Пенсионный советник

Тимченко сбивает цены Сечина

Геннадий Тимченко объяснил отказ от закупок сырья у «Роснефти»

Алексей Топалов 16.04.2013, 12:44
Геннадий Тимченко спорит с Игорем Сечиным о ценах на нефть Алексей Даничев/РИА «Новости»
Геннадий Тимченко спорит с Игорем Сечиным о ценах на нефть

Gunvor Геннадия Тимченко объяснила отказ от закупок сырья у «Роснефти»: госкомпания завышает цены, и трейдерские структуры вынуждены работать на грани убыточности. По данным Тимченко, трейдеры идут на уступки в расчете на участие в добывающем бизнесе «Роснефти». Сейчас основные торговые партнеры госкомпании — это группы Glencore и Vitol.

Цены, по которым «Роснефть» продает сырье трейдерам, завышены, заявил совладелец торговой группы Gunvor Геннадий Тимченко в интервью газете Neue ZurcherZeitung.
В будущем госкомпании придется снижать запросы, уточнил он, заметив, что, «безусловно, это будет зависеть от рынка».

По оценке Тимченко, работа с «Роснефтью» на текущих ценовых уровнях предполагает очень низкую маржинальность, но трейдеры ведут себя агрессивно, чтобы выиграть тендеры. «Мы делали это в течение нескольких лет», — напомнил он.

Теперь, по словам предпринимателя, компания больше не намерена закупать у «Роснефти» продукцию по ценам выше рыночных. В настоящее время Gunvor не работает эксклюзивно с Россией, а покупает нефть там, где может найти ее по наиболее привлекательным ценам.

На данный момент сырую нефть Gunvor закупает у ТНК-ВР и «Газпром нефти». С «Роснефтью» трейдер продолжает работать, но закупает уже нефтепродукты (в частности мазут).

В конце октября прошлого года Gunvor заключила с «Роснефтью» контракт на поставку 6 млн тонн нефтепродуктов. Буквально за неделю до этого Тимченко сообщил, что компания намерена отойти от долгосрочных контрактов по нефти «из-за сумасшедшего уровня цен».

Источник в отрасли утверждает, что цены поднимает не столько «Роснефть», сколько сами трейдеры. «Пытаясь получить крупные объемы, они предлагают все большие цены, и в итоге их уровень доходит до предела, после которого нефть не удастся продать так, чтобы хотя бы выйти в ноль, — поясняет источник. — В этом свете отход Gunvor от операций с сырой нефтью вполне понятен и логичен».

«Трейдерская маржа и так весьма низка — около 3%, — отмечает аналитик RMG Securities Михаил Лощинин. — И трейдерам приходится за нее бороться, что и приводит к росту цен».

Снижения цен «Роснефтью» эксперт не ждет.

В конце прошлого года «Роснефть» заключила контракт на поставку 67 млн тонн нефти в течение 5 лет с трейдерами Vitol и Glencore (по неофициальным данным, 70% от этих объемов пришлось на Vitol). Общая сумма соглашения не разглашалась, но, по оценкам рынка, она может достичь $50 млрд. При этом договор предусматривал предоплату, которая составит не менее $10 млрд (это сумма кредита, который совместно привлекли Vitol и Glencore для финансирования сделки).

«Трейдеры кредитовали «Роснефть» — очевидно, условия их устроили, — указывает Лощинин. — А тот факт, что соглашение заключено на пять лет, говорит о том, что как минимум в течение этого срока «Роснефти» снижать цены будет незачем».

Тимченко в своем интервью Neue ZurcherZeitung выдвигает другую причину того, что трейдеры согласны покупать сырье по завышенным ценам. «Вероятно, они делают это в надежде получить другой бизнес с «Роснефтью», например, чтобы развивать общие проекты в области добычи», — говорит бизнесмен.

Gunvor неоднократно заявляла о намерении сформировать вертикально интегрированную структуру, но группе Тимченко не хватает добывающих активов. Нефтеперерабатывающие предприятия у Gunvor уже есть: в 2012 году компания приобрела два НПЗ (в Антверпене и Ингольштадте) у обанкротившейся Petroplus. Совокупная мощность заводов составляет 10 млн тонн в год. В октябре прошлого года глава «Роснефти» Игорь Сечин встретился с Тимченко и вторым основным акционером Gunvor Торбьерном Торквистом. В ходе встречи обсуждалась перспектива сотрудничества в проектах по геологоразведке и добыче, но подробности не раскрывались.

Партнер Greenwich Capital Лев Сныков считает, что речь может идти не столько об участии трейдеров в проектах «Роснефти» в роли акционеров, сколько о софинансировании. «Вхождение в капитал добывающих проектов крупным трейдерам не интересно — это другой бизнес, другие риски, другой период окупаемости, — поясняет эксперт. — А предоставить финансирование под гарантии будущих поставок трейдеры вполне могут». В связи с этим вполне возможно, что Vitol и Glencore могут принять участие в финансировании проектов «Роснефти» по добыче (например, на арктическом шельфе). «Роснефть» на сегодняшний день крупнейший заемщик», — напоминает Сныков. — Средства понадобятся, и трейдеры могут этим заинтересоваться».