Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Олимпийский антирекорд ВЭБа

Чистый убыток ВЭБа в 2014 году составил почти 250 млрд рублей

ВЭБ получил рекордный убыток в 250 млрд руб. по итогам 2014 года. Основными причинами убытков стали расходы на создание резервов по проектам зимней Олимпиады в Сочи и на украинские кредитные риски. В 2015 году Внешэкономбанк также получит убыток, прогнозирует руководство и аналитики. Впрочем, на суммах вознаграждения для топ-менеджеров убытки никак не отразятся.

Внешэкономбанк (ВЭБ) в 2014 году получил чистый убыток по МСФО в 249,7 млрд руб. против 8,5 млрд руб. чистой прибыли годом ранее. Несмотря на то что у ВЭБа, выполняющего роль Банка развития, «нет задачи быть прибыльным», этот убыток можно смело назвать рекордным, заявил журналистам зампред ВЭБа Сергей Лыков. Даже на фоне результатов прошлого кризиса 2008 года, тогда убыток ВЭБа составил 81,3 млрд руб.

Главный виновник убытков – гигантские расходы на создание резервов. Банк в прошлом году был вынужден сформировать 326,1 млрд руб. резервов под обесценение активов против 127,1 млрд руб. в 2013 году.

Большая часть этой суммы пришлась на украинские кредитные риски и ссуды, выданные под олимпийские проекты в Сочи. При этом какую часть расходов составили резервы под Украину и какую – под олимпийские кредиты, Лыков уточнять не стал.

Создание резервов под олимпийские кредиты было ожидаемым, так как ВЭБ по поручению правительства ввел мораторий до конца 2015 года на взыскание текущих платежей с олимпийских инвесторов. По словам первого зампреда ВЭБа Михаила Полубояринова, госкорпорация к 1 сентября этого года должна представить в правительство отчет по мониторингу денежного потока, который генерируют олимпийские проекты. После этого правительство должно решить — либо продлевать мораторий, либо применить меры господдержки.

На фоне максимального за годы существования ВЭБа убытка, в 2014 году до 2,6 трлн руб. увеличился кредитный портфель банка. По сравнению с прошлым годом рост составил около 43%.

Рост портфеля связан как с увеличением объемов кредитования, так и с валютной переоценкой, поскольку примерно половина выданных ВЭБом ссуд — валютные. При этом ВЭБ не пересматривал стоимость кредитов после повышения ключевой ставки ЦБ. «У нас было решение оставить ставки на том же уровне, который был зафиксирован в кредитных договорах», – говорит Лыков.

Доля просрочки (более 30 дней) в кредитном портфеле составила 17,2%. К проблемным кредитам ВЭБ относит просроченные свыше 30 дней кредиты и реструктурированные ссуды, указывает Полубояринов. Это более жесткий подход, чем у коммерческих банков (они признают проблемными кредиты, просроченные свыше 90 дней). Проблемные кредиты зарезервированы на 105%.

Между тем чистый процентный доход госкорпорации в прошлом году вырос на 1,3% в сравнении с показателем годом ранее и составил 100,3 млрд руб.

Менеджмент ВЭБа ожидает, что госкорпорация получит убыток и в 2015 году, но он будет ниже. Глава ВЭБа Владимир Дмитриев уже заявлял в конце марта, что убыток банка, скорее всего, будет в 2 раза меньше результата 2014 года.

«Если говорить об убытках ВЭБа, то таких убытков к концу 2015 года, конечно же, не будет. Банк постарался основную часть зарезервировать еще в прошлом году. В резервы ушло более 133 млрд. Более того, государство выделило 200 млрд руб. как раз под «олимпийский долг», — говорит Надежда Боженко, аналитик «Уралсиб-Кэпитал». Кроме того, по ее словам, никаких проблем по выполнению обязательств перед западными инвесторами не будет. Уже в этом году инвесторы могли предъявить ВЭБу 145 млрд руб. к досрочному погашению, но делать этого не стали.

Практически все риски ВЭБа возьмет на себя бюджет, полагает аналитик ИК «Финам» Антон Сороко. «У ВЭБа, который нельзя назвать банком, нет задачи получения прибыли, и, как я помню, в уставе прописан принцип безубыточности. Если все же государство не будет довольно результатами деятельности, то, скорее всего, последуют кадровые перемены. Поэтому риски дефолта по обязательствам ВЭБа практически полностью соответствуют государственным рискам», — считает Сороко.

Впрочем, по словам зампреда ВЭБа Лыкова, рекордный убыток не повлияет на систему вознаграждений топ-менеджмента ВЭБа, так как показатели KPI руководства госкорпорации не привязаны к финансовому результату.

«Даже несмотря на то, что ВЭБ не обязан отчитываться перед ЦБ, масштабы убытка впечатляют», — заметил «Газете.Ru» Станислав Волков, руководитель отдела рейтингов кредитных институтов «Эксперт-РА». По словам Волкова, самые важные показатели для западных инвесторов ВЭБа заложены в ковенанты по евробондам ВЭБа. И если банк будет выполнять эти обязательства, хотя с каждым годом это становится сложнее, то претензий к нему не будет. Вместе с тем, по мнению Волкова, именно особый статус ВЭБа предполагает его вхождение в достаточно рискованные с точки зрения прибыльности проекты. Это отражается на финансовых результатах, особенно в острую фазу кризиса.