Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Это своего рода новая социальная революция»

Сопредседатель правления SAP Билл Макдермотт рассказал «Газете.Ru» о перспективах равзития IT-индустрии

Анастасия Матвеева 20.11.2012, 10:30
Сопредседатель правления SAP Билл МакДермотт AFP
Сопредседатель правления SAP Билл МакДермотт

В интервью «Газете.Ru» сопредседатель правления SAP Билл Макдермотт рассказал о контрактах с Минобороны, «тонких вопросах» регулирования интернета, последствиях вмешательства технологий в частную жизнь людей и позитивном взгляде на социальные протесты.

— Как бы вы оценили позицию России на глобальном рынке IT? Что препятствует большему проникновению и, главное, самостоятельному развитию инноваций?

— С точки зрения рынка у России огромные возможности. И это одна из причин, почему мы инвестировали в открытие здесь SAP Labs — национальной научно-исследовательской лаборатории в области быстродействующих вычислений, бизнес-аналитики и мобильных решений.

Если посмотреть на такие отрасли, как нефтегазодобыча, коммунальное хозяйство, то мы увидим, что к этим секторам у государства сильный интерес с точки зрения обновления инфраструктуры.

В свою очередь, на быстроразвивающихся рынках — розничная торговля, финансовые услуги, горнодобывающий сектор и индустрия строительных материалов — отмечается постоянная адаптация к новым условиям и тенденция по переходу к использованию последних технологий, чтобы достичь поставленных бизнес-целей. С этой точки зрения Россия и инновации стали для нас единым целым.

— Насколько различается уровень российских и зарубежных IT-продуктов, интернет-проектов, стартапов?

— Многое, что может произойти с точки зрения модернизации и инноваций, находится на повестке дня у государства. Это подтверждается как на примере отдельных секторов индустрии, так и на уровне правительства.

Например, Министерство обороны сделало огромный шаг, создав единый расчетный центр и стандартизовав процесс кадрового делопроизводства и расчета заработной платы. Для такого масштаба задач может быть использовано только промышленное ПО.

Это один из многочисленных примеров того, что чиновники должны использовать проверенное промышленное программное обеспечение, как это уже произошло на уровне многих государств мира.

— Кризис чувствуете?

— Мы все зависим от состояния мировой экономики. Этот вопрос касается и политических, и экономических интересов. Его задают, где бы вы ни были: в Бразилии, США, Китае, Латинской Америке. Все стремятся к инновациям, с помощью которых можно трансформировать управление бизнесом. Технологии будут определяющим фактором успеха бизнеса в XXI веке. Если вы не будете внедрять новые технологии, вы проиграете. Если вы идете в ногу с новыми технологиями, вы победите.

— Верите ли вы в возможность модернизационных изменений в экономике и политической системе России? Что вы можете сказать о проекте «Сколково» — это только политическая декларация или он реально может способствовать развитию экономики России?

— Он абсолютно точно может улучшить экономическое состояние России. SAP — один из примеров. Эта инициатива позволила нам развивать в России научные исследования и инновации в области высоких технологий.

В мой последний визит в страну полтора года назад, когда мы приняли решение удвоить наши инвестиции, было принято решение подписать соглашение о том, чтобы открыть SAP Labs. Я уверен, что Россия — страна, где приветствуется предпринимательский дух, очень инновационная, очень молодая и находится в глобальном тренде.

Сейчас мы пытаемся понять не только то, что мы можем сделать в России, но как наши идеи, созданные в России, распространить в другие части мира. Я считаю, что Россия может стать ведущим инновационным центром в мире.

— Новые российские законы, в частности о «черных списках» в интернете, не заставляют вас изменить точку зрения?

— Не думаю, что это помешает инновационному процессу и развитию бизнеса в России.

Я уверен, что государство, желая ограничить пользователей, не намерено блокировать проникновение инноваций в Россию. Оно заинтересовано в том, чтобы обезопасить от вредного контента в интернете.

Это тонкий вопрос, потому что одному человеку сложно определить, что может или не может быть показано остальным. С другой стороны, данное ограничение не остановит внедрение новых технологий и инновационное развитие бизнеса, а также способность компаний работать лучше и конкурировать на глобальном уровне.

— Политическая нестабильность и социальные протесты в России становятся фактором риска?

— В России, как и в любой другой стране, существует напряженность в отношениях между государством и гражданами.

Люди, бизнес, правительства разных стран переживают очень динамичный момент, когда многие вопросы становятся объектом для публичного обсуждения: выборы и другие события имеют для людей большое значение.

Это своего рода новая социальная революция, при которой разные части мира начинают активнее взаимодействовать друг с другом, а обмен информацией становится свободным, как никогда раньше. И я не думаю, что мы должны смотреть на эти события с негативной точки зрения. Я считаю, что на эти вещи нужно смотреть в некотором роде как на нечто захватывающее. Мир переживает переломный момент, когда вокруг большое количество информации, взаимодействие происходит путем мобильного общения. Такого никогда раньше не было.

— Ощущается ли коррупционное давление в России? Предлагали ли вам дать взятки за развитие на местном рынке, защиту от конкурентов?

— В этом плане мы в SAP счастливчики, так как не видели этому подтверждения. Возможно, это связано с направлением бизнеса, в котором мы работаем, — в сфере предоставления услуг для бизнеса. Компании, использующие решения SAP, генерируют 65—70% ВВП России. Поэтому я склонен полагать, что нас воспринимают как глобальный бренд, заслуживающий уважения. Мы на протяжении 20 лет работаем в России. За это время мы заработали определенную репутацию и никогда не были вовлечены в такого рода переговоры. Я никогда не участвовал в них и никогда не буду.

— Как вы оцениваете перспективы IT-отрасли в контексте экономического кризиса в Европе? В чем он проявляется?

— Если посмотреть на Испанию, Португалию, Италию, Грецию, технологии играют критическую роль в восстановлении стран после кризиса. С одной стороны, необходимо работать эффективнее, оптимизировать цепочку поставок и объем — это повысит производительность активов и снизит издержки. С другой стороны, необходим рост. Если вы настроены на рост и увеличение доходов, что также является критическим фактором выхода из кризиса, у вас не получится этого без инноваций. Необходимо сделать своих сотрудников мобильнее, объединить людей для совместной работы не только в одной стране, но и из разных стран. Должна быть реализована своего рода идея рабочей социальной сети.

Я также верю, что во многих этих странах положительный эффект окажет переход к облачным технологиям, так как это сэкономит средства, которые могли быть направлены на дорогостоящее компьютерное оборудование, и будет способствовать оптимизации процесса. ERP-системы, как показывает практика, положительно отражаются на эффективности бизнеса, и позволяют отслеживать его динамику в реальном времени. Это критически важно для роста.

— Для того чтобы обезопасить себя от негативных последствий кризиса, у SAP есть антикризисная стратегия?

— У нас глобальный портфель продаж. И мы стойкие. Приходится делать все возможное, чтобы устоять перед трудностями. Иногда нам необходимо оптимизировать процессы, чтобы противостоять стремительному росту издержек. Но, когда мы говорим о Бразилии, России, Китае, Ближнем Востоке, Мексике и даже о крупных рынках, таких как США и Северная Европа, в каждом регионе наблюдается довольно стабильный рост. Появляются признаки замедления в Южной Европе — это очевидно. И мы оптимизируем ресурсы. Я также хочу отметить, что мы стремимся присутствовать в различных секторах индустрии. Если посмотреть на экономическое состояние, например, сектора финансовых услуг и ритейла, то они показывают стремительный рост. Другие секторы развиваются не так быстро. Мы стараемся расширяться с точки зрения географии и отраслей.

— Каких показателей вы ожидаете по итогам 2012 года? Каковы темпы роста SAP в России?

— В начале года мы говорили, что ожидаем по итогам года существенного роста, не в последнюю очередь благодаря инвестициям, направленным в течение года в развитие ключевых направлений. На протяжении 10 лет подряд рост показателей оставался двухзначным. Что касается России, этот рынок должен вырасти в три-четыре раза по сравнению с текущими показателями. Это очень быстроразвивающийся рынок с очень динамичными предпринимателями и огромными рыночными возможностями. Особо хотелось бы выделить малый бизнес.

— На фоне кризиса спрос со стороны малого бизнес замедляется?

— Да, и это происходит везде. На Всемирном экономическом форуме у меня была возможность выступить с презентацией, которая называется «The power of small», посвященную силе малого бизнеса. В мире доля малого бизнеса составляет 90%. Малый бизнес генерирует больше всего рабочих мест, создает больше всего продуктов интеллектуальной собственности и объектов, защищенных авторским правом, которые стимулируют мир к интеллектуальному развитию.

В то же время более 80% малого бизнеса не являются успешными, потому что работа на малых предприятиях не систематизирована.

Таким образом, они достигают пиковой точки развития и не могут укрупняться, так как они сфокусированы на составлении отчетности, а не на оптимизации бизнес-процессов, заботе о клиентах, росте и доходности. Систематизация процессов крайне важна.

— Наблюдаете ли вы признаки замедления российской экономики по количеству заказов со стороны российских компаний?

— Здесь мы не видим замедления спроса. То, что мы наблюдаем, — это увеличение рыночной доли.

— Каким вы видите будущее IT-сектора в мире? Способен ли он перевернуть мир или продукция технологических компаний останется на уровне вспомогательных средств, которые могут облегчить жизнь потребителей и компаний?

— Информационные технологии станут крупнейшим генератором рабочих мест в мире. Любая отрасль вне зависимости от того, связана она с IT или нет, должна заново открывать себя с точки зрения стратегии и внедрения новых технологий. Так, необходимо обеспечивать проникновение цифровых технологий в сектор здравоохранения для проведения клинических испытаний или изучения генетики клеток. Причем делать это по доступной цене. Компаниям в секторе финансовых услуг необходимо от функций банка перейти к поставке полного спектра услуг, предоставляя не только кредиты на дом, но услуги по страхованию жилья, транспортных средств и здоровья и даже услуги по обслуживанию кредитных карт. Единственная возможность осуществить это — внедрение информационных технологий. Это также относится к сектору логистики, ритейла, телекоммуникаций. Существующие технологии должны применяться для инновационного развития компаний во всех отраслях. Таким образом, IT станет крупнейшим агрегатором рабочих мест в течение следующих 25 лет.

— С какими препятствиями в области проникновения информационных технологий вы встречались?

— В первую очередь закрытость людей, которая не дает проникать технологиям в их жизни. Я понимаю, почему это происходит. У людей должен быть выбор.

Например, существующие на сегодняшний день различные технологии могут фиксировать каждый твой шаг. Если человек идет на какое-то мероприятие, то компании могут собирать информацию о его предпочтениях, а потом рассылать соответствующие предложения в реальном времени через мобильный телефон. Человеку это может не понравиться, и он остановит выбор на защите частной жизни.

Существует тонкая грань между инновациями и новыми предложениями своим клиентам, но это не отменяет уважение права на частную жизнь.

— Ожидается ли запуск в России новых продуктов SAP в этом году и каких? Возможен ли выход на новую целевую аудиторию, например, сразу на конечных пользователей?

— Все больше приходится думать о модели взаимодействия между самими потребителями, а не по линии от бизнеса к потребителю. С этой точки зрения наибольшее количество инноваций произошло в мобильном секторе. Я бы также хотел подчеркнуть необходимость работы с государством. Все технологии, о которых я ранее упоминал, полностью применимы к оптимизации работы внутри государственной структуры. Я бы с удовольствием предложил российскому правительству свою помощь. В следующий раз, когда я приеду в Москву, и кто-то из чиновников захочет встретиться, они могут просто позвонить мне, и я с радостью встречусь с ними.

— Для чего нужны социальные сети? Может ли их использовать бизнес? Или они созданы только для общения? IPO социальной сети Facebook показало, что они не приносят высокий доход. И вместе с тем пользователи заботятся о защите собственных персональных данных.

— Facebook — достаточно интересная вещь с точки зрения того, что ты всегда осведомлен, когда у кого-то день рождения или что он ел на обед. Также это огромное сообщество, где около 35% информации — перепосты друзей и, как правило, они относятся к конкретному бренду. Без сомнений, корпоративные бренды «крутятся» в социальных сетях, и компании должны обращать внимание на это.
Нам нравится идея бизнес-социальной сети. Поэтому мы недавно завершили сделку по покупке Ariba. Проект рассчитан на предпринимателей, которые готовы обмениваться идеями для бизнеса через облачные сервисы. Сейчас в этой социальной сети присутствует 743 тысячи компаний.
Мы считаем, что идея сотрудничества через бизнес-сети облегчит общение между компаниями и подтолкнет их к развитию собственной экосистемы.

— Крупнейшие технологические компании годами ведут судебные разбирательства по нарушению патентных и авторских прав. На ваш взгляд, как это можно прекратить? Для этого требуется изменение законодательства в сфере авторского права или есть пути для решения подобных проблем за дверями суда?

— Мы больше заинтересованы в развитии инноваций. Но сейчас весь мир крутится вокруг защиты интеллектуальной собственности. Очевидно, что их нужно защищать. Но, к сожалению, процесс может зайти слишком далеко. Защитный механизм начинает препятствовать инновациям. А мне бы хотелось, чтобы люди тратили около 99% своего времени на инновации.