошел до того, что не хватает элементарных продуктов питания и лекарств, десятки тысяч венесуэльцев совершают «продуктовые рейды» в соседнюю Колумбию. Международный валютный фонд (МВФ) прогнозирует, что по итогам 2016 года уровень инфляции в Венесуэле превысит рекордные 700%, а экономика государства рухнет на 10%. И это будут худшие результаты в мире.

Уже в следующем году, по оценкам МВФ, инфляция в Венесуэле может превысить 1600%.

Сейчас в стране идет подготовка к референдуму, в ходе которого решится, останется ли Мадуро президентом.

Учитывая зависимость страны от нефти, Венесуэла периодически выступает за согласованные действия, направленные на рост нефтяных цен. Еще в ноябре 2014 года Венесуэла пыталась наладить сотрудничество с Ираном в этом вопросе. Иранский министр нефти Биджан Намдар Зангене и глава внешнеполитического ведомства Венесуэлы Рафаэль Рамирес в ходе переговоров выработали позицию, согласно которой комфортной ценой является $100 за баррель. Стороны договорились о сотрудничестве в целях стабилизации цен на нефть и даже пытались привлечь к альянсу Россию. Но никаких конкретных действий предпринято не было, и баррель, который на тот момент стоил около $77, продолжил дешеветь.

В начале 2016 года Россия, Саудовская Аравия и Венесуэла предложили зафиксировать уровень добычи с тем, чтобы в условиях растущего спроса цены пошли вверх. Поначалу идею поддержали все страны ОПЕК и ряд стран, не входящих в организацию. Однако затем Иран, с которого только в январе были сняты западные санкции, ограничивающие экспорт (а следовательно и добычу) нефти, заявил, что заморозит производство только тогда, когда оно достигнет досанкционного уровня (4 млн баррелей в сутки, на сегодняшний день уже достигнут).

В итоге переговоры по этой теме 17 апреля в катарской Дохе провалились, причем не столько из-за позиции Ирана, сколько из-за того, что саудиты отказались фиксировать добычу, если иранцы этого не сделают.

Российская сторона неоднократно отмечала, что даже без участия Ирана заморозка производства окажет позитивное влияние на цены, так как ее поддерживают 17 крупнейших производителей, но Саудовскую Аравию такой сценарий не удовлетворил.

Крайне маловероятно, что кто-либо из ведущих игроков мирового рынка нефти прислушается к Венесуэле. Тем более что сейчас цена барреля почти на том уровне, на котором она была, когда провалились переговоры в Дохе (тогда баррель стоил $42,85).

«Все уже определились, — говорит Михаил Крутихин. — Такие страны, как Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Россия, продолжают наращивать объемы добычи. И пока цены позволяют — будут бурить и дальше».

По словам эксперта, сейчас сложно сказать, до какого уровня должны упасть нефтяные котировки, чтобы мировые лидеры снова задумались о снижении или хотя бы фиксации добычи. В России, например, средняя общая себестоимость добычи составляет около $27 на баррель (эта сумма включает в себя не только собственно операционные расходы на подъем нефти из скважины, но и административные, налоговую составляющую и т.д.).

Старший вице-президент Argus Вячеслав Мищенко говорит, что России сейчас неинтересно обсуждать фиксацию добычи. «И по объемам добычи, и по экономике экспорта РФ чувствует себя вполне комфортно, — поясняет эксперт. — Так что какие-то решения по этим вопросам могут быть продиктованы разве что политическими соображениями».

Валерий Нестеров из Sberbank CIB говорит, что котировки должны упасть по меньшей мере до $30 за баррель — и только тогда лидеры отрасли могут предпринять какие-то шаги для укрепления цен. По прогнозам Нестерова, к концу года цена барреля снизится до $35–40, среднегодовая цена будет на уровне около $43. Мищенко прогнозирует $50 на конец года и стабилизацию цен в коридоре $50–60 в следующем году.