США отыграются на партнерах

Давление США на своих партнеров в Европе и Тихоокеанском регионе усилится

Петр Орехин 30.04.2015, 17:57
Mike Segar/Reuters

Американская экономика выросла в первом квартале этого года всего на 0,2%. Почти нулевой рост, скорее всего, вынудит Федрезерв отложить повышение учетной ставки как минимум до конца текущего года. Администрация США усилит давление на своих партнеров в Европе и Тихоокеанском регионе с целью создания зон свободной торговли.

В первом квартале 2015 года ВВП США вырос лишь на 0,2% (в годовом исчислении), тогда как в четвертом квартале прошлого года рост составил 2,2%, а в третьем вообще 5%. Аналитики ожидали рост в диапазоне 1–1,3%.

Штаты оказались в ловушке группы локальных факторов, некоторые из которых стали следствием своей же политики: низких цен на нефть, сильного доллара, холодной зимы и забастовки докеров в портах западного побережья. Упавшие нефтяные котировки, как считается, в основном наносят удар по России (многие даже полагают, что падение цен – результат сговора США и Саудовской Аравии), но итоги первого квартала показывают, что и Америка страдает от низкой стоимости углеводородов.

Компании, работающие на сланцевых месторождениях, уже несколько месяцев непрерывно сокращают инвестиции в бурение новых скважин. По последним данным нефтесервисной компании Baker Hughes, за минувшую неделю число буровых упало на 31 и составило 703 единицы. Это минимальный уровень с октября 2010 года. С начала года число буровых снизилось в два с лишним раза. Кстати, сама Baker Hughes в первом квартале получила чистый убыток в $589 млн, хотя аналогичный период прошлого года принес прибыль в $328 млн. Компания также объявила о сокращении 10,5 тыс. сотрудников, закрытии убыточных проектов и других мерах по оптимизации бизнеса, которые помогут сэкономить $700 млн.

В результате в горнодобывающем секторе инвестиции в основной капитал упали на 48,7%, в энергетике – на 23,1%, в целом в американской экономике – на 3,4% (в четвертом квартале был рост на 4,7%).

Забастовка докеров проходила в феврале этого года и охватила 29 портов на западном побережье. Профсоюзы еще с прошлого года вели переговоры с работодателями об условиях нового пятилетнего коллективного соглашения и смогли окончательно урегулировать все спорные моменты только 20 февраля. Порты полностью не вставали, но грузооборот существенно замедлился.

Американский экспорт в первом квартале упал на 7,2%, импорт вырос на 1,8%. На внешнеторговые показатели существенное влияние оказал сильный доллар, который делает американские товары менее конкурентоспособными по сравнению с импортом. Крепкая американская валюта не дает также быстро расти нефтяным котировкам, поскольку торговля «черным золотом» ведется именно в долларах.

Слабым утешением может служить продолжающийся рост потребительских расходов. Они выросли на 1,9%. Однако и здесь аналитики ждали более существенного роста (консенсус-прогноз давал 4,4%). Потребительские цены выросли на минимальное значение с 2010 года – 0,9%.

Итоги первого квартала приведут к нескольким последствиям. Во-первых, Федеральная резервная система США (ФРС), скорее всего, отложит на конец текущего года (или даже на следующий год) повышение ставок. В четверг Комитет по операциям на открытом рынке ФРС (FOMC) оставил ставки на прежнем минимальном уровне в 0–0,25%.

Регулятор полагает, что основная часть факторов, вызвавших замедление экономики, носит временный характер. Но «для поддержки дальнейшего прогресса в направлении максимальной занятости и ценовой стабильности» был сохранен «ориентир в 0–0,25% для федеральной ставки». Соответственно, судьбу ставки в дальнейшем будет определять ситуация в экономике и на рынке труда.

«Комитет предполагает, что повышение ориентира... станет целесообразным, когда будет наблюдаться дальнейшее улучшение ситуации на рынке труда и когда появятся достаточно веские основания для уверенности в том, что инфляция вернется в среднесрочной перспективе к своему целевому ориентиру в 2%», — говорится в заявлении ФРС.

Рынок воспринял статистику и итоги заседания FOMC как сигнал, что ставка в ближайшее время не повысится. Доллар тут же начал терять свои позиции. К середине пятницы он подешевел до уровня $1,12 за евро. Ослабление доллара в нынешней ситуации, конечно же, на руку американской экономике.

Еще одним, более глобальным результатом плохого первого квартала, продемонстрировавшего неустойчивость роста в экономике США, станет усиление давления на внешних партнеров. В настоящее время Америка продвигает два глобальных проекта в экономической сфере – зону свободной торговли с ЕС (Transatlantic Trade and Investment Partnership, TTIP) и со странами Тихоокеанского региона (Транс-Тихоокеанское партнерство должно включить в себя как азиатские страны, так и США и Латинскую Америку).

Оба проекта пока буксуют. Европейцы понимают, что американские корпорации более сильные (в частности, у них значительно ниже издержки на труд), и боятся, что подписание соглашения приведет к массовому закрытию собственных компаний. Из других страхов – вероятность заполнения европейского рынка дешевой сельхозпродукцией из США, в том числе генно-модифицированной. Евробюрократов очень беспокоит и требование США включить в соглашение пункт о системе урегулирования споров между инвесторами и государством (ISDS), которая позволит инвесторам оспаривать решения правительств.

Переговоры по TTIP планируется завершить до конца текущего года. Очевидно, что теперь американские переговорщики будут еще более настойчивыми и требовательными.
Тихоокеанский проект находится в менее продвинутой фазе и имеет под собой не только экономические, но и геополитические мотивы – Америка крайне не хочет того, чтобы в регионе доминировал Китай. Недавно президент США Барак Обама откровенно изложил их в недавнем интервью The Wall Street Journal.

«Если мы не напишем правила, то это сделает Китай. Нас выбьют с рынка сельского хозяйства, из-за чего пострадают наши предприятия, что приведет к сокращению рабочих мест», — заявил Обама.

«Мы хотим, чтобы Китай был успешным. Мы хотим, чтобы Китай и впредь поддерживал свой подъем, — уверяет президент США. — Мы просто хотим убедиться, что существующие правила позволяют нам и всем остальным конкурировать. Мы не хотим, чтобы Китай использовал свои силы в отношении других стран региона по правилам, которые невыгодны для нас».