Комаров попался на подкупе

Крупнейший акционер Челябинского трубопрокатного завода задержан по статье «Коммерческий подкуп»

,
Андрей Комаров, крупнейший акционер Челябинского трубопрокатного завода, и его адвокат были задержаны правоохранительными органами. В их отношении возбуждено дело по статье «Коммерческий подкуп». Комарову грозит огромный штраф или даже лишение свободы.

Андрей Комаров, основной акционер ОАО «Челябинский трубопрокатный завод» (ЧТПЗ), которому принадлежит 90% компании, был задержан сотрудниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД и Службы экономической безопасности ФСБ в среду. Об этом на следующий день сообщила пресс-служба ГУЭБиПК МВД. Вместе с ним правоохранительные органы задержали и его адвоката.

«В ходе оперативно-разыскных мероприятий установлено, что в 2011 году одна из организаций холдинга ОАО «Челябинский трубопрокатный завод» необоснованно получила из бюджета более 1,8 млрд руб.»,

— говорится в сообщении МВД. Также отмечается, что злоумышленники — Комаров и его адвокат — «предложили должностному лицу, осуществляющему проверку обоснованности расходования бюджетных денежных средств, $300 тыс. за составление положительного заключения по итогам ревизии. Чиновник обратился с заявлением в правоохранительные органы». Есть в распоряжении следствия и серьезные доказательства: в результате «оперативного эксперимента» была задокументирована передача финансовых средств. В отношении подозреваемых возбуждено дело по статье «Коммерческий подкуп».

Андрей Комаров находится в правоохранительных органах для дачи разъяснений. «Данное обстоятельство не связано с регулярной деятельностью предприятия. Все производственные подразделения ЧТПЗ работают в обычном режиме. Компания выполняет и будет выполнять все взятые на нее обязательства», — прокомментировал задержание председатель совета директоров ЧТПЗ Александр Федоров.

Комаров родился в 1966 году.

После службы в рядах Советской армии работал администратором и помощником директора московского театра «Сатирикон».

Он окончил Московский институт химического машиностроения. С 1996 года Комаров становится генеральным директором ЧТПЗ. В 2005 году он был избран представителем Челябинской области в Совете Федерации, но затем, в 2011 году, вернулся к управлению ЧТПЗ. На момент задержания он входил в совет директоров ЧТПЗ, занимал пост главы совета директоров ООО «Орис», а также был сопредседателем некоммерческой организации «Фонд развития трубной промышленности.» Журнал Forbes в 2013 г.оду оценил состояние Андрея Комарова в $750 млн (138-е место в списке богатейших российских бизнесменов).

На своих постах ему удавалось удачно лоббировать деятельность ЧТПЗ. После экономического кризиса 2008–2009 годов компания оказалась на грани банкротства, набрав большое количество кредитов. В середине мая 2012 года Комаров обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой помочь решить проблемы с кредиторами. Общий долг группы составлял 86,6 млрд рублей. ЧПТЗ получил государственные гарантии в рамках реструктуризации задолженности перед российскими банками на 43,3 млрд рублей. Тогда Комаров говорил, что государственные гарантии позволят ЧТПЗ реструктурировать задолженность перед 18 отечественными банками на семь лет.

В конце этого же года Министерство финансов предоставило государственные гарантии для реструктуризации задолженности компании Челябинского трубопрокатного завода. В краткосрочной перспективе не исключено, что акции ЧТПЗ будут падать на фоне новостей о задержании основного акционера компании, как это было с котировками акций «Уралкалия», когда в Минске был задержан на тот момент генеральный директор компании Владислав Баумгертнер, полагает аналитик «Инвесткафе» Андрей Шенк. «Однако учитывая, что в данный момент Комаров не занимается управлением компании, а лишь входит в состав совета директоров, на операционную деятельность ЧТПЗ задержание Комарова в действительности не окажет существенного влияния», — отмечает эксперт.

У юристов, опрошенных «Газетой.Ru», исходя из поступившей информации, нет уверенности в абсолютной корректности и обоснованности обвинений.

«Возникает вопрос, почему уголовное дело возбужденно по статье «Коммерческий подкуп»,

когда в сообщении указано, что злоумышленники (Комаров и его адвокат) «предложили должностному лицу, осуществляющему проверку обоснованности расходования бюджетных денежных средств, $300 тыс. за составление положительного заключения по итогам ревизии. Если должностному лицу предлагаются за что-либо денежные средства, то это действие квалифицируется как дача взятки должностному лицу», — удивляется партнер адвокатского бюро «Шабарин и партнеры» Евгений Матюнин.

«Судя по тому, что возбудили дело о коммерческом подкупе, то это значит, что проверяющий — ревизор или аудитор — представлял частную компанию, которой какое-то из ведомств поручило провести проверку», — говорит председатель Коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе. «Возможно, что в случае с Комаровым, т.к. в задержании принимали участие сотрудники ГУЭП и ПК МВД и Служба экономической безопасности ФСБ РФ, осуществлять проверку законности получения 1,8 млрд из бюджета

был направлен спецпроверяющий, который, возможно, и спровоцировал подкуп для доказательства незаконного получения этих денег», — предполагает Матюнин.

«В свете последних громких скандалов и выявленных фактов провокации получения взяток и других злоупотреблений, совершенных сотрудниками ГУЭБиПК МВД РФ, заставляет с большей осторожностью относиться к оценке сведений о новых раскрытиях и задержаниях, совершенных сотрудниками этого ведомства», — считает старший партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Руслан Закалюжный.

Если все же окажется, что Комаров и его адвокат виновны, «вилка» наказания для них весьма широка.

Коммерческий подкуп — это относительно новая вещь в уголовном законодательстве. Если неправомерные действия были совершены не «по предварительному сговору или организованной группой», предусматривает штраф в размере от десятикратной до пятидесятикратной суммы подкупа с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет, или же ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Если же был еще и сговор, то возможен штраф в размере от 50- до 90-тикратной суммы коммерческого подкупа с лишением права занимать определенные должности либо лишением свободы на срок до 12 лет со штрафом в размере до 50-тикратной суммы коммерческого подкупа (ч. 4 ст. 204 УК РФ), добавляет Закалюжный.

«Практика ст. 204 УК РФ свидетельствует о тенденции правоприменителя чаще применять кратный штраф совместно с лишением права занимать определенные должности на определенный срок, чем реальное лишение свободы. — отмечает Закалюжный. — При этом отсутствие в санкции этой статьи минимального нижнего порога при определении срока лишения свободы дает возможность судам применять не столь длительные сроки наказания и ограничиваться наказанием от одного до трех лет лишения свободы, и нередко условно».

«Чаще всего судьи ограничиваются кратными штрафами, хотя есть уже и реальные сроки», — добавляет Трапаидзе.